Цензура порнографииЦензура порнографииЦензура порнографии
Життя

Цензура порнографии

Славой Жижек
Цензура порнографии
Желаете заняться любовью? Присядьте вместе со своим партнером и составьте сталинистcкий план

17.07.2013

Мы живем в очень странные времена – в этом, собственно, и заключается моя основная идея. Ведь, с одной стороны, на поверхностном уровне, нам можно всё. Вы можете смотреть в сети жесткое порно, можете поучаствовать в сексуальных оргиях, бла-бла-бла-бла. И, все же, это даже нельзя назвать настоящим потребительством. Ведь вы буквально одержимы мыслью о безопасном сексе и так далее.

Если вы спросите меня, кто же тогда настоящие потребители, то, думаю, что это наркоманы – те, кто может сказать: «На х… всё, я хочу дойти до конца и мне всё пофиг». Нет, конечно, наше потребительство еще не умерло, но только это какое-то стратегическое, расчетливое потребительство.

Кажется это какой-то парень из Индии [Пранав Мистри] разработал «Шестое чувство»? Весьма простой механизм: у вас есть камера – маленькая такая цифровая видеокамера на голове. Где-то на груди у вас закреплен проектор, и вы подключены к Интернету через мобильный телефон в кармане. Так это работает. Камера идентифицирует объект, находящийся перед вами. И затем сразу же через Интернет получает все имеющиеся данные об этом объекте, а при помощи проектора данные проецируются на любую плоскую поверхность.

Вы взаимодействуете с реальным объектом, но в то же время вы можете проецировать на него полученные в Интернете данные. Думаю, что это весьма забавная штука, поскольку производит в какой-то степени магический эффект. Объекты вам отвечают – они рассказывают вам о себе.

Можете себе представить мою первую реакцию? Замечательная вещь для соблазнения. Окей, для женщин она, конечно, тоже подходит, но я сужу со своей мужской шовинистической точки зрения: вот я смотрю на женщину, и данные о ней проецируются прямо на нее. Значит так: ей нравится анальный секс, ей нравится, когда тискают ее грудь, ей нравится такая-то музыка, ей нравится то или это. У вас всегда есть информация о данной девушке.

Это и есть идеология в ее чистом виде. И разве не таким же образом структурируется наша реальная жизнь? Допустим, вы расист – вы против арабов, против черных или евреев. И вы вроде бы как проецируете на них свои скрытые расистские знания. Вы видите, что этот человек для вас само зло, он представляет для вас опасность или чего-то там еще, бла-бла-бла. Думаю, что это очень хорошая метафора для обозначения наших спонтанных идеологических представлений.

Порнография – самый цензурируемый жанр из всех, какие только можно представить. Во-первых, заметьте, насколько тотально она регулируется. Что происходит в стандартном гетеросексуальном порно? Сначала – некая фантазия, затем мастурбация, куннилингус, минет, затем полноценный секс, а потом может последовать оргия. Порнография полностью кодифицирована. Но, что особо важно в этом отношении – я абсолютно не согласен с кинокритиком Лаурой Малви, которая утверждает, что в гетеросексуальной порнографии женщина сводится лишь до уровня объекта для мужского взгляда. Вовсе нет.

Вы никогда не замечали, что женщине, которую трахают, разрешается ломать основные правила художественного кинематографа и смотреть прямо в камеру? Мужчинам это не разрешено. Вы не идентифицируете себя с мужчиной, который трахает женщину – он просто-напросто инструмент. Если вы гетеросексуальный мужчина, который смотрит жесткое порно, то вы желаете увидеть подтверждение того, что женщине действительно это нравится – и она, в данном случае, это вам и демонстрирует. Объект же (настоящий объект) – тот бедняга, какой-нибудь матросик, который трахает ее. Именно поэтому женщина в порно, как правило, должна все время издавать разные звуки, подтверждающие удовольствие.

И второй аспект цензуры в порнографии – я заметил его еще в юности, когда смотрел первые фильмы в жанре жесткого порно. В полнометражном порнофильме – на час или полтора часа – нельзя же все время только трахаться, должен быть и какой-то сюжет – и насколько же он откровенно нелеп! Он просто до неприличия глуп! Я до сих пор в шоке. Помню один из своих первых порнофильмов: приходит слесарь, чтобы заткнуть, залатать дырку в трубе на кухне. И тут она ему говорит: «А у меня вот здесь есть еще одна дырочка, не могли бы вы и ее заткнуть»? И тут до меня доходит: боже мой, ну не могут же они действительно быть настолько глупы.

Это всё цензура. И смысл здесь в том, что вы либо можете полностью идентифицировать себя с героем (как в мейнстрим-фильмах) – и тогда вы вообще не замечаете всей этой нелепости сюжета, либо вы видите и замечаете все детали порнофильма, и осознаете всю нелепость сюжета, но просто не воспринимаете его всерьез.

И цензура нынче еще более усиливается. Сейчас господствующей формой порнографии является так называемая гонзо-порнография, где нет вообще никакого сюжета. Ну, вы знаете, гонзо-порнография – это когда актеры смотрят прямо в камеру и говорят что-нибудь типа: «Я правильно делаю? Нам сделать так или эдак»? Я всегда несколько подозрительно относился к идее Бертольта Брехта о том, что в тот момент, когда ты попадаешь в сюжет, происходит своеобразная буржуазная эмоциональная идентификация и отчуждение здесь - это даже хорошо – в смысле экстернализация. Нет! Я считаю, что это как раз и есть цензура. Весь и ужас-то и заключается в том, что ты как бы действительно полностью попадаешь в сюжет. Это и есть спонтанная социальная цензура. Однако это и делает ее еще более мистической. Ведь самого цензора как бы нет – но тем не менее, все фильмы хардкор-порно подчиняются таким правилам.

Обольщение должно предполагать некий момент импотенции и неудачи – в том смысле, что ты как бы кокетливо признаешь некие границы своих возможностей. Обольщение не действует с совершенством. Люди ошибаются, когда думают, что нужно презентовать себя, как некое совершенство, бла-бла-бла-бла.

Я говорил с одним секс-консультантом, и он сказал, что если в сексуальной паре мужчина является импотентом, то худшее, что можно сделать, – это сказать ему какую-нибудь хрень вроде: «не думай об этом, просто делай это спонтанно». Это его просто убьет. Еще он мне рассказал о единственном способе, как нужно вести себя в таких случаях (он сказал, что у различных пар это принцип работает). Он советует им имитировать чисто экстернализованную бюрократическую процедуру. Что-нибудь типа: желаете заняться любовью – присядьте вместе со своим партнером и составьте сталинистский план. Сначала (это она говорит) – потрогай меня, потом положи мне голову на груди. Нет (говорит он), засунь сначала палец мне в анус – нет, не сюда.

И вы полностью вовлекаетесь в такие вот бюрократические переговоры. А затем кто-нибудь из вас просто говорит: «Да ну всё это на фиг, почему бы нам просто не потрахаться? Пойдем».

Славой Жижек

Baffler

Перевод Дмитрия Колесника

Читайте по теме: 

Оливье Обер. Секс-индустрия он-лайн

Славой Жижек. Войти в «духовное царство животных»

Елизавета Бабенко. «Украинское тело»: «выставка – говно, художники – пидарасы»

Мона Шолле. «Фемен»: фаст-фуд феминизм

 


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал