Самый адекватный переводСамый адекватный переводСамый адекватный перевод
Життя

Самый адекватный перевод

Славой Жижек
Самый адекватный перевод
«А что, если сурдопереводчик действительно подавал сигналы пришельцам на неизвестном нам языке»?

18.12.2013

Наша повседневная жизнь – это в основном некая смесь однообразной рутины и неприятных сюрпризов, однако время от времени неожиданно случается и то, ради чего вообще стоит жить. Нечто подобное и произошло на прошлой неделе на панихиде в память Нельсона Манделы. Десятки тысяч человек слушали речи мировых лидеров, а затем вдруг… случилось это (или, скорее всего, оно уже длилось какое-то время, прежде чем мы заметили).

Возле именитых мировых сановников – в частности рядом с Обамой – стоял полноватый черный мужчина в деловом костюме – сурдопереводчик, переводивший сказанные на церемонии слова на язык жестов. И те, кто знает язык жестов, постепенно стали понимать, что происходит нечто странное – это был псевдо-переводчик – он показывал какие-то лишь ему одному понятные знаки. Он размахивал руками, но никакого смысла в его жестах не было. Проведенное на следующий день официальное расследование разоблачило этого человека: 34-летний Тамсанка Янтье – профессиональный переводчик, которого Африканский Национальный Конгресс нанял через свое бюро переводчиков.

В интервью издающейся в Йоханнесбурге газете «Стар» Янтье объяснил свое поведение внезапным приступом шизофрении, от которой он как раз и проходит курс лечения. Он заявил, что слышал голоса и видел галлюцинации: «Я ничего не мог поделать. Я оказался один на один в очень опасной ситуации. Я пытался себя контролировать и не показывать всему миру, что же происходит. Я прошу прощения, но я оказался в такой вот ситуации». Однако, несмотря ни на что, Янтье продолжал утверждать, что он доволен своей работой: «Абсолютно! Абсолютно! Я считаю, что я первоклассный сурдопереводчик». На следующий день появились еще более неожиданные новости: сурдопереводчик, оказывается, с середины 1990-х пять раз попадал под арест, но поскольку он психически нездоров, осужден не был. Его обвиняли, в частности, в изнасиловании, воровстве, ограблении и нанесении материальных убытков. Последний же его конфликт с законом имел место в 2003-м, когда его обвиняли в убийстве, попытке убийства и похищении человека.

В реакции же на столь странный эпизод причудливо смешивались между собой веселье (хотя и подавляемое, так как считается в данном случае недостойным) и гнев. И возникли, конечно, вопросы, касающиеся безопасности: как вообще такое могло произойти, что, несмотря на все меры предосторожности, такой человек оказался столь близко к мировым лидерам? Однако за всеми этими вопросами безопасности кроется ощущение, что само появление Тамсанки Янтье было в некотором роде – чудом. Он словно бы возник из ниоткуда – из какой-то параллельной реальности. Впоследствии это неоднократно подтверждали различные организации глухонемых – они утверждали, что подаваемые им знаки не имели никакого смысла – это был какой-то несуществующий язык глухонемых. Они, таким образом, попытались рассеять подозрения о том, что сурдопереводчик жестами передавал какие-то тайные послания.

А что, если он действительно подавал сигналы пришельцам на неизвестном нам языке? На это указывает как бы сама манера поведения Янтье – в его жестах не чувствовалось никакой нервозности, ничто не указывало на то, что он просто решил подшутить. Он демонстрировал свои знаки без излишних эмоций – с механическим хладнокровием робота. Однако перевод Янтье не был при этом бессмысленным – именно потому, что никакого конкретного значения слов он не передавал (жесты были бессмысленными). Как раз поэтому-то он и передавал подлинный смысл слов, то есть их претензию на смысл. Те, кто слышит хорошо и не понимает языка глухонемых, предполагали ведь, что его жесты осмысленны (хотя мы их и не понимаем). И, таким образом, мы подходим к самой сути вопроса: разве сурдопереводчики нужны только глухим – только тем, кто не слышит слова? Не предназначены ли они, по большому счету, для нас? Ведь нам (слышащим) приятно видеть сурдопереводчика – он помогает нам чувствовать некое удовлетворение  от того, что мы делаем нечто правильное – заботимся о несчастных и инвалидах.

Помню, как на первых «свободных» выборах в Словении в 1990-м, в телеобращении одной из левых партий речь политического деятеля переводила сурдопереводчица (миловидная девушка). Мы все понимали, что ее перевод обращен не столько к глухим, сколько к нам – рядовым избирателям. Подлинный смысл этого послания заключался в том, что данная партия защищает интересы маргинализованных групп и инвалидов. Это напоминало спектакль, организованный благотворительной организацией, который ставится, по сути, не ради больных раком детей или жертв какого-нибудь наводнения, а ради нас – ради общества, сознающего таким образом, что оно делает нечто великое – проявляет солидарность. И сейчас мы видим, почему вся эта жестикуляция Янтье произвела столь необычный эффект (уже после того, как стало ясно, что его жесты не имеют смысла) – ведь он, таким образом, заставил нас столкнуться с той истиной, которая кроется за сурдопереводом – не важно есть ли среди публики люди, которым нужен сурдоперевод – сам переводчик на язык глухонемых нужен именно нам (то есть тем, кто его не понимает) для того, чтобы чувствовать себя комфортно.

А разве всё то же самое не касается и самой церемонии похорон Манделы? Все эти крокодиловы слезы сановников – это ведь просто самопиар и Янтье передавал то, что на самом деле означают их слова – то есть бессмыслицу. Лидеры разных стран мира праздновали на церемонии то, что им удалось на время сдержать взрыв настоящего кризиса, то есть наступление того момента, когда черная южноафриканская беднота сможет действительно стать коллективной политической действующей силой. Именно она – черная южноафриканская беднота и была тем самым Отсутствующим – тем, кому Янтье подавал сигналы жестами. И говорил он им, что все эти высокие сановники заботятся на самом-то деле не о них. Таким образом, Янтье своим псевдо-переводом смог передать саму фальш всей этой церемонии.

Славой Жижек

Guardian

Перевод Дмитрия Колесника

Читайте по теме: 

Славой Жижек. Триумф, как поражение

Джон Пилджер. Наследие Манделы

Андрей МанчукОстров Манделы

Славой ЖижекКто такой Джон Галт?

Владислав Кручинский«Не хочу быть «белым», «черным» или «цветным»

Евгений ЖутовскийЮАР: «Чудовище рынка вырвалось на свободу»

Андрей МанчукАпартхейд

Бафур АнкомаПроблемы Намибии

Кирилл ВасильевПочему Навальный - не Мандела

RositsaАнтон Любовски. Белый герой Намибии

Александр ПановШарпевиль-2?

Андрэ Влчек«Худший город на свете» 


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал