Пустые обещания для УкраиныПустые обещания для УкраиныПустые обещания для Украины
Аналіз

Пустые обещания для Украины

Девiд Рей
Пустые обещания для Украины
В Украине наблюдается политическая пустота (как и та, что в свое время привела фактически к само-дискредитации «оранжевой» революции). И эту пустоту заполняют националисты и крайне-правые

26.01.2014

Нынешние протесты в Украине являются очередным примером социальной и политической нестабильности, вызванной глобальным экономическим кризисом. Украина только что пережила третий по счету серьезный удар по экономике за последние двадцать лет. Ее экономика сейчас в упадке, ей грозит кредитный дефолт и монетарная дефляция. Нынешнее коррумпированное олигархическое правительство, защищающее интересы богатой элиты, оказалось неспособно предложить населению страны путь выхода из кризиса.

Однако и нынешние массовые протесты, последовавшие за отказом президента подписать соглашение об ассоциации с ЕС, трактовались у нас весьма упрощенно и однобоко. Правительство Януковича, поддавшись давлению со стороны России, якобы, не дает стране вступить в ЕС – и, таким образом, не позволяет вступить в некий клуб богатых и демократических стран, который мог бы гарантировать ее экономическое и политическое развитие. Далее обычно говорилось о том, что ЕС не приемлет такой вариант, и, в свою очередь, не позволяет Украине войти в сферу российского доминирования. Такие мысли были выражены в частности в открытом письме, подписанном многими интеллектуалами по инициативе Славомира Сераковского из журнала «Krytyka Polityczna».

В письме, например, говорится, что протесты на Евромайдане представляют европейские ценности в их наилучшем виде. В нем выражается призыв поддержать протестующих в их стремлении свергнуть правительство Украины. В качестве варианта решения предлагается принятие некоего нового европейского «плана Маршалла» для Украины, который должен обеспечить экономические и политические изменения. Сераковский написал в тот же день и статью в Гардиан, где повторяет ту же самую идеализированную версию событий в Украине и утверждает, что украинцы борются не просто за себя, а за весь европейский проект в целом. Протесты в Киеве подаются у него как стремление гражданского общества освободиться от ярма российского господства. Сераковский утверждает, что это в итоге скажется и на России – последней из европейских стран, которой придется столкнуться с потерей своей империи.

Дихотомия в данном случае очевидна: Россия – автократичная и имперская страна, тогда как ЕС – демократическое и допускающее плюрализм образование. Следовательно, предлагается сделать всё, чтобы помочь украинцам дальше идти по пути, который они прежде избрали – к свободе и процветанию.

Чтобы согласиться с такого рода версией трактовки событий, для начала следует согласиться с трактовкой истории в стиле злополучного тезиса Фукуямы о «конце истории», который противоречит самой реальности последних двадцати лет. С одной стороны, аргументы как будто бы правильные – Россия действительно имеет свои экономические интересы в Украине, она пытается влиять на политическую и культурную жизнь страны, и сама по себе далеко не является образцом идеальной демократической системы, которая уважает права человека.

Тем не менее, это отнюдь не означает, что ЕС и Запад являются неким противоположным ей идеалом.

Разве опыт последних десяти лет не оставил никаких следов в коллективном сознании европейских интеллектуалов? Разве военные интервенции на Ближнем Востоке и в Африке (многие из которых до сих пор продолжаются) не являются достаточным доказательством того, что Запад отнюдь не отказался и от собственных имперских амбиций? А как же тогда насчет навязывания мер экономии – ведь зачастую это происходит в обход национальных демократически избранных парламентов, и всё бремя финансового кризиса просто перекладывается на плечи рабочих и бедняков? Возможно, если мы уж выражаем свое неприятие полицейского насилия в Украине, то нам стоит вспомнить и о жестокости, с которой обращаются с противниками неолиберализма в таких странах, как Греция? Ведь новые анти-протестные законы, введенные Януковичем, очень похожи на законы, принятые недавно в Испании. В ЕС, конечно, многое стоит ценить, но сам по себе он тоже далеко не совершенен.

Такое идеализированное видение Запада и ЕС приводит к переоценке своих возможностей (или желаний) обеспечения необходимого финансирования, которое позволило бы Украине быть конкурентоспособной страной в ЕС. Польша в последние годы была получательницей наибольшей суммы из фондов ЕС (что действительно помогло ей обеспечить экономический рост посредством государственных инвестиций) –но это исключение, а не правило. Бюджет ЕС сейчас менее 1% ВВП, а в этом году – впервые в истории Евросоюза – бюджет будет даже меньше, чем в прошлом году. Национальные и европейские элиты и дальше проталкивают меры экономии в качестве способа выхода из кризиса, что по сути является лишь формой экономического перераспределения богатств в пользу наиболее богатых слоев общества. И фраза о новом «плане Маршалла», насколько бы заманчиво она ни звучала, лишена какого-нибудь реального основания, и по факту является ничем иным, как пустым сотрясанием воздуха.

Еще один аспект недопонимания в данном случае касается того, что ЕС, якобы, не имеет своих интересов в Украине. Пакет соглашений об ассоциации с ЕС был непосредственно связан с принятием Украиной структурных реформ МВФ. В нем не только предлагался всего лишь один миллиард евро, но соглашения были еще и составлены таким образом, чтобы поставить Украину в неравное и зависимое от богатого экономического блока положение. В основе соглашения об ассоциации лежало создание зоны свободной торговли, внутри которой тарифы и торговые барьеры снимаются, в результате чего выигрывают более мощные экономики стран Запада. К тому же, там содержалось лишь очень невнятное упоминание о возможности в будущем отмены виз и не содержалось вообще никаких фраз о потенциальной возможности членства в ЕС.

И здесь следует отметить, что 15-миллиардный кредит и снижение цены на газ, подписанное Украиной с Россией, не предполагало таких условий, которые выдвигал ЕС. Предложение ЕС было абсолютно неприемлемым для жителей южной и восточной Украины (где сосредоточена большая часть промышленности и используется преимущественно русский язык). Подписание такого соглашения, которое бросило бы страну в свободную экономическую зону с ЕС, привело бы к разрыву экономических связей с Россией, к необходимости осуществления целой серии структурных реформ и к росту цен на энергоносители. В этом, к сожалению, состоит трагическая реальность ситуации, и никакие теплые слова о европейских идеалах или цитаты из Хабермаса или Дерриды не способны ее изменить.

Экономические трудности, вызванные экономической политикой, продвигаемой странами Запада, – это отнюдь не какая-то абстрактная проблема для стран вроде Украины, где средний уровень жизни до сих пор еще ниже уровня периода окончания эпохи коммунизма. Вслед за крахом СССР в 1991-м году начался период экономического упадка – ВВП на душу населения снизился в среднем с 8,500 долларов до 5,500 к 1998-му году. И этот экономический коллапс привел затем к власти новую олигархическую политическую элиту (как, впрочем, и в России), которая смогла обеспечить небольшой экономический подъем и относительное улучшение уровня жизни посредством ряда протекционистских мер в национальной экономике. Следующие десять лет (после 1998-го года) уровень ВВП стабильно рос, достигнув в 2008-м году уровня в 6700 долларов на душу населения. Однако затем последовал глобальный экономический кризис, и уровень жизни вновь стал падать.

Новый этап экономической нестабильности еще больше обнажил кумовство и непрофессионализм нынешнего украинского правительства. Протесты на Евромайдане были вызваны недовольством нынешним правительством и желанием того, чтобы Украина стала процветающей и действительно демократической страной. Желания эти были дополнены (особенно в среде молодежи западной части Украины) идеализируемым видением ЕС и стремлением иметь возможность свободно уезжать из Украины, жить и работать в странах ЕС. Тем не менее, это не является общераспространенной точкой зрения, а протестующие на Майдане, конечно, не выражают мнения всего украинского общества.

Если поддержка Евромайдану и была сильной в западной части страны, то большинство жителей юга и востока Украины выступают против протестующих. Во многих отношениях демонстрации на Евромайдане были массовыми стихийными протестами, в ходе которых находит выход гнев тысяч человек, проявляется  впечатляющая самоорганизация и политическая воля. Тем не менее, в Украине наблюдается политическая пустота (как и та, что в свое время привела фактически к само-дискредитации «оранжевой» революции). И эту пустоту заполняют националисты и крайне-правые. Наиболее крупная крайне-правая партия «Свобода» – партия, которая, несмотря на косметический ребрендинг, сотрудничает с неофашистскими партиями Европы. Ее лидер Олег Тягнибок прославился своими откровенно антисемитскими высказываниями и яростным украинским национализмом. «Свобода» сыграла центральную роль во многих наиболее ожесточенных эпизодах конфронтации на Евромайдане, а крайне-правые демонстранты к тому же атаковали группу левых студентов, которые попытались поднять вопросы экономического и гендерного равенства.

Первого января «Свобода» организовала факельное шествие с целью празднования 105-летия со дня рождения Степана Бандеры – лидера ОУН времен войны, который сотрудничал с нацистами и несет ответственность за геноцид десятков тысяч поляков в ходе II-й Мировой войны. И разве может ли быть что-нибудь отвратительнее того, что польский «патриотический» политик – такой как Ярослав Качинский – стоит на одной сцене с Тягнибоком в окружении флагов УПА?

Для того, чтобы стать сильным независимым государством, Украине необходимо сохранять целостность, что не так-то просто, поскольку страна экономически и культурно разделена по географической линии. И эти различия особо обострились в ходе геополитических игр, которые ведут заинтересованные в собственной выгоде силы, как на Западе, так и на Востоке. К тому же эти различия, как и политическая неопределенность, эксплуатируется теми политическими силами в Украине, которые поддерживают ценности слишком уж далекие от тех «европейских идеалов», за которые ратуют интеллектуалы Запада. Хотя мы, со своей стороны, и надеемся на прогрессивные перемены в этой стране, но мы оказываем жителям Украины лишь медвежью услугу, когда однобоко и идеализированно изображаем нынешние события, предлагая при этом такие варианты решения проблемы, которые в принципе невыполнимы.

Гэвин Рэй

Lewica24

Перевод Дмитрия Колесника

Читайте по теме: 

Георгий Эрман. Сумерки украинского Средневековья

Сергій МовчанКультурні хроніки

Іван Шматко«Свобода» і вбивця біля ваших дверей 

Ульрих РиппертУкраина: ожесточенная схватка олигархов

Андрей МанчукБоярыня в остроге

Клара Вайсс, Питер ШварцПеретягивание Украины

Джеффри СоммерсНе всё то золото, что блестит

Андрей МанчукЕвролицемерие

Посмотреть правде в глаза

Артем Кирпиченок. Мир без левых

Олег ЯсинскийУкраина: Голограмма революции

Дмитрий КолесникКак левые по правым соскучились

Александр Шубин"Революции да, имитации  нет"


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал