Мы все будем на месте жителей ГазыМы все будем на месте жителей ГазыМы все будем на месте жителей Газы
Світ

Мы все будем на месте жителей Газы

Кріс Хеджес
Мы все будем на месте жителей Газы
Наше черствое безразличие к судьбе палестинцев, как и к сотням миллионов бедняков в трущобах азиатских и африканских городов или к собственным американским отверженным, означает, что их несчастия скоро станут и нашими. Игнорируя их – мы игнорируем самих себя в будущем

30.11.2012

Сектор Газа – это своеобразное окно в антиутопию, которой становится наш мир. Наше нынешнее положение характеризуется тем, что пропасть между элитами и бедствующими массами всего остального человечества постоянно увеличивается. Но ведь поддерживать такое положение вещей можно лишь с помощью постоянной эскалации насилия против неимущих.

Сейчас уже многие страны мира, падая в экономическую пропасть, все в большей степени начинают напоминать сектор Газа, где 1,6 миллионов палестинцев проживают в гигантском – крупнейшем на земле концентрационном лагере. Подобные зоны, переполненные пойманными в ловушку бедняками, живущими в трущобах, окружают электронными заборами, напичканными камерами слежения. Над такими зонами парят беспилотники, а по периметру их расставлены воинские части, стреляющие на поражения в каждого, кто осмелится покинуть зону. Эти зоны словно бы заимствованы из самых кошмарных антиутопий, однако они существуют и распространяются на просторах Африки к югу от Сахары, Пакистана, Китая.

Здесь совершаются планомерные убийства. Здесь вооруженные силы атакуют беззащитных людей, которым даже защищаться нечем, так как у них нет ни собственной армии, ни флота, ни авиации. Здесь на любые попытки сопротивления, несмотря на всю их неэффективность, сразу же отвечают убийством всех без разбора, а именно так действуют современные военные технологии. В современном нам мире убийства тысяч беззащитных гражданских, именуются войной – а именно так ведет себя Израиль на оккупированных территориях. Точно таким же образом и США осуществляют собственные имперские проекты от Ирака и Пакистана, до Сомали, Йемена и Афганистана. Любая попытка сопротивления именуется «провокацией», «терроризмом» и «преступлением против человечества».

Такие понятия, как законность, уважение к правам человека, право на самоопределение – это лишь фантазия пиарщиков, сочиняемая для успокоения совести тех, кто живет в зонах для привилегированных. А в зонах вроде сектора Газа применение пыток к заключенным – самое обычное дело, а потом заключенные просто «пропадают без вести». Одним из наиболее часто использующихся методов контроля здесь является лишение возможности получать еду и медицинское обслуживание. А тем временем весь эфир и масс-медиа распространяют откровенную ложь. Отдельные религиозные, расовые или этнические группы сознательно демонизируют.

Ракеты сыплются на  жилые бетонные дома, подразделения наемников расстреливают невооруженных людей, военные корабли обстреливают лагеря беженцев. Мертвые, в том числе и дети, длинными рядами лежат в переполненных коридорах больниц, где нет ни света, ни медикаментов. Кризис международной экономики, изменения климата, вызывающие засухи и резкое падение урожайности, взвинчивают цены на основные продукты питания.

Так создается дивный новый мир, где всей полнотой власти обладает лишь горстка элиты, держащая в своих руках новейшие и сложнейшие инструменты смерти, необходимые для сдерживания разгневанных масс. Экономический кризис ведет к эскалации классовой войны, которая по своей масштабности превосходит, вероятно, даже ту, что Карл Маркс мог представить. Здесь в нашей антиутопии элиты создают мир под себя – мир, в котором большинство должно жить в постоянном страхе и голоде, а тем временем некоторые обжираются деликатесами, засев в своем бункере. Чтобы подобное неравенство сохранялось и далее – необходимо постоянно приносить в жертву все большее и большее количество людей.

Израиль, как впрочем и США, просто презирает любые международные законы, чтобы держать подвластное ему население в нищете. Продолжающаяся оккупация Палестины является ведь действительно откровенным презрением почти сотни резолюций Совбеза ООН, требующих вывода израильских войск с оккупированных территорий. Израильская блокада Газы, начавшаяся в июне 2007-го, является жесточайшей формой так называемого «коллективного наказания», что нарушает статью 33 четвертой Женевской Конвенции 1949-го, определившей нормы «Защиты гражданского населения во время войны».

Блокада сделала сектор Газа настоящим филиалом ада. В этом управляемом Израилем гетто от блокады умерли тысячи человек, не считая тех 1400 гражданских, убитых во время вторжения 2008-го. Здесь закрыты 95% всех заводов и фабрик, а оставшиеся 5% работают на 25-30% мощности. Палестинская промышленность фактически перестала существовать. Даже рыбный промысел умирает. Израиль не позволяет рыбакам удаляться более чем на три мили от берега, но даже внутри этой зоны рыбацкие суда периодически подвергаются обстрелу. Израильские пограничники захватили 35% сельскохозяйственной земли сектора под буферную зону.

Коллапс инфраструктуры и захват Израилем основных источников воды означает также, что во многих лагерях беженцев на территории сектора (таких как Хан-Юнис) практически нет питьевой воды. Ооновское «Ближневосточное агентство ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ» заявляет, что сейчас 80% всех жителей сектора зависят от внешней продовольственной помощи. И любые заявления Израиля о самозащите противоречат уже тому факту, что именно Израиль продолжает незаконную оккупацию, нарушает международные законы, практикуя коллективное наказание палестинцев. Ведь именно Израиль встал на путь эскалации насилия, когда в ноябре израильские военные убили 13-летнего мальчика.

Нынешние военные используют все более сложные технологии для убийства целых народов. И ведь мы то же самое делаем в Афганистане, Ираке, Пакистане, Йемене и Сомали. Следует понимать, что рыночная экономика и военная машина, призванная ее защищать, образуют единую идеологию, господствующую ныне, как в промышленно развитых странах, так и в сфере человеческих отношений. В развивающихся странах эта идеология приводит к смерти миллионов, и к еще большему количеству людей согнанных со своих мест проживания.

И сам алгоритм этой идеологии предполагает, что на месте жителей развивающихся стран вскоре окажемся и мы – военная машина обрушится на нас с такой же силой. Ведь те, кто не представляет пользы для рыночной экономики, просто идут в расход. У них нет никаких прав. Закон к ним не относится.

Сектор Газа или пришедшие в упадок постиндустриальные американские города вроде Кэмдена в Нью-Джерси – само их существование считается препятствием на пути прогресса и повышения эффективности. Они считаются отходами. А у «отходов» нет права голоса и каких-либо гражданских свобод. Таких можно по собственному желанию уничтожать или заключать в тюрьму. Ведь мы живем в мире, где священны лишь власть корпораций и прибыль. Таков он наш мир варварства.

Карл Поланьи писал в работе «Великая трансформация»: «Распоряжаясь «рабочей силой» человека, рыночная система в то же самое время распоряжается неотделимым от этого ярлыка существом, именуемым «человек», - существом, которое обладает телом, душой и нравственным сознанием. Лишенные предохраняющего заслона в виде системы культурных институтов, люди будут погибать вследствие своей социальной незащищенности; они станут жертвами порока, разврата, преступности и голода, порожденных резкими и мучительными социальными сдвигами. Природа распадется на составляющие ее стихии; реки, поля и леса подвергнутся страшному загрязнению; военная безопасность государства окажется под угрозой; страна уже не сможет обеспечивать себя продовольствием и сырьем.

Наконец, рыночный механизм управления покупательной способностью приведет к тому, что предприятия будут периодически закрываться, поскольку излишек и недостаток денежных средств окажутся таким же бедствием для бизнеса, как засуха и наводнения — для первобытного общества. То, что рынки труда, земли и денег представляют собой неотъемлемые элементы рыночной экономики, сомнению не подлежит. Однако никакое общество, даже в течение самого краткого времени, не смогло бы выдержать последствия подобной системы откровенных фикций, если бы его человеческая и природная основа, а также его экономический строй не были ограждены от разрушительного действия этой «сатанинской мельницы».  

Сейчас у нас 47,1 миллионов американцев, которые имеют возможность получать пропитание только благодаря продовольственным карточкам. Наши элиты всячески пытаются отменить эти карточки, равно как и прочие социальные программы, позволяющие беднякам не погрузиться в полную нищету. Теперь уже стало очевидно, что наши программы здравоохранения и все прочие американские социальные программы вскоре сократят на триллионы долларов, учитывая, как тот нынешний политический тупик, в который зашел Вашингтон, так и вероятность «фискального краха».

Однако есть ведь 50 миллионов американцев, живущих ниже черты бедности, притом что сама эта черта занижена, предполагая уровень дохода в 22350 долларов в год на семью из четырех человек – в США это практически ничто. Прибавьте к этой категории американцев еще десятки миллионов, живущих «близко к черте бедности», в том числе и те семьи, которые пытаются прожить менее, чем на 45000 долларов в год. В результате, получается, что у нас 30% населения страны живет в бедности.

И как только они осознают, что никакого экономического возрождения не будет, что их уровень жизни будет и дальше ухудшаться, что они загнаны в ловушку, что все надежды на будущее иллюзорны – вот тогда они будут настолько же разъяренными, как сейчас протестующие в Греции и Испании, как боевики Газы или Афганистана. Нашим банкам и финансовым корпорациям были выданы из Федерального Резерва триллионы долларов беспроцентных займов, несмотря на то, что их запасы оцениваются и без того в 5 триллионов долларов – в основном украденных из казначейства США.

Чем скорее наши массы поймут, что нынешнее социальное неравенство всячески пытаются усугубить и увековечить, тем скорее они восстанут, и, следовательно, тем скорее уже в США начнут копировать израильский пример осуществления контроля над населением. И тогда уже над нашими головами будут летать беспилотники. И любой несогласный с таким положением вещей будет считаться преступником. Спецподразделения будут вламываться уже к нашим согражданам. А убийство будет рассматриваться в качестве приемлемой формы подчинения. Распределение еды будут использовать, как метод контроля. И, конечно же, за нами будет производиться постоянная слежка.

В секторе Газа и в прочих таких же зонах, разбросанных по нашей планете, мы можем наблюдать, как формируется новая конфигурация власти. То, что происходит в Газе или в маргинализированных кварталах американских городов, где проживает преимущественно цветное население, - это лишь модель, которая будет широко применяться повсюду. Сама техника контроля (осуществляемая сейчас либо израильскими военными, либо милитаризированной полицией наших городов в «войне против наркотиков», либо армейскими спецподразделениями в Пакистане, Афганистане и Ираке) – она просто сперва тестируется на самых слабых и беззащитных.

И наше черствое безразличие к судьбе палестинцев, как и к сотням миллионов бедняков в трущобах азиатских и африканских городов или к нашим собственным американским отверженным, - означает, что их несчастия скоро станут и нашими. Мы тоже испытаем их судьбу. Игнорируя их – мы игнорируем самих себя в будущем.

Когда американская империя взорвется, то самые жесточайшие формы насилия, до сих пор практикуемые вне США, обернуться уже вовнутрь страны. Система демократического управления превратилась в окаменелость. Централизованная система власти стала лишь исполнительницей воли корпораций. Пресса, суд, законодательная власть – лишь беззубая декорация.

Призрак терроризма, как и в Израиле, умело используется государством для оправдания гигантских затрат на систему безопасности, вооруженные силы и слежку за собственными гражданами. Приватность отменяется. Несогласие = измена.

Господство военных с их культом силы и слепого подчинения накладывает отпечаток на всю нашу культуру. Здесь нет места истине, нет места прекрасному. Культура деградирует до уровня китча. Эмоциональная и интеллектуальная жизнь граждан опустошена спектаклем – безвкусным и непристойным, приправленным горсткой обезболивающих и антидепрессантов. Слепые амбиции, жажда власти и тщеславие, раздутое до гигантских размеров (бывший директор ЦРУ Дэвид Петреус и его бывшая любовница являют замечательный тому пример) стали основными двигателями нашего общества. Концепция «общего блага» более не входит в лексикон представителей власти.

Расцвел, как писал когда-то Джон Максвелл Кутзее, «черный цветок цивилизации». Мы – это Рим времен Диоклетиана. Империя, которая на закате, распадается на ряд деспотических коррумпированных режимов, и они, в конце концов, пожирают сами себя.

Мы, как и Израиль, уже харкаем кровью.

Крис Хеджес

Truthdig

Перевод Дмитрия Колесника

Читайте по теме: Майкл Паренти. Нобелевская премия мира за войну

Крис Хеджес. Карьеристы

Крис Хеджес. Калеки

Ноам Хомский. Израиль. Предупреждение о цунами

Рами Альмегари. "За мир во всем мире"

Артем Кирпиченок. Реальная возможность

 


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал