Макрон, Ле Пен и французские левые

Макрон, Ле Пен и французские левые


Олеся Орленко
Как показал первый тур, главной проблемой французских левых является то, что они не смогли выставить на выборах своего единого кандидата

Тегі матеріалу: лібералізм, європа, політики, профспілки, ліві, трудова міграція, постать, опортунізм
04 мая 2017

Накануне второго тура президентских выборов, который пройдет во Франции 7 мая, всех интересует, какую позицию займут на них представители левых сил? Как показал первый тур, главной проблемой французских левых является то, что они не смогли выставить на выборах своего единого кандидата. Это катастрофическая ситуация, и многие политические эксперты – в том числе, и левые – даже сравнивают нынешнюю ситуацию с выборами 1932 года в Германии, когда социалистические и коммунистические организации не смогли объединиться перед угрозой прихода к власти Гитлера и его партии.

В частности, такие параллели проводит один из сотрудников международного отдела Коммунистической партии Франции, который на днях опубликовал у себя на фейсбуке фотографию немецкой газеты 1932 года, чтобы спросить – почему правые сумели объединиться между собой, а мы, левые так часто оказываемся разобщенными в условиях реальной правой угрозы? Левыми кандидатами в первом туре выборов были социалист Бенуа Амон (6,36%), Филипп Путу из Новой антикапиталистической партии (1,09%), Натали Арто от «Рабочей борьбы» (0,64) и Жан-Люк Меланшон (19,58%), которого поддержали большинство левых, включая Коммунистическую партию Франции.

При этом, Компартия Франции тоже могла выставить на выборах своего собственного кандидата. Коммунисты изначально собирались это сделать, обсуждая этот вопрос на нескольких крупных партийных форумах. Однако национальный секретарь партии Пьер Лоран и члены Политбюро не пришли к единому решению. Коммунисты призвали сторонников Амона и Меланшона выступить вместе, а когда этот призыв не был услышан из-за расхождения по ряду принципиальных позиций, поддержали самого популярного левого кандидата.

Однако, несмотря очевидные негативные последствия разобщенности левых, выборы во Франции показали, что их популярность очень сильно возросла буквально накануне голосования. Причем, особенно среди молодежи. Мне кажется, это связано не столько с ростом популярности левых идей, а с потребностью поиска альтернативы консервативным и ультраправым политикам, которые не могут предложить обществу ничего, кроме продолжения политики, которая проводилась во Франции на протяжении последних десяти, а может, и пятнадцати лет.

В качестве такой же альтернативы предлагает себя обществу и Эммануэль Макрон, который являлся одним из фаворитов гонки и, в итоге, занял по результатам первого тура первое место. При этом, особенностью Макрона является отсутствие четкой программы, которая подменяется компиляцией популистских предложений – вместо конкретных идей, вокруг которых можно было бы проводить дебаты. Поэтому, на предвыборных дебатах гораздо уверенней выглядел Меланшон, который прекрасно выступил перед нацией, и объяснил, как он готов непосредственно применять на практике свои программные предложения.

Макрон сделал ставку на популизм, привлекая молодежь с помощью массовых мероприятий. Он собирал людей на стадионе Берси, где раньше выступала со своим шоу Мадонна, и проводил встречи со своими избирателями примерно в такой же форме. Журналисты газеты Компартии Франции «Юманите», вместе с которой мы сейчас открыли совместный русскоязычный проект, присутствовали там, и рассказывали о своих диалогах с агитаторами Макрона. Сторонники этого кандидата как раз говорили им о том, что пытаются найти какую-то альтернативу традиционным политикам. Однако, при этом, сами не могли объяснить, за что они поддерживают его программу. Слушая критику коммунистов, они иногда были готовы с ней соглашаться – потому что среди избирателей Макрона достаточно много таких сомневающихся людей.

Именно эта неуверенность сказывается перед вторым туром выборов. Макрон оказался не очень к нему готов. Являясь безусловным фаворитом выборов, он позволил Марин Ле Пен несколько сократить разрыв в рейтингах. Хотя это сокращение не является для него катастрофическим, очевидно, что среди голосовавших за Макрона французов было немало колеблющихся. Что же касается Ле Пен, она выглядит в этих условиях увереннее своего отца, который, в схожей ситуации, потерпел разгромное поражение от Жака Ширака во втором туре президентских выборов 2002 года. Поэтому, опасность того, что Марин Ле Пен может прийти к власти, еще теоретически существует.

Какую позицию займут в отношении голосования 7 мая французские левые? После первого тура многие из них заявили, что нельзя поддерживать ни одного, ни другого кандидата. Поддержка Макрона, конечно же, является для любого левого абсурдом – потому что его победа означает послушное продолжение прежней тупиковой политики французской власти и Евросоюза в худшем ее виде. Неудивительно, что в инстаграмме появился хэштег «Без меня 7 мая», который явился призывом к бойкоту второго тура. Однако, на первомайской демонстрации в Париже, где участвовала и Компартия Франции, прозвучал альтернативный этому хэштег «7 мая со мной». Меланшон, который колебался после первого тура, судя по всему тоже склоняется сейчас к последней позиции. Он высказался в том духе, что нужно не поддержать самого Макрона, а, используя бюллетени, выступить против Ле Пен. Появился лозунг: «До 7 мая боремся против Ле Пен – после 7 мая боремся против Макрона!».

Такие призывы не всегда понятны на консервативно настроенном постсоветском пространстве, где мало знают о политической ситуации во Франции, и в принципе не понимают, что представляет собой программа Ле Пен. Ее лозунги – такие же популистские, как и у Макрона – нередко принимаются здесь за чистую монету. Я слышала, как наши эксперты называют программу Ле Пен «социальной», и заявляют, что она якобы списана с программы левых. Многие верят ультраправой риторике Ле Пен, которая представляет причиной социальных проблем и экономического кризиса мигрантов.

На самом деле, изучая предвыборные документы, я не увидела у Марин Ле Пен вообще никакой социальной программы. Наоборот,  из ее тезисов можно видеть, что она выступает против профсоюзов, против забастовочных акций. Многие писали о ее недавнем визите на расположенный в Амьене завод Whirlpool, который переносится в Польшу, где более дешевое производство. Действительно, Ле Пен встретилась там с лидерами профсоюза, понимая, что нужно попытаться привлечь этот электорат на свою сторону. Но это предвыборная борьба – а в целом, в своей программе она не предлагает улучшить социальное обеспечение трудящихся, которое не индексировалось с 1981 года, не предлагает увеличить налоги на собственников предприятий.

Ле Пен является выходцем из обеспеченного, успешного истеблишмента и не является антисистемным кандидатом, которым она себя представляет. Конечно, она может говорить о необходимости поддержки национального бизнеса, вопреки «германоцентричной» политике Евросоюза. Но до второго тура я не слышала, чтобы она предлагала конкретные шаги, направленные на поддержку французских рабочих.

Что же касается заявлений против мигрантов – когда Марин Ле Пен говорит о том, что Франция якобы полностью утратила контроль над ситуацией с мигрантами и тратит на их содержание 70 миллиардов евро в год, она берет это откуда-то с потолка. Данные Офиса защиты беженцев и лиц без гражданства (Office français de protection des réfugiés et apatrides (OFPRA), показывают на то, что действительно существенного роста миграции не произошло. В 2015 году было одобрено 30% поданных заявок – ровно столько же, сколько в 1991 году, когда наблюдалась примерно такая же волна миграции, как сейчас. Но главное, французские экономисты провели по требованию правительства также поучаствовавшего в нынешних выборах Франсуа Фийона специальное исследование, и выяснили, что мигранты приносят стране бюджетный доход. Более того, Франция находится всего лишь на девятом месте в рейтинге из десяти наиболее востребованных мигрантами стран Евросоюза. Меньше приезжают только в Великобританию.

Но, прежде всего, надо помнить и говорить о том, что причиной миграции является война на Ближнем Востоке, куда активно вмешивается Евросоюз, на которую тратят деньги сами французские политики. Призывая потом тратить деньги на борьбу против мигрантов, отказывая им в помощи и солидарности.  

Олеся Орленко

Читайте по теме:

Алексей Портнов. Миф о несистемных правых

Артем КирпиченокИ пришел Корбин

Алексей СахнинПочему «Brexit» – хорошая новость?

Иммануил Валлерстайн. Агрессивная внешняя политика Франции

Марк Вайсброт. Франция: левый кандидат решит судьбу выборов?

Джастин Раймондо. Наполеон в Мали

Андрей МанчукОбама, хакеры и Евангелие от Матфея

Ален БадьюРасизм интеллектуалов

Игорь ДмитриевЧто случилось прошлой ночью в США

Сара КендзьорМолодые американцы разочарованы в капитализме

Илья ДеревянкоПо ком звонит «Brexit»?

Джереми КорбинПоследний звонок для всего мира





RSSРедакціяПідтримка

2011-2014 © - ЛІВА інтернет-журнал