Почему невозможен лево-либеральный альянс?Почему невозможен лево-либеральный альянс?
Почему невозможен лево-либеральный альянс?

Почему невозможен лево-либеральный альянс?


Артем Кирпиченок
Я должен согласиться с Александром Скобовым – гражданская война в Украине стала моментом истины и для политических активистов в России

Теги матеріалу: європа, імперіалізм, близький схід, війна, кирпиченок, криза, лібералізм, ліві, латинська америка, нацизм, пам`ять, політики, срср-ex, сша, україна
15.09.2017

Освобождение Сергея Удальцова стало заметным событием в политической жизни России, породив множество дискуссий. В частности, в них прозвучало опубликованное на сайте Kasparov.ru мнение известного публициста Александра Скобова, который видит возможности для политического сближения между либеральным и коммунистическим лагерем в нашей стране. 

Я считаю эту позицию ошибочной – причем, придерживался этого мнения и раньше, критикуя альянс Сергея Удальцова и либералов в дни Болотной в 2012 году. Речь не идет о каких-то личных антипатиях в отношении Навального, Касьянова, Яшина. Дело в сущностных противоречиях. Слишком глубокая идеологическая пропасть лежит между современным российским либерализмом и коммунистическим движением. Слишком разные цели и задачи они ставят перед собой. А тактический союз между коммунистами и либералами – перефразировав афоризм Бисмарка – является типичным альянсом осла и наездника. Причем, сразу же после Болотной на ослика одели уздечку и отправили на шесть лет в стойло – а наездники пошли пить шампанское в Кремль.  

Не спорю, что за последние годы положение коммунистического движение отнюдь не улучшилось. Загнивание КПРФ похоже будет длиться дольше, чем упадок Османской империи, а экономический кризис не способствует подъему рабочего движения. Но это не причина одевать петлю на шею и прыгать со стула – а союз с либеральной буржуазией является для российских левых именно таким самоубийственным прыжком.  

Я должен согласиться с Александром Скобовым – гражданская война в Украине стала моментом истины и для политических активистов в России. Несмотря на то, что в коммунистическом движение РФ нашлись люди, которые оказались под влиянием националистической истерии 2014 года, позиция большинства активистов исходит из классового анализа украинских событий. Майдановский переворот носил глубоко реакционный характер. Реакционным было его руководство, состоявшее из олигархов и правых политиканов. Реакционным был его авангард, состоявший из активистов ультраправых организаций и футбольных фанатов. Реакционными были его цели, направленные на демонтаж буржуазно-демократических свобод, строительство националистической автократии и превращение Украины в классическую колонию – рынок сбыта товаров европейского центра и поставщика дешевой рабочей силы. Из нейтральной страны Украина стала новой «пороховой бочкой Европы», плацдармом для будущего глобального конфликта. Причем, я хочу отметить, что в данных оценках Майдана солидарны коммунистические силы во всем мире.

В глазах российских политиков майдановский переворот и последовавшая за ней гражданская война (если в Украине нет гражданской войны, тогда, наверное, ее не было и в Ливии и в Сирии, где «мирные повстанцы» наступали под прикрытием ВВС НАТО, открыто получали оружие от монархий Персидского залива, и тренировались под руководством турецких, судовских, катарских и иорданских «отпускников»?) стали наглядной демонстрацией возможного развитие событий  в нашей стране – после свержения Путина. Этот вариант вызывает вполне понятный оптимизм в либеральном лагере, регулярно грозящемся устроить Майдан в России, но абсолютно не интересен коммунистам. Я не хочу жить в стране, где маршируют фанатики в косоворотках под крики «Слава России!», идет Третья Чеченская или Первая Кузбасская война, состав правительства определяется записочками из американского посольства, а промышленность и наука систематически уничтожаются под спущенными оттуда же лозунгами построения «аграрной сверхдержавы» (см. «банановая республика»).  Александр может быть удивится, но меня не привлекает перспектива «декоммунизации», которая неизбежно последует за  первыми серьезными экономическими провалами литовских и грузинских «экспертов», когда «демократическому» режиму понадобится подавить и закошмарить недовольных сограждан. Я не каменщик в фартуке белом, и с большевистским цинизмом замечу, что предпочитаю сажать, а не сидеть.

Все это говорит о том, что после Украины противоречия между либералами и коммунистами в России достигли такого уровня, что всякое серьезное сотрудничество между ними практически исключено. О чем вообще может идти речь? Либерализм на Западе, который нам ставят в пример, это всего лишь стиль жизни финансовой олигархии и ее обслуги, очень напоминающий нравы французского дворянства при Людовике XV. Местная либеральная компрадорская буржуазия хочет сделать Россию «удобной» страной для эксплуатации западным капиталом – но это неизбежно влечет за собой культурное, экономическое и политическое варварство. Ведь именно в результате Реставрации 1991-1993 года мы встали «на дорогу к храму», которая привела нас к Поклонской.

Не существует никакого противостояния между «прогрессивным западным империализмом» и «восточным авторитаризмом» Путина. Варварство – это обратная сторона медали капиталистического «прогресса». Индустриализация в Англии была бы невозможной без рабского труда на хлопковых плантациях. Британский колониализм всегда строился на «косвенной модели», подразумевающей сохранение в колониях наиболее архаичных социальных и политических институтов. В ходе Холодной войны США и их союзники всегда выступали на стороне экзотических эмиров и латиноамериканских «горилл», а самые захватывающие «экономические чудеса» либерализма были продемонстрированы чилийскими, корейскими и тайваньскими диктатурами. И сегодня союзниками Запада выступают средневековые монархии Персидского Залива, исламисты в Сирии и Ливии, бразильские и венесуэльские латифундисты и ревизионистские ультраправые в Восточной Европе, вполне открыто реабилитирующие гитлеровское наследие. Смешно называть врагами США Китай – американский и европейский сборочный цех – и путинскую Россию, которая отчаянно пыталась «евроинтегрироваться» вплоть до 2014 года. О чем, в частности, подробно пишет в своей книге ведущий либеральный журналист России Михаил Зыгарь.

Я прошу прощения – но, наверное, мы все таки не будем строить «капитализм с человеческим лицом», таская каштаны из огня для либералов. В девятнадцатом веке социалисты и коммунисты были первыми союзниками либералов в борьбе за демократические свободы, видя в этом важное условие для триумфа рабочего движения. Сегодня либералы могут предложить коммунистам только гонения и репрессии. Борьба за это – слишком скучное и абсолютно бесперспективное занятие в столетие Великой Октябрьской Социалистической революции.  Сейчас нужно ставить перед собой другую задачу – сломать капиталистическую систему как в ее центре – в США и Европе, – так и на периферии, в России, в Украине и других странах Третьего мира. Это единственный шанс для спасения, который остается сегодня у человечества.

Артем Кирпиченок

Читать по теме:

Сергей ВилковЗа кого голосуют «вконтакте»?

Андрей Манчук. Долгая дорога к храму

Алексей Сахнин. Сергей Удальцов и перспективы левых сил

Алексей ПортновМиф об антисистемных правых

Андрей МанчукОбама, хакеры и Евангелие от Матфея

Юрий Латыш. Эпоха демодернизации


2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал