Практика против фразыПрактика против фразы
Практика против фразы

Практика против фразы


Олексій Сахнін
Те, кто хочет отказаться от этого опыта во имя комфортного исторического реконструкторства, в грязных подвалах умирающих сект, это не сверх-революционеры, а сверх-реакционеры

06.01.2013

Надо ли было нам участвовать в общедемократических протесах и в выборах в Координационный совет оппозиции? Ультра-революционные сектанты считают, что это было ошибкой, которая-де похоронила революционный протест. Сегодня я считаю нужным высказаться на этот счет – и перед участниками Съезда Левого Фронта, и обращаясь ко всем остальным левым.

Сектантское мышление схематично. Сектанты не могут и не хотят увидеть, какие противоречия проявили себя в происходящих на улицах процессах. Увы, но либеральные утопии разделяют сотни тысяч протестующих, большинство из которых являются носителями антибуржуазного, а порой просто таки пролетарского социального интереса. И эти утопии не разрушаются повторением древних мантр, а преодолеваются только практикой.

Мир ни на йоту не изменится от того, что кучка людей каждый день повторяет инфантильно-левацкие лозунги. Но когда мы на практике показали, что за демократию в России бороться всерьез и до конца готовы только мы, сотни тысяч пошли за нами, а миллионы узнали о нас и восприняли вполне всерьез.

Как показать, что народные стремления могут быть выполнены только через революцию? Что должны сделать для этого революционеры? На этот вопрос есть два ответа. 

Сектанты, (хоть троцкистские и сталинистские, хоть анархистские, хоть какие) говорят – вся истина мира содержится в нашей листовке на 100 страниц. Жаль, что ее никто не читает. Но тем хуже для них.

Мы говорим: критерий истины – практика. На практике миллионы людей пришли к выводу, что их положение может измениться к лучшему лишь через отставку Путина и «демократию». Можно было бы им объяснять, что они идиоты, и не читали наших статей, в которых разъясняется, почему демократия невозможна при капитализме. Только объясняя это в своей макулатуре, придется остаться вне движения и отказаться от шанса быть для него альтернативой, быть силой внутри него.

Поэтому мы говорим: да, давайте бороться с диктатурой и за демократию. И тут выясняется, что в демократию не готовы даже играть ни Пархоменко и его друзья, ни Немцов со своей кулуарной фрондой; что борьбы с диктатурой боятся либеральные «властители дум», позорно сбежавшие из Москвы перед 6 мая; что борьба за демократию возможна только с нами. Массы понимали это и шли за нами. Мы поддерживаем антикапиталистические формы «демократии участия» – такие, как Окупай. Люди видят это, и знают теперь, кто за какую демократию. 

Мы занимались этим весь прошлый год, и достигли за этот год больших успехов, чем все левацкие цикады, годами трещавшие одно и то же, не замечая, что их не слышит никто, кроме узкого круга таких же сектантов. 

Что изменится, если сто раз прокричать – «власть рабочим!»? Как мы знаем, лозунги становятся материальной силой, когда овладевают массами. Но это происходит не в результате их навязчивого повторения самому себе, а в результате политического самоопредления относительно реально стоящих перед трудящимися вопросов, в пользу реальных политических сил.

В 2012 году массы пошли за нами, как за наиболее радикальным и последовательным крылом демократического движения. Это было особенно ярко видно 6 мая, когда больше половины пришедших встали в левую колонну, что было крайне болезненно воспринято либералами (Новодворской, Подрабинеком, Миловым и другими). Немцову пришлось публично оправдываться перед ними в прессе за слишком левую повестку маршей – «ряд моих коллег по либеральному лагерю, прочитав проект резолюции, пришли в ужас от ее левизны». А ведь это была его уступка нам, и признанием того факта, что массы идут за нами.

Да, протестная волна спала – таков закон развития революционных процессов. Но мы добились того же, что большевики и эсеры добились в 1905-07 годах. Мы стали для миллионов людей символом альтернативы. Такой альтернативы, которой они воспользуются только в крайнем случае – но на другое мы и не рассчитывали. Теперь, впервые за 15-20 лет, у левых есть связь с массами – призрачная, ненадежная, но она существует. Миллионы людей узнали про нас. О нас можно услышать на рынке в Барнауле и у проходных Магнитки. Теперь мы – факт массового сознания, а это дорогого стоит.

Мы предлагаем уже этой зимой инициировать по стране кампанию в защиту социальных прав по образцу «дней единых действий», когда-то проводившихся структурами СКС или «Дней гнева». Главная задача – создать на уровне городов и регионов социальные коалиции с сильным влиянием левых организаций и превратить эту кампанию в мощную социальную альтернативу «общедемократическим» митингам, проводимым КС оппозиции.

Мы способны на это. В нас поверили сотни тысяч – потому что в высшей точке массового движения они пошли именно с нами и за нами. Даже буржуазные социологи «поймали» феномен: осенью из всех лидеров протеста популярность росла только у Удальцова. И за этот год нам присоединились сотни новых активистов, по всей стране.

Это было болезненно воспринято и властью, и либералами. Поэтому то режим атаковал осенью именно левых, а не либералов, которые сейчас вторят приютившему Депардье Путину, говоря вслед за ним об «ужасах французского социализма». Поэтому-то и появился проект выборов в КС по Волкову – чтобы подменить массы протестующих на массы читающих блоги. А потом добавить к этому «МММ», и на уровне интриг взять реванш за уличный триумф левых и поражение либералов. И да – у них получилось.

Но то, что мы участвовали в этих выборах, было правильным – несмотря на поражение. Если бы мы не участвовали, мы бы на опыте показали десяткам тысяч активистов, все еще верящих в утопию «честных выборов», что мы трусливые сектанты. А мы показали, что мы с ними, что мы не уйдем с высокомерными обидами на «неправильные» массы. Сегодня КС медленно дискредитирует себя своей импотенцией. И все знают, что если бы были мы – все было бы по-другому. А поэтому в следующий раз начнут с того, на чем остановились – выступив с нами. 

Те, кто хочет отказаться от этого опыта во имя «чистоты веры» и комфортного исторического реконструкторства, в грязных подвалах умирающих сект, это не сверх-революционеры, а сверх-реакционеры. Ведь вы боитесь именно революции. Она, революция, всегда будет для вас «неправильной», всегда будет идти не по вашим схемам из «канонических» книг. И поэтому вы хотите революционной фразой заболтать и развалить революционную практику.

Мы не дадим вам этого сделать.

Алексей Сахнин

Читайте по теме:

Андрей Манчук. Интервью с Изабель Магкоевой

Александр Лехтман. Позитив на марше

Максим ФирсовИнтервью с Сергеем Удальцовым

Андрей МанчукИнтервью с Кириллом Медведевым

Женя ОттоГлавный аргумент

Андрей Манчук«Мы здесь власть» 

Дмитрий РайдерИнтервью с Верой Акуловой

Борис Кагарлицкий«Очень мирный русский бунт» 

Андрей МанчукИнтервью с Ильей Будрайтскисом 

Сергей КиричукИнтервью с Ильей Пономаревым

Артем Кирпиченок«Революция или наступление реакции?» 

Андрей МанчукИнтервью с Ильей Матвеевым

Александр КоммариПротив аналогий


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал