На следующий деньНа следующий день
На следующий день

На следующий день


Артем Кирпиченок
Путинский режим нам не друг и не союзник – как впрочем, и либералы и националисты

06.05.2014

Известный российский парламентарий Илья Пономарев назвал Украину «страной победившей Болотной». После этой меткой, хотя и спорной, ремарки, коммунистическим силам России следовало бы серьезно задуматься. 

Нынешний кремлевский режим гораздо устойчивее, чем это принято считать. Его однопартийная политическая надстройка соответствует бюрократическим традициям, сложившимся еще в советское время. Курс на свертывание демократических свобод также не является аномалией, а вполне укладывается в общемировые тенденции, отражающие с одной стороны упадок массовых рабочих организаций и профсоюзов, а с другой стороны, беспрецедентную концентрацию капитала в руках банковской олигархии. Пропагандистскую промывку мозгов при помощи СМИ, ползучую клерикализацию, разрушение образования, можно наблюдать сейчас во многих странах Западной и Восточной Европы.

Но из вышесказанного не следует, что путинско-ельциновский режим вечен. Целый ряд факторов, от конфликтов в рядах правящей верхушки, до социальных изменений в российском обществе и нарастающая конфронтация с западным блоком, работают на его дестабилизацию. История не раз зло шутила над верующими в формулу «революции у нас не будет, поскольку она строго запрещена». Коммунистические организации должны всегда иметь в виду возможность внезапного краха системы. И чтобы грядущие события не застали нас врасплох, мы должны извлечь уроки из украинской катастрофы.

Во-первых, стоит уяснить, что решающую роль в характере и направлении массового движения играют не массовые настроения его участников, а организованные политические силы. Люди, стоящие на трибуне, те, кто формирует повестку дня. В дни Майдана нам не раз приходилось читать о враждебном отношенит вышедших на площадь людей к лидерам буржуазных партий, контролировавших микрофон. Я не подвергаю этот факт сомнению. Но, несмотря на это, именно Яценюк, Кличко и Тягнибок сформировали в результате победы Майдана правительство, установили контроль над СМИ, провели неолиберальные реформы и инициировали конфликт с юго-востоком Украины.

Данный феномен не является чем-то новым. В мемуарах Николая Суханова описан забавный эпизод недовольства солдат слушавших антивоенную речь Ленина с балкона особняка Кшесинской в апреле 1917 года:

«...Грабители-капиталисты, – слышалось с балкона. – ...Истребление народов Европы ради наживы кучки эксплуататоров... Защита отечества – это значит защита одних капиталистов против других...

– Вот такого бы за это на штыки поднять, – вдруг раздалось из группы «чествователей»-солдат, живо реагировавших на слова с балкона. – А?.. Что говорит!.. Слышь, что говорит! А?.. Кабы тут был, кабы сошел, надо бы ему показать! Да и показали бы! А?.. Вот за то ему немец-то... Эх, надо бы ему!..».

Однако, солдаты, отправленные Петроградским Советом для почетной встречи вернувшегося из эмиграции Ленина, не подняли пролетарского вождя на штыки – ибо находились под контролем солдатских комитетов и Петросовета, занимавших куда более левую позицию, чем отсталые солдаты-крестьяне.  

Подобная ситуация имела место и в 2012 году, на Болотной площади. Крайне наивны те, кто полагает, что в случае победы этого оппозиционного движения новое правительство было бы сформировано не из числа малопривлекательных персонажей с трибуны.

Во-вторых, отметим ту роль, которую сыграли на Майдане организованные группировки ультраправых. Без особого смущения они зачищали пространство площади от членов левых организаций, а затем, в стычках с «Беркутом», завоевали себе репутацию авангарда «революции». Их методы и тактика заслуживают самого пристального изучения. Отметим, что следует сконцентрироваться не только на успешных операциях фашистов, но и на их ошибках. Фактически, после «черного февраля» они уступили инициативу своим партнерам из числа либеральной украинской буржуазии. Лишь начавшееся протестное движение на Востоке, для подавления которого вновь потребовались группировки ультраправых, возродило «нерушимую дружбу» либерально-фашистского блока.    

В-третьих, не стоит питать иллюзий, что режим, который установится после низвержения путинской «управляемой демократии», будет в какой-то степени лучше для коммунистических сил, чем старый порядок. Если переворот будет осуществлен по «украинской модели», союзом «Болотной» и «Русского марша», то не исключено, что вслед за ним последует десоветизация, запрет коммунистических организаций и нападения на левых активистов. Подобно Эстонии, Украине, Венгрии, Латвии и другим восточноевропейским странам, буржуазная демократия будет распространяться только на буржуазию. Страшное разочарование постигнет тех, кто верит, что единственной жертвой станет «туша» КПРФ.

Даже если какие-то левые группы выступят союзниками либералов в ходе переворота, новый правый режим быстро сделает все возможное, дабы избавиться от нежелательных попутчиков – с помощью полиции и нацистов. Мы лишь еще раз убедимся, что буржуазная «законность» прежде всего не является фетишем для самой либеральной буржуазии.      

В-четвертых, массовое движение в центре и на периферии неизбежно будут существенно отличаться друг от друга. Крупные финансово-административные центры с высоким процентом служащих («офисного планктона»), буржуазного студенчества, работников сфер, так или иначе обслуживающих олигархию, почти неизбежно выступят под знаменами либерализма. Совершенной иной будет позиция индустриальных городов, где еще сохранился пролетариат и небольших местечек – с высоким процентом безработицы, где жители либо перебиваются мелким бизнесом, либо относятся к люмпен-пролетариату. Здесь развитие событий может принять совершенной непредсказуемый характер, от националистических погромов до восстаний под социалистическими лозунгами.     

В-пятых, не стоит повторять мантру о том, что вслед за «Февралем» неизбежно наступит «Октябрь». Действительно, история великих революций, с момента их начала, и вплоть до стадии Термидора, являла собой непрерывный процесс радикализации. Во время Великой Французской Революции, умеренные сторонники конституционной монархии были сметены жирондистами, а им на смену пришла якобинская диктатура. В России 1917 года, спустя восемь месяцев после формирования умеренного думского правительства князя Львова, установилась советская власть – причем, большевистскому Совнаркому «дышали в затылок» еще более радикальные левые эсеры и анархисты.

Причина этого процесса заключалась в подъеме революционных классов, буржуазии и пролетариата, осознавших себя субъектами истории. Малейшая задержка в реализации их прав влекла неизбежную мобилизацию, направленную на отстаивание классовых интересов, и революция выходила на новый этап. Однако, сегодня мы живем в принципиально иной исторический момент. Украине и в России, где пролетариат обескровлен десятилетиями нелиберальных реформ, шанс на подобное развитие событий невелик, – хотя исключить его полностью нельзя. Само понятие «революция» обычно означает на постсоветском пространстве правый переворот, несмотря на революционную риторику, которую используют при его осуществлении представители мелкобуржуазных слоев – от нацистов до либералов. 

Украинские события также преподносят нам урок того, как в период острого социально-политического кризиса рушатся многолетние табу, возникают немыслимые коалиции, исчезают и появляются стереотипы. Кто еще недавно мог подумать, что либеральная интеллигенция, десятилетиями воспитывавшаяся на культе «Бабьего Яра» Евтушенко, выступит единым фронтом с последователями Степана Бандеры? Более, того, кто мог подумать, что последователи бандеровцев появятся в Израиле и Польше? Классовая солидарность буржуазии на очередном повороте истории без колебаний отбрасывает в сторону память о тысячах жертв.

Огромным потрясением для левого движения стал переход ряда анархистских и левацких сект на сторону ультраправого Майдана. Зрелище «массового движения», отказ от классового подхода, социально-экономическая интеграция в паразитические, непроизводственные, структуры буржуазного общества, смахнули с этих людей поверхностную «левизну», сводившуюся к майкам с Че Геварой и любовью к радикальным рок-группам.

Нет сомнений в том, что потрясения сопряженные с кризисом и крахом нынешней российской политической системы будет тяжелым испытанием для коммунистического движения. Нет, нет, но порой приходиться слышать «веховские» голоса о том, что «может быть при Путине нам и лучше? Разрешают два раза в год проходить по улицам, допускают санкционированные митинги и депутатов от КПФР в Думе, памятники Ленину никто не сносит. Хранит нас «кровавый режим» от ярости либералов и националистов – и слава богу».

Грустно и смешно, что мы дожили до «революционеров» боящихся даже не революций, а массового социального движения. Следует понимать, что  каждый год государственной политики, ведущей к развалу образования, клерикализации общества, развалу промышленности сужает нашу социальную базу и увеличивает шанс на то, что трагедия Украины повториться и в России. Путинский режим нам не друг и не союзник – как впрочем, и либералы и националисты. У коммунистического движения есть свои собственные цели, и ради их реализации надо без страха идти на грозу. 

Артем Кирпиченок

Читайте по теме: 

Георгий Комаров. Похмелье, как повод задуматься

Андрей МанчукCome as you are

Александр Конопляников. Майдан и левые: мечты и действительность

Жан-Арно Дерен, Лорен ГеслинЛидеры новые – олигархи те же

Андрій МовчанНебесна олігархія

Александр КонопляниковНовая политическая реальность

Дмитрий РайдерБорьба холеры и чумы

Олександр КириченкоМи без Криму

Жан Жорес«Нас клеймили, называя плохими французами»

Артем Кирпиченок«Письмо украинским товарищам»

Илья ДеревянкоКапитализма с человеческим лицом не будет

Алексей СахнинЭффект войны

Василий Ерну «Умирать за Путина, ЕС и Обаму?»

Александр Коммари «Магия флага»

Золтан Гроссман «Враг моего врага не значит мой друг»

Алексей СахнинСмерть советов

Александр НефедовПепел «Ассы» 

Артем Кирпиченок1993 vs 1992

Александр СергеевУральский Гэтсби

Анна Брюс. Почему Собянин победит

Кирилл ВасильевПочему Навальный – не Мандела

Илья БудрайтскисКому грозит историческая ответственность

Алексей СахнинРоль левых в протесте

Андрей МанчукИнтервью с Алексеем Гаскаровым

Артем КирпиченокПисьмо Алексею Сахнину

Алексей СахнинПрактика против фразы

Андрей МанчукИнтервью с Изабель Магкоевой

Александр Лехтман. Позитив на марше

Борис Кагарлицкий«Очень мирный русский бунт»

Максим ФирсовИнтервью с Сергеем Удальцовым

Андрей МанчукИнтервью с Кириллом Медведевым

Женя ОттоГлавный аргумент

Андрей Манчук«Мы здесь власть» 

Дмитрий РайдерИнтервью с Верой Акуловой 

Андрей МанчукИнтервью с Ильей Будрайтскисом 

Сергей КиричукИнтервью с Ильей Пономаревым

Андрей МанчукИнтервью с Ильей Матвеевым

Александр КоммариПротив аналогий


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал