Лидеры новые – олигархи те жеЛидеры новые – олигархи те жеЛидеры новые – олигархи те же
Репортаж

Лидеры новые – олигархи те же

Ж-А. Дерен, Л.Геслин
Лидеры новые – олигархи те же
Нынешнее правительство отстаивает те же самый ценности, что и предыдущее: экономический либерализм и личное обогащение. Не все восстания являются революциями

04.04.2014

Гостиница «Донбасс Палас» возле площади Ленина в Донецке – одна из самых роскошных в восточной Украине. Комната в этом «флагмане империи» Рината Ахметова стоит около 500 долларов за ночь – намного больше среднемесячной зарплаты украинцев. Ахметов, богатейший человек в Украине, был тесно связан с бывшим президентом Виктором Януковичем, однако после восстания в Киеве прагматично переключился на поддержку уже нового режима.

Помимо этой гостиницы и прочей недвижимости, Ахметов также является владельцем футбольной команды «Шахтер Донецк», владельцем шахт, металлургических заводов и фабрик. Наиболее крупные состояния в кланах украинской олигархии в свое время делались именно в индустриальном шахтерском Донбассе. Этот регион (в который входит Донецкая и Луганская области) еще в советскую эпоху являлся крупным шахтерским и промышленным центром. Донбасс по-прежнему производит четверть всей валютной выручки Украины, даже несмотря на то, что сейчас здесь официально функционируют лишь 95 шахт – двадцать лет назад их число достигало 230.

Вскоре после провозглашения независимости Украины в 1991 году, местное население столкнулось с экономическим упадком и с первыми закрытиями шахт. Тогда люди стали добывать уголь нелегально. «Здесь повсюду нужно только на метр выкопать яму, чтобы найти уголь» –говорит бывший шахтер из Тореза, промышленного города возле Донецка, названного в честь лидера компартии Франции. В самодельных туннелях с деревянными подпорками часто происходят несчастные случаи. Однако шахтеры рискуют своей жизнью и уходят под землю в надежде заработать всего несколько сотен долларов в месяц.

После прихода к власти Януковича в 2010-м году, вся эта сеть копанок (нелегальных шахт) стала регулироваться и контролироваться.

«Уголь из копанок по-дешевке продавался на государственные шахты, которые затем уже перепродавали его по рыночным ценам» – говорит Анатолий Акимочкин, вице-президент Независимого Профсоюза Горняков Украины. Помимо этих прибылей, государственные шахты также получали государственные субсидии. «Большая часть этих денег исчезала в карманах коррупционеров» – говорит Акимочкин. По оценкам экспертов за последние десять лет 10% всего добытого в Украине угля приходилось на нелегальные шахты. За всей этой сетью стоял старший сын бывшего президента Александр Янукович, который, таким образом, стал конкурировать с владельцами приватизированных шахт, лидером которых являлся Ахметов.

Новая раздача карт в игре

«Революция? Нет, просто другая раздача карт в игре» – говорит социолог Владимир Ищенко, заместитель директора киевского Центра Исследования Общества. Через несколько недель после устранения Януковича от власти он не скрывает своего разочарования: «Нынешнее правительство отстаивает те же самый ценности, что и предыдущее: экономический либерализм и личное обогащение. Не все восстания являются революциями. Вряд ли движение Майдана приведет к глубинным переменам, чтобы это можно было по праву называть революцией".

Наиболее серьезным кандидатом на президентских выборах, намеченных на 25 мая, является Петр Порошенко – «шоколадный король» (поскольку свое состояние он сделал именно в этой промышленности) – один из богатейших людей страны». Даже в тот момент, когда демонстрантов расстреливали на Майдане, который стал центром народного недовольства с 22 ноября, прежнее праительство договаривалось за закрытыми дверьми о передаче власти с могущественными бизнесменами, которые отныне захватили контроль над Украиной.

Сам путь развития, которому следовала на протяжении последних двадцати лет  Украина, можно назвать «олигархическим плюрализмом». Многие бизнесмены, сколотив огромные состояния на скупке приватизировавшихся шахт и заводов, пришли в политику. Газо-нефте-трейдеры стали министрами или главами крупных учреждений. Бывший премьер-министр Украины Юлия Тимошенко (один из лидеров «Оранжевой революции», которую на Западе считали мученицей после того, как ее заключили в тюрьму в 2011 году) тоже сделала состояние именно в газовой индустрии.

Бизнес и политика были неразрывно связаны. Некоторые из могущественных бизнесменов играли при этом, скорее, негласную роль, участвуя в финансировании кампаний политиков, которые должны были затем представлять их интересы. Такая система стала общепринятой при президентстве Леонида Кучмы в 1994-2005 годах. Она предполагает постоянную реконфигурацию, определяемую интересами конкурирующих могущественных деятелей – их альянсами и враждой.

Возле «Донбасс Палас», на крыше дорогого здания, где расположены штаб-квартиры компаний Метинвест и Dtek – двух компаний Ахметова – светится реклама «Мако» – зарегистрированной в Швейцарии холдинговой компании, при помощи которой Янукович-младший экспортировал украинский уголь. Вскоре после того, как Янукович-старший лишился власти рекламу со здания тоже убрали, что стало своеобразным символом окончания альянса между Ахметовым и людьми президента.

После 2010 года Янукович, которого долгое время считали политическим представителем интересов донецкого клана, решил продемонстрировать собственную независимость. Он назначал своих доверенных людей (членов «семьи») на ключевые государственные должности. Среди них был, например, Сергей Арбузов – его персональный банкир, ставший в 2010 году главой Нацбанка. Он ненадолго стал премьером после обострения кризиса 28 января – после отъезда Николая Азарова.

Президент также полагался на Виталия Захарченко – близкого друга его сына Александра. Он назначил его главой налогового управления в декабре 2010-го, а затем – министром внутренних дел. Он также покровительствовал влиятельному Дмитрию Фирташу, который одно время был монополистом в сфере импорта российского газа, а затем диверсифицировал свою деятельность, занявшись также химической промышленностью и банковской сферой. Тперь же Захарченко бежал в Россию, а Фирташ был арестован в Вене 13 марта.

Младо-олигархи

«Семья» также способствовала возникновению группы «младо-олигархов», «восходящей звездой» в которой был Сергей Курченко. Он родился в Харькове в 1985 году и является владельцем компании «Газ Украина», которая контролирует 18% рынка сжиженного газа и имеет общий оборот в размере 10 миллиардов долларов. Курченко купил в 2012 году одесский НПЗ, а также футбольную команду в своем родном городе – клуб «Металлист Харьков». Его подъем стал возможным благодаря близким отношениям с сыном бывшего украинского генпрокурора Виктора Пшонки – тоже члена «семьи». Однако купив одесский НПЗ, Курченко стал конкурентом Игоря Коломойского – третьего в списке самых богатых граждан Украины и крупнейшего игрока на нефтяном рынке. «Конкурениця была неравной – говрит по этому поводу журналистка Анна Бабинец – потому что Курченко пользовался поддержкой режима».

После свержения «семьи» Курченко и Пшонка бежали в Россию. И 2 марта новые власти Украины назначили Игоря Коломойского губернатором Днепропетровской области. В тот же день Сергей Тарута – влиятельная фигура в сталелитейной промышленности – был назначен губернатором Донецкой области. Тарута в свое время финансово помогал «Оранжевой революции», однако был достаточно осторожен и старался открыто не проявлять своих политических пристрастий. «Тарута и Ахметов никогда не были друзьями, однако после серии столкновений, они смогли прийти к определенному соглашению по вопросам о контроле над регионом» – говорит Валентин Кокорский, политолог из Донецкого университета. «Это просто немыслимо, чтобы назначение прямого конкурента могло произойти без одобрения Ахметова». Однако долгое время борьба между ними была весьма ожесточенной: Ахметов поднял свои цены, пытаясь заставить Таруту отказаться от контроля над компанией.

Одним из преимуществ олигархической системы иногда называли тот факт, что она защищает Украину от российского капитала. «Однако – как говорит Кокорский – невозможно даже представить себе украинскую экономику – особенно экономику Донбасса – без России. Вся наша перерабатывающая промышленность направлена именно на рынки России и зачастую не соответсвует стандартам ЕС. Наши олигархи прекрасно сознают, что спасение Украины возможно лишь в том случае, если она будет своеобразным мостом между ЕС и Россией».

Состояние Ахметова, может быть, родом и с Донбасса, но теперь его империя простирается и на Россию, и на ЕС – в частности, затрагивая Болгарию, Италию и Великобританию. Там он владеет заводами и фабриками, холдинговыми компаниями и кросс-холдингами.

Тарута родом из греческой общины Приазовья. Его родной город Маруполь является одним из бастионов группы Ахметова – городом, где находятся комбинат Азовсталь, металлургический комбинат имени Ильича, ваогоностриотельный завод Азовмаш, экспортирующий практически всю свою продукцию в Россию. Вскоре после своего назначения на должность губернатора Тарута встречался с представителями этих промышленных предприятий Маруиполя. «Встреча была плодотворной. Никто не был заинтересован в расколе Украины» – говорит Николай Токарский, редактор влиятельной местной газеты «Приазовский рабочий», присутстсвовавший при встрече.

Сама газета принадлежит холдинговой компании Ахметова СКМ. Токарский также является «независимым» депутатом донецкого облсовета, где и представляет интересы олигархов. И даже рискуя потерять своих читателей, которые весьма восприимчивы к призывам России, газета «Приазовский рабочий» защищает принципы «территориальной целостности» Украины, что является четким сигналом, говорящим о том, что Ахметов поддерживает новый киевский режим.

Защита от «российской угрозы»

Нынешнее правительство расчитывает на олигархов, пытаясь таким образом компенсировать неэффективность государства и практически полное исчезновение самого государственного аппарата. Правительство Украины пытается привлечь олигархов к делу защиты от «российской угрозы» – при том, что длительный конфликт будет просто губительным для их интересов. Ахметов и Тарута, похоже, преркасно понимают эту угрозу и потому усилили свои призывы к миру. После яростных столкновений 13 марта, в ходе которых в центре Донецка погиб один демонстрант, Ахметов заявил, что «Донбасс – ответственный регион», а его население «мужественные и трудолюбивые люди», и поэтому Донбасс никогда не поддастся на призывы к насилию.

На протяжении марта здесь происходили настоящие битвы между оппозиционными правительству демонстрантами и правоохранительными органами за контроль над административными зданиями восточной Украины. Здания оккупировались протестующими, затем их вновь брала под контроль милиция. Однако когда 9 марта началась осада обладминистрации в Луганске, 300 милиционеров с щитами покинули здания под приветственные крики двух тысяч человек – преимущественно женщин и пенсионеров. Многие милиционеры тогда улыбались людям, изнавшим их из здания. Подобные сцены можно было наблюдать и в Донецке. «Милиция теперь не знает, кому подчиняться. Их начальники служили прошлым властям» – говорит донецкий блоггер Денис Казанцев.

Сама цепочка команд на всех уровнях сил безопасности прервалась. Центральная власть, куда были назначены новые начальники, практически не функционирует. «В том, что касается коррупции, прокуратура полагается на ту информацию, которую сообщаем мы, журналисты – поскольку архивы исчезли» – говорит Анна Бабинец. Поскольку в украинской армии, по словам и.о. президента Александра Турчинова, только 6000 боеготовных человек, парламент проголосовал за создание «Национальной Гвардии». Однако эти силы (в которые вошли националистические экстремисты, в том числе члены крайне-правой организации «Правый Сектор») вряд ли смогут осуществлять задачи по осуществлению национальной безопасности, а могут лишь усилить недоверие население востока Украины. И вот, 14 марта в Харькове произошло столконвение активистов «Правого Сектора» с про-российскими активистами, что привело к гибели людей.

Поскольку государство, по всей видимости, сейчас просто разваливается, историю этой «революции» можно считать также некой повестью об упущенных возможностях. Александр Ткаченко, чиновник из Партии Регионов Луганска (в 30 километрах от российской границы) признает, что он был шокирован «как, впрочем, и всякий» роскошной виллой Януковича с золотым унитазом: «В юности мы заучили один старый лозунг: «Мир хижинам! Война дворцам!». Однако коррупция уже сожрала всю страну».

Люди на востоке Украины, возможно, и смогли бы объединиться с людьми с запада Украины в единое оппозиционное движение, направленное против олигархов и коррупции. Однако чрезмерный украинский национализм фактически исключил русскоязычных жителей востока Украины, и сторонники бывшего президента говорят о «фашистской угрозе». И вот, после всего лишь нескольких недель манипуляций страхами и вопросами идентичности страна фактически оказалась на грани гражданской войны.

Жан-Арно Дерен, Лорен Геслин

Le Monde Diplomatique

Перевод Дмитрия Колесника

Читайте по теме: 

Андрей Манчук. Дикие шахты в Снежном

Ульрих РиппертУкраина: ожесточенная схватка олигархов

Андрей МанчукCome as you are

Всеволод Петровский. Реактивный психоз

Станислав Кметь. Черные дыры Донецка

Флорин ПоенаруКлассовая перспектива в Украине

Джули Хайланд. Что готовит рабочим украинский режим?

Дэвид РэйПустые обещания для Украины

Шречко Хорват. Призрак Ленина

Андрій Мовчан. «Двометровий горизонт»

Андрей Манчук. «Дикие шахты» в Снежном

Андрей Манчук«Донбассофобия»

Дмитрий Калитвинцев«Шахтеров заставляют рисковать, чтобы заработать»


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал