Десятилетие протестов? Десятилетие протестов? Десятилетие протестов?
Аналіз

Десятилетие протестов?

Жером Роос
Десятилетие протестов?
И если 2014-й и был годом упущенных возможностей, то впереди нас, вероятно, ожидает, целое десятилетие протестов. И кто знает, какие еще новые возможности откроются для нас в будущем?

14.01.2015

В 2011-м журнал Time назвал в качестве «человека года» фигуру «протестующего» человека. Вероятно, эту фигуру стоило бы назвать даже «человеком десятилетия». Мы живем в неспокойное время. Начиная с 2011-го года, каждый следующий год приносит новые протесты, новые восстания и бунты. И 2014-й год не был в этом отношении исключением. В прошлом году мы наблюдали зрелищные факты массовой мобилизации и некоторые примеры наиболее упорных социальных протестов нашего времени. Джин был выпущен из бутылки и не возвращается назад.

Вместе с тем, совершенно ясно, что «дни невинности» прошли: сейчас у протестующих уже не столько терпения, чтобы стучать по барабанам и проводить бесконечные дебаты. Столкнувшись с жестким насилием со стороны неолиберального государства, они просто пытаются сохранить хоть какие-то элементарные основы справедливости, гуманизма и демократического общества.

Миллионы человек вышли на демонстрации протеста после исчезновения 43 студентов в Мехико. Миллионы вышли на марши протеста ради того, чтобы сохранить право на правосудие для безоружных цветных, которых в США убивает расистская полиция; чтобы выразить солидарность с героической борьбой курдов, обороняющих Кобани; чтобы спасти жизнь заключенных Греции, объявивших в знак протеста голодовку; чтобы противостоять новым драконовским анти-протестным законам, которые были приняты в Испании. И этот список можно продолжить.

Мы тоже извлекаем уроки. Все мы прекрасно видели, как в разных частях мира подававшие надежду восстания привели к резкому ухудшению ситуации. В Египте контрреволюция в 2013 была закреплена выборами, в результате которых у власти остался поддерживаемый США тиран Абдель Фатах аль-Сиси. И в итоге в 2014-м году бывшему диктатору Мубараку был вынесен оправдательный приговор. Тем временем, три года гражданской войны и государственного насилия в Сирии породили монстра – самопровозглашенное Исламское Государство, войска которого с яростью обрушились на Ирак и Курдистан. В Египте, Ливии и в других странах происходит подъем аналогичных экстремистских сил. К восстаниям ведь нельзя относиться спустя рукава.

Во многих отношениях 2014-й был весьма мрачным годом. Чудовищная война Израиля в секторе Газа, сбитый над Украиной пассажирский самолет, отвратительное бездействие перед лицом вспышки эпидемии Эбола в Западной Африке, гибель тысяч мигрантов, утонувших в Средиземном море. Казалось бы, прошлый год не дал много поводов для надежд и восхищений. Источниками некоторых из наиболее массовых движений – в частности Евромайдана на Украине, роялистского восстания и переворота в Таиланде, протестов среднего класса, охвативших Венесуэлу – были не левые, а правые силы.

Однако в 2014-м наблюдался и устойчивый рост новых прогрессивных сил. В Греции распалось консервативное правительство – после того, как оно оказалось неспособным назначить нового президента. В результате на 25 января назначены внеочередные выборы – и на них все шансы на победы имеет леворадикальная партия СИРИЗА. В Испании же новая левая партия Подемос, основанная в январе прошлого года для участия в общеевропейских выборах, быстро поднялась на первое место в опросах. Испанские активисты с надеждой смотрят на то, как «страх овладевает уже другой стороной». В 2015-м году европейская доктрина мер экономии должна будет встретиться с наиболее серьезными вызовами.

Мы видим впечатляющие примеры массовых выступлений, которые проводят на улицах простые люди, требующие справедливости и уважения. В прошлом году в Мексике происходили крупнейшие с 1968-го уличные демонстрации, бросившие вызов режиму Пенья Ньето и правящей партии. Про-демократическое движение зародилось в Гонконге, где прошли наиболее массовые в Китае протесты со времен восстания на площади Тяньаньмень в 1989-м году. Миллионы бразильцев выходили на улицы во время проведения Чемпионата Мира по футболу. В Боснии мы наблюдали попытку преодоления этнического раскола страны в ходе масштабного рабочего восстания.

В то же время в США происходит прямое анти-полицейское и антирасистское восстание, вспыхнувшее после убийства полицией Майкла Брауна в Фергюсоне, Эрика Гарнера в Нью-Йорке, и последующего оправдания убийц. В пригородах Сент-Луиса еще летом вспыхнуло небольшое городское восстание. Сан-Франциско в очередной подтвердил свою репутацию очага радикального активизма и борьбы за освобождение чернокожего населения – за прошедший месяц здесь прошла целая серия маршей, протестов и стычек с полицией. В Нью-Йорке вот уже несколько недель происходит массовая мобилизация протестующих. Протесты против полиции продолжаются по всей территории США – даже сейчас, когда я пишу эти строк – и вряд ли они утихнут в ближайшее время.

Однако все эти протесты меркнут в сравнении с героической борьбой курдов, отчаянно пытающихся выбить ИГИЛ из своего самоуправляемого кантона Кобани. Естественно, сам контекст гражданской войны в Сирии (наиболее кровавой из войн десятилетия) ставит борьбу курдов в ситуацию весьма отличную от тех условий, с которыми приходится сталкиваться другим движениям. Несмотря на все истории о героизме и революции Роджавы (Западный Курдистан), очевидно, что все достижения курдов в этом районе находятся под угрозой фашистских амбиций ИГИЛ, имперских амбиций возглавляемой США коалиции, региональных амбиций Турции, Ирана и Саудовской Аравии. И все же курдский эксперимент по реализации демократической автономии сияет для нас лучом надежды во мраке отчаяния.

Оглядываясь на 2014-й год, можно сказать, что если он в чем-то нас и убедил, так это в том, что ни одна из структурных проблем, вызвавших в 2011-м году цикл восстаний, так и не была решена. По мере того как глобальная финансовая система продолжает падать в пропасть, государственное насилие набирает обороты, стремясь подавить рост социальных протестов, вспыхивающих в ответ на рост неравенства. И в дальнейшем глобальная волна протестов и восстаний, скорее всего, будет только нарастать.

По сути, единственной эффективной стратегией восстановления «порядка» для старого режима является тот же подход, который применяют сейчас власти Египта – то есть, власти пожертвуют всеми претензиями на демократию и прибегнут к открытым государственным репрессиям, чтобы массами овладели безнадежность и отчаяние.

В начале 2014-го года еще возникало ощущение, что мир движется к сценарию безнадежности, отчаяния и демобилизации. Однако последние месяцы года вновь дали надежду на то, что иные варианты выхода возможны. И это касается не только Европы, Азии и Америки, но и Ближнего Востока, погрязшего в ужасах новых войн. Похоже, что ветер перемен снова усиливается. По всему миру низовые движения, похоже, снова выходят на потерянный было путь. Что если 2011-й год действительно был только началом цикла? От одной только мысли об этом мурашки бегут по коже. И если 2014-й год и был годом упущенных возможностей, то впереди нас, вероятно, ожидает целое десятилетие протестов. И кто знает, какие еще новые возможности откроются для нас в будущем?

Жером Роос

Roarmag

Перевод Дмитрия Колесника

Читайте по теме: 

Андрей Манчук. Вино разлива 2011 года

Нэт УиннФергюсон: «Где тонко, там и рвется»

Андрей Манчук. Перспективы протестов

Жером РоосКрик Европы

Андрей Манчук. Профилактика протестов

Леонид Николенко«Они скоро доиграются!»

Максим НечипоренкоКризис входит в пике


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал