Курдская федерализация Сирии

Курдская федерализация Сирии


Олександр Рибін
При таком подходе наконец появился шанс на широкое международное признание автономии Рожава

Тегі матеріалу: близький схід, війна, імперіалізм, азія, солідарність
18 марта 2016

Главной мировой новостью 17 марта стало давно ожидаемое многими провозглашение Федерации Северная Сирия. Сирийские курды и союзные им военные и гражданские организации ассирийцев и арабов, собравшиеся на конференцию в городке Румелан (это своеобразная нефтяная столица кантона Джазира – главной составной части автономии Рожава), договорились о федеративном устройстве будущего Сирийского Курдистана. По их мнению, подобный формат власти, который может утвердиться не только на севере, но и на остальной территории страны, должен положить конец продолжающейся уже пять лет войне.  

Тема федерализации Сирии стала активно муссироваться в русскоязычных и иностранных СМИ сразу после того, как удалось достигнуть договоренности о перемирии между правительственными, курдскими вооруженными силами и группировками так называемой умеренной оппозиции. Впрочем, те, кто разбирается в теме Сирийской войны, говорили о федерализации страны еще раньше – когда Россия вмешалась в войну на стороне Башара Асада и, таким образом, заметно изменила баланс сил в конфликте. Через три месяца российской операции правительственным войскам и сирийским курдам удалось нанести ряд чувствительных поражений «умеренной исламистской оппозиции», которую активно поддерживают Турция и Саудовская Аравия. Причем, эти поражения оказались настолько чувствительны, что руководство Турции стало угрожать вторжением в Сирию ради спасения своих сателлитов. В этой ситуации стало очевидным, что дальнейшую эскалацию конфликта можно избежать, поделив страну на сферы влияния – и в теме Сирийской войны появилось знакомое жителям Украины и Донбасса понятие «федерализация».

Итак, каждому участнику конфликта должны достаться некие куски территории, и на том можно будет условно пожать друг другу руки. С одной стороны подход к решению проблемы совершенно неоколониальный: ведь сферы влияния отстаивают, в первую очередь, внешние силы, а не сами сирийцы. С другой стороны, при таком подходе наконец появился шанс на широкое международное признание автономии Рожава. Сирийские курды с их идеологией и военной силой оказались третьей стороной в конфликте: они не являются откровенными сторонниками или противниками Башара Асада, но не являются последовательными союзниками или противниками умеренной оппозиции. Они главным образом ориентируются на свои интересы и интересы своих союзников. За прошедший год курды Рожавы почти в два раза увеличили подконтрольные им территории. В зоне их влияния оказались уже не только курдские области, но и значительные арабские и ассирийские районы. Поэтому, вполне логично, что автономия Рожава, которая изначально включала районы компактного проживания курдов, должна приобрести новый вид в заявленном формате Федерации Северной Сирии.

Провозглашение Федерации, которое уже успели внести в число исторических событий нынешнего века, стало демонстративным жестом, на который мгновенно отреагировали все внутренние и внешние участники войны в Сирии. Турция, правительство Башара Асада, США и европейцы оказались поразительно солидарными: все они осудили решение, одобренное жителями мультинационального региона на конференции в Румелане. Россия отозвалась на это решение скорее нейтрально, чем отрицательно (здесь, все же, надо отдать должное российскому МИД, который пока что ситуативно выступает в поддержку прав сирийских курдов). Решение конференции однозначно одобрили только представители социал-демократической партии Патриотической союз Курдистана (ПСК), контролирующей южные области Иракского Курдистана. ПСК и до того многократно выступали с поддержкой своих соплеменников в Сирии, а в главном городе ПСК Сулеймании было открыто первое зарубежное представительство Рожавы.  

Наиболее странной представляется резко негативная реакция сирийского правительства, которое считается ситуативным союзником курдов. Дело в том, что президенту Башару Асаду более чем выгодно иметь своеобразный «буфер» в виде курдской автономии, отделяющий подконтрольные тему территории от враждебной эрдогановской Турции. В данной ситуации, курды, пожалуй, представляют идеальный для Асада «буфер» – поскольку они ни коим образом не будут сотрудничать с режимом Тайипа Эрдогана. Более того, сирийские курды намерены всячески поддерживать курдов в Турции, против которых Эрдоган сейчас ведет ожесточенную внутреннюю войну. Другими словами, «буфер» в виде Федерации Северной Сирии отгородит правительство в Дамаске от прямого военного столкновения с Турцией, и даст шанс заморозить гражданскую войну в стране, возвращая ее к мирной жизни.

Важно отметить и то, что конференция в Румелане подчеркнуто поддерживает территориальную целостность Сирии, выступая за большее самоуправление на местах. Курды и их союзники хотят жить в единой Сирии, но по своим законам и традициям. В любом случае, сейчас мы увидели, как курды и их союзники, по сути, пытаются реализовать на практике зыбкую возможность прекращения войны в Сирии, пока статусные участники мирных переговоров в Женеве никак не могут найти реалистичный сценарий мирного компромисса.

Александр Рыбин   

Читайте по теме:

Андрей Манчук. Курдистан, которого нет

Александр РыбинРожава – «народный дом»

Иммануил ВаллерстайнТаксим. Курдская дилемма

Андрей МанчукСтамбул. Эхо «Ники»

Александр ИвановПарк Гези. Театральная постановка

Андрей Манчук. Хасанкейф. Град обреченный

Абдулла Оджалан. Капитализм и женщина





RSSРедакціяПідтримка

2011-2014 © - ЛІВА інтернет-журнал