Реактивный психозРеактивный психоз
Реактивный психоз

Реактивный психоз


Всеволод Петровський
Украинское информационное пространство продолжает катиться по рельсам патриотического безумия. Но уехать на них от реальности всё равно не получится

03.04.2014

Называйте это «репетицией» или «национальной безопасностью». Как угодно. Но если вы считаете, что войны нет, то тогда зачем вы нужны? Идите домой и играйте в гольф. Так что вам придётся принять нашу войну, потому что кроме нашей нет никакой другой.

«Хвост виляет собакой»

Знаете, в чем главное свойство всех переломных исторических моментов?  В том, что ты никогда не будешь готов к их наступлению. Каким бы «продвинутым политическим аналитиком» ты не считал себя в глубине души, — еще за день до начала событий, которые навсегда изменят твою страну, ты и представить себе не сможешь, что всё обернётся именно так.

В один месяц украинской истории – с середины февраля до середины марта – вместилась критическая масса «того, чего не могло быть, потому что не могло быть никогда». Кровавая бойня в центре Киева, бегство Януковича, вооруженные отряды парамилитариев, которые стали реальной властью на улицах украинских городов. И, наконец – самый ассиметричный и неожиданный ответ на события Майдана: Полуостров Крым, этот вечный украинский «сундук с сокровищами без ручки», молниеносно проделал путь от рядового региона «антимайдановского» Юго-Востока до субъекта Российской Федерации.

***

В психиатрии есть такое понятие: реактивный психоз. Под ним понимают острую реакцию на потрясение, представляющее угрозу жизни или известие о неожиданной утрате. Реактивный психоз может проявляться двояко: при гипокинетической форме больной цепенеет от ужаса, не в силах пошевелиться. А гиперкинетической форме, наоборот, проявляет хаотическое двигательное возбуждение.

Конечно, нельзя просто поставить знак равенства между личными душевными травмами и масштабными общественными явлениями. Но определенные параллели провести, думаю, можно. 

«Переломный месяц» стал для украинского национал-патриота временем непрерывных потрясений. Вслед за шоком от массовой гибели людей в Киеве последовала недолгая эйфория от «победы революции». Но тут же – новая, неожиданная и невосполнимая утрата Крыма. «А хорошо всё-таки, что Украина империя – и у неё есть такая отличная колония!», – шутил знакомый «русскоязычный украинский националист», когда мы с ним шли по улице весеннего Симферополя. Ни он, ни я, конечно, не могли тогда предположить, что уже через год Крым станет частью государства, которое куда больше подходит под «имперское» определение.

Тяжесть потери усугублялась зрелищем беспомощности новой киевской власти перед лицом новой реальности. Печальные истории об украинских военных, которых бросило на произвол судьбы «свободовское» минобороны,   вводили патриота в шок и оцепенение, за которым неизбежно должен был последовать гнев – в полной мере направленный против новых хозяев просторных кабинетов на Банковой и Грушевского.

Как же скорректировать опасное направление патриотического гнева? Нужно попытаться вернуть его в прежнее русло, направить целиком и полностью против демонического внешнего врага. Сделать вид, что война с ним вовсе не проиграна без единого выстрела: напротив, она только начинается.

И вот уже СМИ тиражируют всё более угрожающие данные о российских войсках, стянутых к украинским кордонам, полученные «от источников в западных разведках». По интернету гуляют схемы расположения вражеских армий, подготовленные доморощенными «экспертами». Одна из них представляла собой вырезанную карту Украины с указанными «направлениями ударов» и удобным пояснительным текстом, из которого можно было узнать, например, сколько единиц российской бронетехники сосредоточено у южных границ Запорожской области... Ну, забыли авторы схемы о существовании Азовского моря, бывает.

Правительство начинает хаотичную мобилизацию, больше напоминающую ту самую «психотическую гиперактивность». К границам стягивается вся военная техника, способная передвигаться без буксира и потреблять топливо, купленное у компании Игоря Коломойского. Другой патриотичный миллиардер, Сергей Тарута, отчитывается о том, как вместе с братом на выходных рыл траншею в донецких степях.  

Существовала ли настоящая угроза полномасштабной войны РФ с «континентальной Украиной»? Не могу сказать однозначно (см. первый абзац статьи). Впрочем, сейчас, когда Лавров и Керри, обсуждают между собой будущее нашей страны – открыто обсуждая, к слову, и «запретную тему» федерализма, – когда Ангела Меркель подтверждает отвод части российских войск от украинских границ – кажется, что для всех, за пределами Украины, очевидно: прямого военного противостояния не будет.

Но мобилизация продолжается. А из дырявого бюджета, в котором, как нам уже сообщили, не хватает денег ни на здравоохранение, ни на прочие социальные расходы, выделяются миллиарды гривен на «поддержку обороноспособности».

И какая разница, ждёт ли правительство войны в реальности? Не будь этой войны, ее стоило бы придумать. Герои фильма «Хвост виляет собакой», – нанятые Белым домом пиарщики, –  «сконструировали» войну с далёкой Албанией, чтобы отвлечь американцев от сексуального скандала, связанного с президентом. У украинского «временного правительства»  более глобальные проблемы: угроза полного краха национальной экономики и принятые по требованию МВФ «непопулярные меры», которые ведут к обнищанию миллионов жителей страны. Лучший метод отвлечь от этой печальной реальности хотя бы части граждан – «сплотить» их перед лицом внешней угрозы.

***

Первым из выигранных Украиной «сражений» этой странной войны стало отключение российских каналов в кабельных сетях. Какая может быть свобода слова на войне? С одной стороны, у нас, вроде бы, нет причин защищать программу «Вести недели» и прочую, столь же «объективную» продукцию официального российского агитпропа. Но с другой стороны, в условиях информационной войны возможность переключать каналы двух стран и наблюдать за сражением двух машин пропаганды, наблюдая противоречия, передёргивания и явный обман с обеих сторон, всё-таки, оставляла бы украинскому зрителю куда больше шансов на то чтобы сохранить здравомыслие. Теперь же украинец, отгороженный железным занавесом от Дмитрия Киселёва, остался один на один с отечественным «коллективным Киселёвым» – в лице «независимых» украинских СМИ.

Последние быстро продемонстрировали довольно специфический подход к стандартам журналистики. Украина узнала о задержании в Чернигове российского шпиона, «одетого в кожаный плащ, из-под которого выглядывали два кинжала». Переварила сообщения о тысячах беженцев из Крыма и «правдивую информацию» о настоящем количестве участников крымского референдума, которое, с каждым очередным «расследованием» устойчиво стремится к нулю. По соцсетям полетели рассказы «паспортах с магаданской пропиской» и прочих подобных ужасах новых крымских реалий.

Не забыли, конечно же, и о внутреннем враге. Из честных украинских СМИ мы узнаём о том, что на Юго-Востоке на митинги «против российской агрессии» выходят десятки тысяч человек, а противостоят им только жалкие кучки каких-то непонятных сепаратистов, завезенных из Ростова и Белгорода.

Скудные сообщения об арестах и преследованиях оппозиционных новому правительству активистов не вызвали особых рефлексий у недавних участников антиправительственных протестных движений. Мало кто задумывался о том, правомочны ли предъявленные обвинения в «попытках изменения конституционного строя» (при том, что эти обвинения предъявляют люди, которые, по факту узурпировали власть в стране, не заботясь ни о каких конституционных формальностях), в «захвате админзданий» (хотя это было обычной и ненаказуемой практикой для «майданного» движения), и, конечно же, в «сепаратизме» (которым, в нынешних условиях, может быть названа любая попытка поговорить о расширении прав регионов, ничуть не выходящая за рамки пресловутых «европейских демократических ценностей»).

В обсуждениях этих новостей звучат совсем другие вопросы: например, почему арестов до сих пор так мало, почему митинги не разгоняет местная милиция, почему «сепаратистов» не депортируют в Россию, не применяют против них оружие, не наматывают их на гусеницы украинских танков?

Нет, к сожалению, это не гипербола. Все эти гневные вопросы взяты из реальных интерет-комментариев, оставленных «патриотично настроенными» гражданами, которые еще недавно искренне желали демократических преобразований и оплакивали гибель «небесной сотни»

Возможностей для ведения дискуссии всё меньше. Углублённый майданом мировоззренческий раскол в обществе в «военное» время достиг совсем уже угрожающих масштабов. Украинцы привыкают жить и общаться между собой по стандартам четырнадцатого года (я имею в виду 1914-й год). И высказывая мнение, не укладывающееся в текущий «национал-патриотический консенсус», ты рискуешь быть записан во вражеские агенты – причем, без всяких кавычек. 

Впрочем, от риска быть названными «пятой колонной» не застрахованы даже самые, казалось бы, «украиноцентричные» силы. Когда «Батькивщина» начала отодвигать от власти радикалов – тихо сливая «Свободу» и жестко прессуя «Правый сектор», в украинском информационном пространстве в адрес националистов, наконец-то, полетели серьезные обвинения. Нет, не в шовинизме и ксенофобии, и не в приверженности тоталитарной идеологии – а в том, что они «играют на руку Путину», а может и вовсе являются кремлёвскими агентами. Националисты же не остались в долгу, припомнив Тимошенко её старые «связи с врагом».

В общем, украинские реалии «военного времени» лучше всего описывает популярная сейчас сатирическая формула: «Янукович был агентом Путина и хотел погубить Украину, но его свергли агенты Путина из «Правого сектора», желающие погубить Украину, и тогда к власти пришли агенты Путина – олигархи и продажные чиновники, желающие погубить Украину, но против этого восстали агенты Путина на Востоке, желающие погубить Украину, но им помешала агент Путина Юлия Тимошенко, желающая погубить Украину».  Хотя, наверное, я зря процитировал этот афоризм. Ведь его автор, Денис Батарчук, – гражданин Росии. Так что... Сами понимаете.  

***

Справедливости ради, стоит сказать и о том, что украинско-патриотическое информационное пространство еще не достигло тоталитарной степени «одностайності». Возможности для свободной критики правительства – в том числе, и его «военных» мероприятий, – пока что сохраняются. Об этом свидетельствует, например, сюжет о бунте днепропетровских призывников, показанный «Новым каналом». Впрочем, там, куда внешние ограничения еще не добралась, у украинских «неупереджених» медийщиков зачастую срабатывает цензура внутренняя.

Недавно я наблюдал в ленте фейсбука занятный диалог: Один из резервистов (из того же, кстати, региона), также возмущенный особенностями мобилизации по-украински, предлагает своему знакомому, журналисту другого центрального телеканала,  предоставить информацию для эксклюзивного сюжета. Телевезионщик нехотя соглашается дать контакты недовольного призывника днепропетровскому собкору. И тут же уточняет: «...но я сейчас за то чтобы минимально критиковать правительство. Мне многое в них нравится. Да и Раша, опять же...».

Война – лучшее оправдание для любого вида цензуры? Но что же, кроме «наращивания обороноспособности», так нравится представителям «креативного класса» в правительстве Яценюка? Ну вот, к примеру, недавно многие мои знакомые с удовольствием делились новостью о том, что премьер сообщил о принятии «антикризисных» поправок к бюджету в твиттере. И мало того – дал ссылку на документ в гугл-докс! Твиттер, понимаете? Гугл-докс! Это же значит, что у нас всё становится как в Европе, а не как в этой ужасной Рашке! Правда, содержание нового закона, и то, какие последствия он будет иметь для украинцев, любители твиттера, почему-то, не обсуждали. Но что это по сравнению с историческим моментом ссылки на гугл-докс в микроблоге Арсения.

Что же, украинское информационное пространство продолжает катиться по рельсам патриотического безумия. Но уехать на них от реальности всё равно не получится. Неолиберальное правительство будет продолжать сталкивать «маленького украинца» в нищету, прикрываясь сложностями военного времени и «необходимостью непопулярных реформ». А дальнейшие судьбы украинских территорий, тем временем, будут решаться в Москве, Вашингтоне, Брюсселе. Но есть и хорошая новость: иностранные дипломаты давно освоили цифровые технологии. И об очередных судьбоносных решениях нас, возможно, известят с помощью твиттера.

Всеволод Петровский  

Читайте по теме:

Андрей Манчук. Come as you are

Андрій Мовчан. Небесна олігархія

Александр Конопляников. Новая политическая реальность

Дмитрий РайдерБорьба холеры и чумы

Олександр КириченкоМи без Криму

Жан Жорес«Нас клеймили, называя плохими французами»

Ігор Єгупов«Федерализация и левые в Украине»

Артем Кирпиченок«Письмо украинским товарищам»

Илья Деревянко. Капитализма с человеческим лицом не будет

Алексей Сахнин. Эффект войны


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал