ZAZ: «Я хочу слышать голос обездоленных»ZAZ: «Я хочу слышать голос обездоленных»ZAZ: «Я хочу слышать голос обездоленных»
Культура

ZAZ: «Я хочу слышать голос обездоленных»

Изабель Жеффруа
ZAZ: «Я хочу слышать голос обездоленных»
«Политики поддерживают эту безжалостную систему, бездумно ломая всех ради достижения своих целей»

28.11.2018

Все пятнадцать песен нового альбома певицы  Изабель Жеффруа  пронизаны ощущением беспокойства и необходимости действовать – но, в то же время, перед слушателями возникает образ новой, умиротворенной ZAZ. Похоже, певицу больше не терзают воспоминания о детстве, полном одиночества и безнадёжности из-за черствости взрослых. Композиции альбома «Effet miroir» рассказывают о жизненных взлетах и падениях. Порой мелодию разрывают аккорды бас-гитар, а иногда – например, в авторской песне «Ma valse» – исполнительница будто развеивает по ветру «аромат пепла», пытаясь удержать в душе любовь к жизни.

– Почему вы решили начать альбом с баллады, обращающейся к ребенку?

– Дело в том, что меня очень тревожит судьба детей в нашем жестоком мире. Кроме того, меня глубоко возмущает нетерпимость по отношению к тем мальчишкам и девчонкам, которые не вписываются в общепринятые общественные стандарты. Такая позиция порождает злость в душах молодых людей. А политики, которые поддерживают эту безжалостную систему, бездумно ломая всех ради достижения своих целей, ничуть не обеспокоены тем, что они, по сути, совершают преступление против совести.

В композиции «Eh connard» ее автор, певица Кени Аркана (ранцузская рэп-исполнительница аргентинского происхождения, лидер социального музыкального проекта La Rage du peuple – «Движение народного гнева» – прим.ред.) осуждает те приёмы, которые до сих пор активно используются во многих детских центрах. Слушая ее, я не могла удержаться от слез. Так называемые «трудные дети» содержатся взаперти в ужасных условиях. И если рядом с ними нет близкого человека, если им просто не хватает жизненных сил для того, чтобы бороться, они погибают.

Я шокирована тем, сколько молодых людей находятся сейчас в психиатрических больницах. Мы должны как можно скорее задуматься о причинах этого бедствия. А вместо этого мы видим все новые и новые наказания для подростков. Одним – огромные дозы транквилизаторов, другим – тюремное заключение. Я считаю, что это крайне тревожная ситуация.

– Случалась ли в вашей жизни встреча, которая произвела на вас особое впечатление?

– В Аргентине я принимала участие в акции местных медиков, посещая кварталы бедняков – трущобы, напоминающие бразильские фавелы. Я видела там обездоленных детей, полностью предоставленных самим себе. Один из них сказал мне: «Не знаю, убьют меня сегодня, или мне самому придётся кого-нибудь убить». Я расплакалась от волнения и от острого чувства собственного бессилия.

– Как проходила запись альбома «Effet miroir»?

– Никогда раньше я не вкладывала столько душевных сил в создание своих альбомов. Мы воспользовались новыми техническими средствами, чтобы усовершенствовать звук, отшлифовать его текстуру. Мне посчастливилось работать с Патриком Ватсоном. Этот канадский музыкант и режиссер постоянно пробует что-то новое, экспериментирует. Рядом с ним музыкальное творчество превращается в настоящий труд. И это очень увлекательно.

– В последние годы вы нечасто появлялись перед зрителями. Чем вы занимались всё это время?

– Целых семь лет я ездила по миру, побывала в странах Европы, в Японии, в Латинской Америке. И везде мы выступали. Кроме того, я продюсировала диск нашего гитариста Гийома Жюэля. Ещё я увлеклась живописью и написала около сорока картин.

– Вы сотрудничаете со многими общественными организациями. Как это происходит?

– Я взаимодействую с местными социальными движениями, которые действуют в странах, где я выступаю. Первой из них была французская общественная организация «Colibris» во главе с Пьером Раби. Я работала с ними во время совместных концертов с певцом Гаэлем Фором и группой «Трио».

Благодаря проекту «Zazimut» мы установили контакты почти с сотней организаций по всему миру. Они работают в сфере образования, сельского хозяйства и так далее. На моих концертах активисты из этих организаций рассказывают зрителям о своей деятельности. Мы передаем в их распоряжение все средства, которые заработаны при помощи мерчендайзинга, направленного на распространение экологичных товаров и продукции, не противоречащей этическим нормам. Я абсолютно убеждена в том, что надо поддерживать товаропроизводителей, которые находится в непосредственной близости от потребителя – для того, чтобы противостоять крупным компаниям, чьей единственной заботой является извлечение максимальной прибыли.

– Как вы реагируете на критику, которая звучит порой в ваш адрес?

– Пусть говорят что угодно – я продолжаю идти своим путём. А слышит ли кто-нибудь голос самых слабых, самых обездоленных? Их голос я как раз хочу слышать – чтобы не забывать об этих людях, продолжая свою работу.

Беседовала Фара К.

L'Humanité 

Читать по теме:

Андрей МанчукCome as you are

Билли БрэггПочему музыка вновь должна политизироваться

Моника МаркПрофсоюз рэперов

Андрей Манчук, Дмитрий КолесникИнтервью с группой «Bandista»

Дориан ЛинскиТот, кто политизировал музыку

Андрей МанчукЛеонард Коэн: будущее наступило

Кейт КампайнаИнтервью с Томом Морелло

Илья ВласюкИнтервью с Псоем Короленко

Мими СотисикИнтервью с The Last Inernationale

Андрей МанчукИнтервью с Кириллом Медведевым


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал