Черные дыры ДонецкаЧерные дыры ДонецкаЧерные дыры Донецка
Репортаж

Черные дыры Донецка

Станіслав Кмєть
Черные дыры Донецка
«Виселицы» в степях под Донецком и в самом деле торчат куда ни глянь. Они стали новым символом этих степей, как когда-то были курганы и каменные скифские бабы

28.10.2013

Предисловие Всеволода Петровского: Библиофилам на заметку: недавно был издан энциклопедический справочник «Донетчина». Книга красивая, дорогая. Перетянута итальянской кожей с позолотой. Знакомит читателей с «экономическим и инвестиционным потенциалом области». А еще издатели просят обратить внимание на рубрику «Наши земляки в управлении государством».

Конечно, мы не собираемся «осуждать Пастернака не читая». И все же, кое в чем можно быть уверенным наверняка, даже не открывая книгу: В красочной энциклопедии нет ни слова о криминальном бизнесе, на котором куют свои состояния многие наши «управляющие земляки». Это нелегальные угольные разрезы, известные как «дырки» или «копанки». 

 Конечно, эта тема не нова. О донбасских копанках написано и снято немало. Правда, нелегальная добыча угля, чаще всего, воспринимается как примета глухих окраин Донбасса, вроде Снежного или Тореза. Но на территории пафосного Донецка — с его «Донбасс Ареной», бутиками и плазами — представить себе допотопную «дырку» тяжело. Даже мэр города, в свое время заявлял: в Донецке угольных нелегалов нет! Может, где и копают, но только не в его удельном княжестве.   

Врал, конечно. «Черные копатели» уже не в первый год ведут активную деятельность на юго-западе Большого Донецка, в городке Моспино, подчиненном донецкому горсовету. Ниже мы, с небольшими сокращениями, публикуем репортаж Станислава Кметя, посвященный моспинским угольным карьерам. 


Если раньше копанки в основном работали в шахтерских «резервациях» — небольших и бедных городах, где не было ни работы, ни порядка, то в последние годы добрались до цитадели цивилизации – областного центра. В Моспино, которое, как известно, находится в подчинении Донецкого горсовета, уголь копают без всякого стеснения, причем не только в скромных «дырках» при помощи ванн и лопат, но и в исполинских карьерах, вырытых прямо посреди сельскохозяйственных полей. На варварские разработки жалуются сотни жителей этой донецкой окраины, но для власти они остаются незаметными. Лишь изредка правоохранители рапортуют о единичных случаях закрытия копанок в Моспино, изображая кипучую деятельность, но их «борьба» явно не сопоставима с размахом копателей.

Безобразные кратеры угольных карьеров долгой цепью тянутся от окраины Донецка до самой границы с Россией через Амвросиевский район. Масштабы нелегальной деятельности хорошо видны невооруженным глазом с любой возвышенности. Раньше здесь были плодородные черноземные поля умерших колхозов, но теперь верхний слой чернозема во многих местах срыт или засыпан бесплодной породой. Тяжело сказать, будет ли эта земля пригодна для земледелия в ближайшие десятилетия.

Возможно, никакой катастрофы в такой кустарной добыче под Донецком и не было бы, если бы дельцы заботились об окружающей среде и ликвидировали последствия угледобычи. Но расхитителей угля проблемы окружающей среды, увы, не заботят, а заботит только быстрая нажива. Лишние расходы им ни к чему.

Многие карьеры брошены и покинуты. Уголь в них, очевидно, уже закончился, и организаторы разработок переместились на новое место, оставив ямы не засыпанными. Смотреть на последствия таких раскопок попросту больно. Хотя бы потому, что понимаешь – государство не способно найти и наказать виновных. Что останется нам после того, как степи под Донецком полностью перероют? Ведь на этих землях нельзя будет выращивать даже рапс, столь любимый нынешними аграриями.

Жилые дома находятся всего в ста метрах от ближайших разработок. Из-за них почти пересох местный зарыбленный ставок, а также упал уровень воды в колодцах. Местные жители, написавшие нам в редакцию, жаловались на страшную пыль, которую поднимает ветер в сухую погоду из раскопанных кратеров. Когда в Донецке ветрено, под Моспино бушуют настоящие пыльные бури, которые не прекратятся до тех пор, пока эти лунные поверхности не зарастут травой.

Трудно поверить, что разработки таких масштабов не известны чиновникам. Тем более, что по словам моспинцев, в милицию они жаловались неоднократно. Впрочем, как рассказал один из жителей этой окраины Донецка, имевший некоторое отношение к нелегальной добыче угля – правоохранители обо всем прекрасно знают. Назвали нам даже принцип взимания дани с моспинских нелегалов: правоохранители осматривают местность с вертолета и считают «виселицы» — деревянные перекладины для крепления лебедочного троса, которые обычно устанавливают возле каждой норы. С одной такой «виселицы» в милицию якобы и уплачивается определенная такса.

Неизвестно, насколько правдива эта информация, но «виселицы» в степях под Донецком и в самом деле торчат куда ни глянь. Они стали новым символом этих степей, как когда-то были курганы и каменные скифские бабы. Говорят, что уголь здесь точно так же брали еще в царские времена, и сегодняшние углекопы попросту раскапывают выходы стволов старых, давно уже закрытых шахт.

Достается от «дырочников» не только степям, но и лесным насаждениям. Небольшой молодой лес, высаженный под Моспино жителями в советские годы, сегодня нещадно вырубается угольщиками. Аборигены привыкли охотиться здесь на фазанов и собирать грибы, но в этом году копатели наступают по всем фронтам и вскоре лес может попросту погибнуть.

Работают на моспинских копанках приезжие. Жители Моспино, проводившие для нас экскурсию, рассказали, что местные перестали работать на угольных разработках, так как там их часто обманывали и не выплачивали зарплату. Поэтому хозяева вскоре стали возить шахтеров из области.

Рассказали местные и о том, как владельцы небольшого угольного карьера выкупили и снесли целую улицу на окраине поселка, под которой находились весьма аппетитные угольные пласты. Улица, правда, была небольшой и состояла всего из нескольких домов, но прецедент все же достаточно интересный. Работы здесь велись в прошлом году, после чего яма была наскоро закопана, а добытчики перешли на другое место, оставив после себя горы вывороченной глины.

Теперь от старых домишек на улице не осталось практически ничего, и лишь осенние фруктовые деревья напоминают о том, что когда-то здесь жили люди.

Как знать, не случится ли однажды так, что судьбу этой улицы повторят целые города и поселки. Ведь по темпам вымирания шахтерский Донбасс сегодня занимает в Украине ведущие позиции, а аппетиты нелегальных угольщиков только растут. Если и дальше будем продолжать в том же духе, на месте многих родных нам с детства мест в будущем могут оказаться лишь котлованы и горы породы. Невеселая перспектива. О которой стоит задуматься уже сегодня.

Станислав Кметь

Читайте по теме:

Андрей Манчук. Любовь Зла 

Андрій Мовчан. «Двометровий горизонт»

Андрей Манчук. «Дикие шахты» в Снежном

Михаил Волынец«Прошлись по телам голодающих шахтеров»

Андрей Манчук«Донбассофобия»

Дмитрий Калитвинцев«Шахтеров заставляют рисковать, чтобы заработать»

«Луганское побоище. Шахтеры против ОМОНа»

Георгий Эрман«Донецкий майдан»

Андрей МанчукБараки «Олимпийского»

Михаил РезникЗаробитчане с «Пятака»

Дмитрий КолесникГрани заробитчанства


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал