ВИЧ, насилие и война

ВИЧ, насилие и война

Андрій Манчук
ВИЧ, насилие и война
Управление Верховного комиссара по правам человека сообщает о случаях сексуального насилия в отношении лиц, которые подозреваются в сепаратизме, с целью их наказания, унижения или признания вины

Тегі матеріалу: україна, війна, срср-ex, змі, медицина, гетто, криза, фемінізм
27 февраля 2017

Тема распространения ВИЧ, которое активно стимулируют затяжная война и кризис, до сих пор остается одной из самых табуизированных тем в украинских медиа – наряду с проблемой сексуального насилия в зоне АТО, которая является одним из сопутствующих факторов развития ВИЧ-эпидемии. Между тем, Украина, наряду с Россией, уверенно лидирует по показателям распространения ВИЧ среди европейских стран. Только согласно официальным данным, на каждые 100 тысяч жителей Украины приходится примерно 312 человек, инфицированных вирусом иммунодефицита человека. В целом количество зарегистрированных больных по стране составляет около 300 тысяч человек, Согласно статистике Минздрава, наибольшее количество инфицированных ВИЧ в пересчете на душу населения проживает в Одесской области, где на 100 тыс. человек приходится 865,8 инфицированных. В Днепропетровской области этот показатель составляет 797,5 больных на 100 тыс., а на сто тысяч киевлян в среднем приходится 432,6 инфицированных.

Однако, специалисты в один голос заявляют, что реальное количество ВИЧ-инфицированных может быть в несколько раз выше. Так, согласно оценкам экспертов UNAIDS, в Украине только каждый второй ВИЧ-инфицированный украинец знает сегодня о своем диагнозе, что в итоге постоянно приводит к новым заражениям. «Украина является лидером по темпам распространения эпидемии: каждый 200-й украинец живет с вирусом иммунодефицита человека. По оценочным данным, в нашем государстве около 220 тысяч украинцев имеют ВИЧ-позитивный статус. По статистике в одном из двух вагонов метро будет точно ехать человек с вирусом иммунодефицита. ВИЧ-инфицированным может быть наш сосед, коллега по работе или одноклассник ребенка», – рассказывает об этом Дмитрий Шерембей, глава «Всеукраинской сети людей, живущих с ВИЧ/СПИД».

Вирус иммунодефицита человека можно назвать одним из классических социальных заболеваний нашего времени, поскольку темпы его распространения выраженно коррелируются с изменениями социально-экономической ситуации в стране. В кризисные девяностые годы количество ВИЧ-позитивных людей в Украине стабильно росло, но начиная с 2005 года распространение эпидемии несколько замедлилось. А в 2012 году впервые в истории Украины темпы распространения ВИЧ-инфекции  оказались ниже, чем в предыдущем 2011 году, что впервые дало специалистам повод для осторожного оптимизма.

Но все изменила война. В 2014 году количество новых случаев ВИЧ-инфекции возросло по сравнению с первым кварталом 2013 года сразу на 6%, а к началу 2015 года эпидемиологическая ситуация стала еще более критичной. Главной причиной этого стали социально-экономические последствия войны и экономического кризиса. В частности, по данным фонда «АНТИСПИД», в связи с ухудшением экономической ситуации украинцы стали чаще отказываться от приобретения презервативов – по данным крупнейших поставщиков презервативов в 2014 году украинцы в среднем купили на 10% меньше средств защиты от инфекций, передающихся половым путем, чем в 2013 году. В последнем квартале 2014 года ежемесячное потребление презервативов снизилось почти на 25% по отношению аналогичному периоду 2013 года, а в 2015 году оно продолжило сокращаться.

Все это происходило на фоне обнищания населения и создания «серой» прифронтовой зоны, где резко упала цена человеческой жизни, а пьянство, наркомания, проституция и сексуальное насилие стало нормой для множества военнослужащих и гражданских лиц по обе стороны линии фронта.  Одновременно с этим начало сокращаться финансирование программ, направленных на борьбу с ВИЧ-инфекцией – в рамках «политики экономии» нового руководства Минздрава. В сумме все это способствует быстрому распространению вируса иммунодефицита человека. И можно не сомневаться, что уже в краткосрочной перспективе это будет иметь чрезвычайно серьезные последствия для Украины.

Между тем, на сегодня украинское руководство не предпринимает серьезных и действенных мер для предотвращения развития эпидемии. Распространение ВИЧ в зоне конфликта обычно замалчивают, используя для этого механизмы военной цензуры, или пытаются переложить ответственность за проблему на проживающих в зоне АТО женщин, которые, фактически, приравниваются украинским командованием к «биологическому оружию» врага. В то время как солдаты представляются невинными жертвами этих «вич-террористок».

«В некоторых районах линии разграничения конкретные такие лица из проституток, я знаю их имена и фамилии, это фактически ВИЧ-терроризм и СПИД-терроризм… Это беда, потому что ясно, у кого-то из воинов «крышу срывает» – где алкоголь, там и секс незащищенный, – а секс-индустрия в этой зоне процветает. Там проститутки из местного населения, там фактически как биологическая война, потому что они ВИЧ-инфицированы, с гепатитами, – и ребята имеют с ними незащищенный секс, а если и защищенный, то где-то эти презервативы рвутся, а где-то оральный секс незащищенный, потому что парень решил, что так не заразится, – но по-всякому можно заразиться», – рассказал в интервью изданию «Главред» заместитель начальника Военно-медицинской академии по клинической работе, полковник медицинской службы Владимир Стеблюк.

Впрочем, он признает, что в зоне АТО оказывают секс-услуги жительницы разных регионов страны. «К сожалению, такое явление тоже есть – секс-туризм. В зону АТО у нас едут девушки «оказать патриотическую помощь», скажем так», – сообщил «Главреду» Стеблюк, по словам которого число ВИЧ-инфицированных среди военнослужащих постоянно растет. «Мы провели исследования совместно с «Альянсом людей, живущих с ВИЧ/СПИД», специалисты которого помогли нам всеми тестами, – и оказалось, что в зону АТО входит 4% ВИЧ-инфицированных воинов, которые не знают об этом. После мобилизации мы провели исследования, – а на выходе где 8-8,5%. Их количество возрастает практически в два раза. Они выходят с диагнозом, что заболевание получено при исполнении служебных обязанностей военной службы, или при защите Отечества».

Однако, важно отметить, что пресловутая «добровольность» сексуальных услуг в зоне АТО обычно маскирует системную практику сексуального насилия по отношению к местным жителям. Обнародованный на днях доклад Управления Верховного комиссара по правам человека задокументировал свыше 30 таких эпизодов, отмеченных в период с марта 2014 года по январь 2017 года с обеих сторон линии разграничения. Хотя все понимают, что это лишь небольшая часть изнасилований, которые были зафиксированы в докладах правозащитных организаций. «Количество случаев, которые упоминаются в настоящем докладе, не отражает реальных масштабов нарушений. Сейчас довольно трудно оценить, большинство таких случаев становятся известными спустя годы после завершения конфликта», – рассказала «Немецкой волне» сотрудница мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине Наталья Пылыпив.

Правозащитники признают, что украинские власти используют изнасилование для пыток против политических заключенных – как это ярко продемонстрировал пример подразделения МВД Украины «Торнадо», где к задержанным регулярно применяли сексуальное насилие, записывая это на видео. «На территории, которая находится под контролем правительства Украины, Управление Верховного комиссара по правам человека сообщает о случаях сексуального насилия и угроз в местах содержания под стражей в отношении лиц, которые подозреваются в сепаратизме, с целью их наказания, унижения или признания вины. И хотя жертвами таких действий становились преимущественно молодые мужчины, угрозы также применялись к женщинам-членам их семей. Подобные случаи были распространены в 2014-2015 годах, однако УВКПЧ имеет свидетельства, что эта практика случается до сих пор», – пишет об этом «Немецкая волна».

Украинский журналист Артем Чапай приводит свидетельства члена батальона «Айдар», который наблюдал одно из изнасилований прямо в расположении батальона на территории Луганской области:

«На первом этаже было зарешеченное и заклеенное фольгой окно. Там сидели пленные женщины. Туда зашел один из «афганцев». Я слышал, как она говорила: «Не надо, нельзя!». А потом приглушенные, сдавленные стоны.  Наверно, это происходило как-то жестко – потому что, когда ее в следующие дни выводили в уборную, она прихрамывала. Ей было тяжело идти. Потом я заинтересовался, что это за женщина. «А, это сепаратистская снайперша». – «А по чем известно? Ее взяли с оружием?» – «Нет, у нее нашли балаклаву». Какая-то тетка на основании того, что у нее была балаклава, попала в плен, где ее насилуют», – описывает эту ситуацию «айдаровец», отмечая: «я слышал и о других случаях изнасилований, ближе к фронту, которые преподносили, как геройство и забавное приключение».

По данным международных правозащитных организаций, сексуальное насилие активно практикуется на блокпостах Вооруженных сил Украины, которые вынужденно пересекают тысячи женщин. «Еще в июне 2015 года УВКПЧ получило несколько сообщений о сексуальном насилии и домогательстве к женщинам (гражданским лицам и гуманитарным работникам) на блокпостах. Поскольку большинству жертв приходится регулярно пересекать линию столкновения, они опасаются рассказывать о таких случаях. В отчете приводится относительно свежий случай, произошедший в середине сентября 2016 года на одном из подконтрольных правительству блокпостов в Донецкой области. Чиновник, дежуривший на блокпосту, сказал путнице, что с ее пропуском возникла проблема, и направил ее в координационный центр. Забрав паспорт, он заперся с женщиной в помещении. Через полтора часа служащий согласился отпустить жертву. Позже женщина обратилась в полицию, но по состоянию на 15 января 2017 года любой прогресс в расследовании отсутствует», – рассказывает «Немецкая волна».

Правозащитники отмечают, что большинство подобных преступлений остаются без расследования. Военная прокуратура получила за минувшие три года всего лишь три уголовных производства, которые касаются обвинений в сексуальном насилии. Еще два случая расследовались управлением Национальной полиции в Донецкой области, однако они были закрыты в конце 2016 года – «из-за отсутствия состава преступления». В УВКПЧ констатируют, что правоохранительные структуры покрывают подозреваемых из армии и МВД, а их жертвы боятся свидетельствовать против насильников. И эта демонстративная безнаказанность провоцирует новые преступления. 

Таким образом, зона военного конфликта на Донбассе постепенно превращается в потенциальный очаг эпидемии вируса иммунодефицита человека. Ситуацию усугубляет то, что украинское государство серьезно ограничило помощь живущим с ВИЧ/СПИД людям, которые находятся за линией разграничения и в зоне боевых действий. Согласно данным ООН, 8 тысяч ВИЧ-инфицированных и больных СПИД, проживающих сейчас на Донбассе, не могут получить жизненно необходимые лекарства в результате блокады региона, которая предусматривает ограничение на ввоз медицинских препаратов. Хотя локальное распространение ВИЧ очень быстро скажется на эпидемиологической ситуации в других регионах – ведь вирус не боится патриотической блокады и не признает блокпостов.

Впрочем, проблема недофинансирования лечения и профилактики ВИЧ/СПИД касается не только зоны АТО. Финансирование терапии для ВИЧ-инфицированных сокращается в масштабах всей Украины. «Как можно назвать страну, которая обрекает на смерть 3 из 4 ВИЧ-инфицированных? Как в Украине, так и во всем мире эту специальную  терапию можно получить исключительно от государства. Однако, критически недофинансируя лечение ВИЧ-инфицированных, Украина выносит им смертный приговор. Больной человек не может пойти и купить эти лекарства, поскольку они не продаются в свободном доступе. В государственном бюджете заложено только 30% от необходимой суммы для лечения людей, которые живут с ВИЧ. Сейчас антиретровирусной терапией обеспечено около 64 тысяч пациентов. Остальных – 155 тысяч ВИЧ-позитивных – Кабмин просто «списал» умирать. Однако, под угрозой не только больные украинцы. Исследования показали, что в течение года ВИЧ-позитивный человек, который не получает необходимые лекарства, инфицирует в среднем еще двух человек. Если ВИЧ-позитивные пациенты не получат необходимые лекарства, под угрозой ВИЧ-инфицирования может оказаться почти полмиллиона здоровых украинцев. Это означает, что страна в самом сердце Европы сознательно придает бурное развитие эпидемии ВИЧ, ставя под угрозу тысячи своих граждан», – предупреждает Дмитрий Шерембей.

К сожалению, эти предостережения игнорируются. Оставшись без лекарств, люди обращаются за помощью к шарлатанам – как сообщает газета «Вести», в актовом зале Министерства юстиции на улице Сечевых стрельцов проходят платные моления одной из христианских церквей, где обещают вылечить СПИД за взнос на сумму 600 гривен. И это только подчеркивает трагизм ситуации, которая является одним из последствий бесконечной войны, и самым тяжелым образом скажется на будущем Украины.

Андрей Манчук

Читайте по теме:

Андрей МанчукМедицинская реформа: плати или сдохни

Виталина БуткалюкСтрана массовой бедности

Роман Губриенко. Социальная политика Украины мертва

Андрей МанчукСтрана «Ломбардия»

Ярослав Жилкин«Всех уже не найти»

Анна БреховаМои двенадцать секунд



ВИЧ, насилие и война



ВИЧ, насилие и война
RSSРедакціяПідтримка

2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал