Гибридное примирениеГибридное примирениеГибридное примирение
Політика

Гибридное примирение

Андрій Манчук
Гибридное примирение
Украинские власти не делают никаких попыток найти взаимоприемлемый общественный компромисс, или, хотя бы, сделать в его сторону первый реальный шаг

Теги матеріалу: європа, війна, криза, лібералізм, нацизм, опортунізм, освіта, пам`ять, політики, солідарність, срср-ex, україна
09.05.2017

На днях в Киеве вывесили плакаты с ветеранами Красной Армии и УПА, которые позируют вместе на фотографии, с улыбкой пожимая друг другу руки. По замыслу украинской власти, эти билборды должны засвидетельствовать историческое примирение украинцев – однако, по факту, они спровоцировали очередной виток ожесточенной полемики в расколотом на куски обществе. В социальных сетях идут жаркие споры. К примеру, противники действующей власти эмоционально рассуждают о том, можно ли мириться с коллаборантами и националистами, участниками погромов и организаторами этнических чисток? И стал бы жать руку бывшему гауптштурмфюреру Роману Шухевичу партизанский командир Сидор Ковпак?  

Но не стоит переживать – на самом деле никто не предлагает стране никакого реального примирения. Даже сама символика, под которой воевали около семи миллионов красноармейцев, официально запрещена в Украине в рамках антикоммунистического закона, что откровенно дискриминирует этих людей на фоне тотальной глорификации представителей националистического подполья. На днях в Овидиополе арестовали местного жителя – у этого преступника нашли флаги СССР и УССР, за которыми шли в атаку сражавшиеся в советских шинелях люди. А 9 мая в Одессе задержали еще одного мужчину – за то, что он провез по городу совершенно аполитичное желтое знамя, с изображением никем не запрещенного ордена Великой Отечественной войны, которым были награждены десятки тысяч украинцев. И теперь пресса радостно пишет, что ему грозит за это преступление пять лет тюрьмы. 

В рамках «декоммунизации» переименовано множество топонимов, названых в честь участвовавших в войне командиров и бойцов РККА – включая и упомянутого Ковпака, могилу которого вандализировали «неизвестные». Такая же судьба постигла десятки других советских военных памятников по всей территории Украины. Пропаганда двадцать четыре часа в сутки рассказывает о зверствах советских солдат, сочиняя самые нелепые, гротескные и оскорбительные для ветеранов мифы. К примеру, сейчас модно говорить о том, что советские партизаны (не чета лесным героям УПА) таскали за собой коров – потому что, якобы, поголовно болели гонореей, пытаясь лечить ее с помощью молочных инъекций. Советское участие в войне, которую теперь можно называть только Второй мировой, предельно демонизируется – а по-настоящему острая критика ОУН и УПА запрещена под угрозой уголовного преследования, в рамках того же закона Вятровича. Ведь вся политика Института национальной памяти работает исключительно в одну сторону – против «советской версии истории» и «антиукраинской идеологии коммунизма», в пользу исторической парадигмы националистов. Даже красно-черный мак, позаимствованный в США и англоязычных странах, где он служит символом памяти Первой мировой войны и других военных конфликтов, совершенно случайно повторяет цвета украинского националистического движения. Хотя его пытаются навязать обществу в качестве нейтрального символа примирения. 

Конечно – те, кто искренне желают примирения, ведут себя совсем по-другому. На самом деле, украинские власти не делают никаких попыток найти взаимоприемлемый общественный компромисс, или, хотя бы, сделать в его сторону первый реальный шаг. Наоборот, они полностью монополизировали право на историческую оценку этой войны, и продолжают навязывать обществу одномерный взгляд на ее события, с точки зрения националистического канона – исключая, и даже криминализируя любые другие позиции. А билборды с картинным рукопожатием ветеранов являются фиговым листком – «гибридным примирением», которым хотят прикрыть эту ревизионистскую, по своей сути, политику. Ведь правительства западных стран-союзников СССР, к примеру которых так настойчиво апеллируют сейчас в Киеве, никогда не отказывались от празднования победы над нацизмом, и не подменяли его «примирением» с проигравшим войну режимом, или какой-то группой его сторонников.

«Что можно сказать об украинском официальном «примирении» накануне Дня Победы? Примирение, как и прощение – акт глубоко личный и добровольный, чего никакой властью не навяжешь. Примирение – всегда между двумя одинаково ответственными сторонами. Прощение – когда кто-то осознал собственную ошибку, возможно, понес за нее наказание, лично раскаялся в содеянном и добровольно попросил об этом у жертвы. Я, конечно же, за примирение и прощение между людьми. Но это шоу обслуживает другую задачу. Нынешняя государственная пиар-кампания за «примирение» направлена на старую и любимую мечту киевской власти – морально уровнять коммунизм и фашизм и поскорее засыпать землей нашу историю, чтобы она не мешала им врать», – говорит об этом журналист Олег Ясинский, который уже сравнивал историческую политику украинской власти с пропагандой правых режимов Латинской Америки.  

Здесь важно понимать главное – попытки «приравнять коммунизм к нацизму» всегда являются лукавым приемом, за которым вскоре следует вывод о том, что, на самом деле, нацизм смотрится на фоне советского опыта каким-то  меньшим,  более терпимым и рукопожатным  злом. Украинская действительность наглядно демонстрирует лицемерие этого подхода. Чего стоит формальный запрет «коммунистической и нацистской символики» – когда нацистская символика является официальной эмблемой укомплектованного правыми подразделения МВД, которое охотится за советскими символами по прямому приказу своего министра. А представители нацистских групп открыто и безнаказанно угрожают участникам праздничной акции в Киеве, и других городах страны, не опасаясь реакции правоохранительных органов – в которых многие из них состоят.

При этом, демонизация советского наследия и левой идеологии в целом (от закона Вятровича пострадали Карл Маркс и Роза Люксембург, жертвы сталинского террора, иностранные левые, анархисты, эсеры, социал-демократы, народовольцы, декабристы и даже Пугачев с Разиным) проходит на фоне создания пантеона националистических героев, которые активно коллаборировали с гитлеровской Германией. «А раз так, значит и сам Рейх вместе с его вождем наверняка были не такими плохими, как их рисует советская пропаганда», – логично рассуждают украинские обыватели. Объяснить это сотрудничество по-другому нельзя. Да и сам факт того, что многие представители современных националистических «добробатов» являются открытыми симпатиками нацистской идеологии, по умолчанию реабилитирует ее в патриотических сферах украинского общества.

Многие до сих пор недоумевают – почему эта пропаганда действует на внуков и правнуков миллионов боровшихся на фронте красноармейцев, или тех украинцев, которые были убиты гитлеровцами или вспомогательной полицией националистов? Однако, на самом деле, здесь нет ничего удивительного. С одной стороны, больное тоталитаризмом общество совершенно открыто форматирует историческую память через специально созданное для этого государственное учреждение Института национальной памяти, образовательную систему и СМИ. А, с другой, многие потомки красноармейцев органично принимают сторону своей социальной среды – например, либеральной интеллигенции, которая четко определилась со своими позициями в отношении исторических коллизий середины прошлого века. И эти позиции ничем не отличаются по существу от позиции ультраправых.

«Украинские события также преподносят нам урок того, как в период острого социально-политического кризиса рушатся многолетние табу, возникают немыслимые коалиции, исчезают и появляются стереотипы. Кто еще недавно мог подумать, что либеральная интеллигенция, десятилетиями воспитывавшаяся на культе «Бабьего Яра» Евтушенко, выступит единым фронтом с последователями Степана Бандеры? Более, того, кто мог подумать, что последователи бандеровцев появятся в Израиле и Польше? На очередном повороте истории классовая солидарность буржуазии без колебаний отбрасывает в сторону память о тысячах жертв», – написал об этом историк Артем Кирпиченок.

Да, все украинцы слышали про мыло из жира убитых нацистами соотечественников. Но в этот майский день некоторым так хочется думать о том, что победа Гитлера над совками принесла бы им по кружке «баварского». Забывая, что история всегда может дать нацистам второй шанс на осуществление этой влажной мечты.

Андрей Манчук

Читайте по теме:

Гарри Лесли СмитЗа что мы воевали?

Кен Лоуч. Воссоздать дух 1945-го

Жан-Поль Сартр. Письмо об «Ивановом детстве»

Пер Андерс РудлингЭфраим ЗуроффБорьба за историческую правду о Холокосте в Украине

Карел БергкофГолод у Києві

Даниэль ЛазарКем был Степан Бандера?

Георгий КасьяновПолитика присваивает прошлое

Ґжеґож Россолінські-ЛібеСуспільство не бачить проблеми у неофашистських рухах


2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал