Франция: причины массовых забастовокФранция: причины массовых забастовок
Франция: причины массовых забастовок

Франция: причины массовых забастовок


Олеся Орленко
Стачечная кампания, которая проходит сейчас под антимакроновскими лозунгами, должна перейти в политическое измерение

21.04.2018

Забастовочные выступления работников госсектора Франции уже называют самыми крупными в текущем десятилетии. К массовым забастовкам сотрудников государственной железнодорожной компании SNCF Mobility, которые происходят с конца марта по всей территории страны, постоянно присоединяются новые категории рабочих и служащих, под общим лозунгом «Convergence des lutes» – «Общность борьбы».

Прежде всего, железнодорожников поддержала государственная компания RATP, которая отвечает за работу муниципального транспорта в Париже. Профсоюзы этой отрасли – CGT, Unsa, CFDT и другие – протестуют против планов широкомасштабной неолиберальной реформы Макрона, которая направлена на приватизацию транспортных компаний, сокращение рабочих мест, снижение заработной платы, частичную ликвидацию социальных льгот и бонусов. Бастуют профсоюзы авиакомпании Air France, коммунальные службы по уборке мусора, энергетические компании, медицинские работники и юристы – в частности, адвокаты и судьи.

Кроме того, разворачиваются протесты работников, которые должны были участвовать в строительстве нового аэропорта Нотр-Дам-де-Ланд в Нанте. В начале года правительство распорядилось закрыть этот давно согласованный инфраструктурный проект, а переселившихся для работы на этом объекте людей насильно сгоняют с места жительства, применяя для этого силу Наконец, в последние дни приобретают массовый характер оккупационные забастовки студентов. Они требуют сохранить право на свободное поступление в вуз и выступают против новой системы отбора, предназначенной для того, чтобы отсеивать часть абитуриентов. И эти выступления против образовательной реформы привели на днях к жестким столкновениям с полицейскими.

Одобренная парламентом реформа железных дорог предусматривает акционирование компании SNCF Mobility, открывая возможности для ее разгосударствления. Частные операторы смогут участвовать в обслуживании региональных железнодорожных маршрутов – причем, рынок пассажирских перевозок будет открыт уже в следующем году, что приведет к росту цен на проезд и сокращениям в SNCF. Правительство планирует изменить условия найма железнодорожников, с целью перевести их на индивидуальные временные контракты, отменяя бессрочные коллективные трудовые договора. Этот момент очень важен для французских работников, поскольку работая по временным контрактам трудно получить кредит в банке – например, на покупку жилья.

Кроме того, у Макрона намерены пересмотреть статус работников железной дороги, профессия которых традиционно относится во Франции к числу опасных – что подтверждают многочисленные исследования, согласно которым железнодорожники страдают от травматизма и в целом живут меньше среднестатистического француза. Этот статус предоставляет им возможности раннего выхода на пенсию и особые условия медицинского обслуживания. Однако, правительство намерено лишить железнодорожников прежних прав – причем, характерно, что обоснованием этих действий служит «железнодорожный пакет», принятый Европарламентом с целью приватизации европейских транспортных сетей.

Оправдывая свои действия, французские министры рассуждают об убыточности и неэффективности государственного сектора. Реальность говорит о другом – к примеру, государственная компания RATP, которая обслуживает метрополитен и автобусные рейсы Парижа заработала в прошлом году на 50% больше, чем было запланировано. Однако, это не сказалось на обновлении технического парка и повышении зарплат, на которых предпочитают экономить французские власти.

Такая же политика экономии губит сейчас французское здравоохранение. Во многих больницах сложилась критическая ситуация – особенно в отделениях скорой помощи, где не хватает врачей. В прошлом году у Макрона признали эту проблему, согласившись с тем, что недофинансирование медицины создает угрозу здоровью и жизни граждан. Из-за нехватки персонала скорой помощи, который пытаются заменить низкооплачиваемыми и некомпетентными работниками «с улицы», уже случилось несколько смертей. Однако в нынешнем году было решено дополнительно сократить бюджет национальной медицинской системы, урезав его на 1,7 миллиарда евро.  

Экономят даже на работе почтовой службы – государство ужесточило трудовой график почтовых служащих, и построило его таким образом, чтобы экономить на каждом работнике около 500 евро в год. А в сфере правосудия массово выступают против введения электронной системы в органах судебного разбирательства. По мнению юристов, это существенно сокращает срок рассмотрения уголовных дел, обезличивает судебный процесс, и, следовательно, резко повышает риск осуждения невиновных людей. А это весьма важно в условиях чрезвычайного положения, которое действует на территории Франции после недавних террористических актов. Судебные дела, связанные с обвинениями в терроризме, рассматриваются сейчас в специальном, ускоренном режиме. Как писала «Юманите», если подросток из неблагополучных кварталов назовет свою wi-fi сеть словом «джихад», это может трактоваться как причастность к террористическому подполью – и его дело рассмотрят в ускоренном порядке, с помощью той самой электронной системы.

Естественно, у Макрона обеспокоены массовым забастовочным движением – тем более, что железнодорожники, медики, студенты и служащие координируют свои действия и стараются оказывать друг другу солидарную поддержку. Поэтому, власти предпринимают различные попытки, чтобы отвлечь общество, переключив его внимание с борьбы против ограничения социальных прав на борьбу угрозой терроризма и внешних противников. В этом ключе можно рассматривать недавнее участие Франции в ракетной атаке на Сирию или постоянное проведение военных операций в странах третьего мира. Левый журналист Бенджамен Кёниг указывает на то, что французское правительство повысило оборонный бюджет на рекордные 23%, и расходы на вооружение впервые сравнялись с расходами на образование. Макрон хочет добиться, чтобы военные расходы достигли 2% национального ВВП, как это требуют недавно принятые стандарты НАТО. И это навязывают обществу сверху, без демократического обсуждения и дискуссии.

Важно понимать, что последствия антисоциальных реформ сказываются далеко не сразу. Это хорошо видно на примере реформы департаментов, которая проходила во Франции еще в 2005-2007 годах. Она заключалась в сокращении государственных ассигнований на развитие отсталых, слаборазвитых регионов страны. Фактически, регионам было предписано выживать за счет самофинансирования, изыскивая средства в местных бюджетах. И там, где не было денег, это привело со временем к настоящей социальной катастрофе.

Недавно я видела это в департаменте Коррез. Некоторые мелкие города и поселки этого региона деградировали в последнее время до такой степени, что туда больше не ходит общественный транспорт, а железнодорожные станции стоят заброшенные, как это было в девяностых годах в Восточной Европе. А все дело в том, что брошенный центральными властями департамент не может позволить себе содержать вокзал или локальную транспортную систему.

Естественно, такое положение дел ведет к массовому оттоку населения. В том же департаменте Коррез, в городе Тюрен стоят пустыми половина домов – они продаются, потому что люди оттуда уехали. Перед поездкой туда мы нашли в TripAdvisor местный ресторан, о котором хорошо отзывались клиенты. Но он накануне закрылся – город опустел, вокзал прекратил работу, владелец не смог выплатить кредит и повесился. Все это – звенья одной цепи.

Участники забастовочного движения борются сейчас за то, чтобы сохранить перспективы своей страны, спасая ее от дальнейшего разрушения. Они подвергаются жестоким нападкам подконтрольной правительственным кругам прессы, которая утверждает, что профсоюзы не желают работать и думать об общем благе. На самом деле, как раз они и выступают за общее благо – ведь в сопротивлении реформам заинтересовано абсолютное большинство французам. Политика Макрона ведет к тому, что богатые становятся еще богаче, а правительство прощает им долги и делает «налоговые подарки». А всех остальных граждан прижали к стенке, заставляя вести борьбу за элементарное выживание.

Остается надеяться на то, что стачечная кампания, которая проходит сейчас под антимакроновскими лозунгами, перейдет и в политическое измерение. Потому что социальный кризис во Франции во многом обусловлен кризисом и несостоятельностью левых сил, которые давно не предлагали обществу свой вариант решения его насущных проблем. А путь к их возрождению может лежать только через решительное сопротивление неолиберальным реформам.

Олеся Орленко

Читайте по теме:

Олеся ОрленкоМакрон, Ле Пен и французские выборы

Иммануил ВаллерстайнАгрессивная внешняя политика Франции

Марк ВайсбротФранция: левый кандидат решит судьбу выборов?

Джастин РаймондоНаполеон в Мали

Ален БадьюРасизм интеллектуалов


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал