За кого голосуют «вконтакте»?За кого голосуют «вконтакте»?
За кого голосуют «вконтакте»?

За кого голосуют «вконтакте»?


Сергій Вілков
35% участников опроса хотели бы жить при социализме и коммунизме, а 40% – при демократическом капитализме

Теги матеріалу: лібералізм, ліві, освіта, політики, срср-ex, трудова міграція
22.05.2017

С начала 2014 года вконтакте запущена замечательная инициатива  – «Тест политических взглядов». Дело даже не в том, что он довольно грамотно классифицирует позицию по результатам заполнения анкеты, а в том, что это уникальный социологический инструмент, постоянно подверстывающий свежую статистику. За три года его прошли больше 992 тысяч россиян. А, например, ВЦИОМ считает репрезентативным для своих официально публикуемых исследований опросы, в которых приняли участие 1,5 тысяч граждан.

Казалось бы, стоило ожидать, что в основном тест проходят люди интересующиеся политикой – но более половины респондентов ответили на вопрос о своей политизированности отрицательно. Тем не менее, 28% готовы активно участвовать в уличных акциях. 93% участников текста – люди от 14 до 34 лет, причем более половины из этой группы имеет возраст от 18 до 24 лет. 66% – мужчины. Данные по образованию дают серьезный разброс, но показательно, что 56% респондентов позиционируют себя как неквалифицированные рабочие.

В оценке политических личностей среди участников теста тоже вышел сильный разброд. Лидирует Че Гевара – почти 35%, в то время как у Путина, к примеру, чуть больше 15%. Дальше идут Столыпин (32,6%), Сталин, Николай II, Гитлер, Ленин. Вопрос подразумевал что ответов может быть несколько – так что можно было, к примеру, проголосовать за Ленина и Гитлера.

Но есть еще рейтинг антипатий. Он у Гитлера самый большой – 47% (близко к Ельцину и Путину, с их 45 и 43 процентами), а дальше идут Сталин и Ленин. Меньше всего антипатий проявили к Столыпину – 7%. При этом, 41% респондентов назвал нацистский режим идеальным для немцев. А отвечая на отдельный вопрос об отношении к временам сталинизма, лишь 8% опрошенных оценили их безусловно положительно.

Впрочем, взгляд на исторические личности и эпохи искажен винегретом пристрастных научных и антинаучных концепций. Поэтому, лучше обратить внимание на оценку недавних событий и конкретных политических программ.

Из политических партий – включая непарламентские, – относительной «популярностью» пользуется «Единая Россия». За нее выступает 12,8%. А целых 46,6% опрошенных выступили против всех. Главными минусами путинского правления называют «игру против интересов России/русского народа» и «отсутствие представительной демократии». Главными проблемами – в порядке уменьшения значимости, – считаются коррупция, развал образования и медицины (напомню, что подавляющее большинство участников текста СССР в сознательном возрасте не застало), низкие зарплаты, низкая социальная защищенность. 68% участников текста испытывают трудности с жильем или считают их актуальными. Что любопытно, вровень с этой проблемой в рейтинге идет пункт «снижение интеллектуального уровня населения».

89% этих, в огромном большинстве очень молодых респондентов, крайне отрицательно относятся к приватизации. Только 18% из них выступают против национализации. При этом 23,5% выступают за национализацию всей экономики, а остальные считают, что ее надо ограничить крупными предприятиями и нефтянкой. 54% опрошенных считают государство регулятором, который защищает людей от хаоса. Можно было выбрать еще более конформистский ответ: «благо, которое поддерживает общественный консенсус». Но это сделали всего 5,2 процента – а 30% признают государство либо инструментом классового господства, либо паразитом. 

45% опрошенных считают наемный труд в принципе несправедливым явлением. 74,6% убеждены, что современная экономика – суть борьба классов. 67% полагают, что классовое разделение более существенно, чем национальное. Однако, при этом, 73% респондентов считают наиболее адекватной рыночную экономику. Правда, единственная указанная ей в опроснике альтернатива – это «плановая» экономика. А сам этот термин, если брать его без уточнений, даже у меня жестко ассоциируется с неповоротливой административно-командной системой.

Наконец, 35% участников опроса хотели бы жить при социализме и коммунизме, а 40% – при демократическом капитализме.

Сохранение этнической самобытности назвали приоритетом 38%, а 42% считают таким обеспечение базовых потребностей всех людей. Остальные (явное меньшинство) – выступают за свободную конкуренцию. При этом, половина из них по разным причинам выступают против миграции. За равенство полов выступают 60%, а 80% хотят вернуть смертную казнь. 79% не отождествляют нравственность и религию. Большинство ничего не имеют против внебрачного секса. В то, что человек был сотворен богом, верит всего 21%. 43% опрошенных являются сторонниками теории эволюции. Однако, при этом, 40% назвали себя христианами – что, конечно же, говорит об использовании религии как маркера идентификации.

Что интересно, 53% респондентов осудили КПРФ за то, что она заменила коммунистическую идеологию консервативно-религиозной. А за собственно «коммунистические элементы» ее не любят только 26%.

В результате, сам тест выделяет в качестве самой большой группы политических симпатий левоцентристов (52%), из которых более половины придерживаются достаточно демократичных, антиавторитарных взглядов. Тест насчитал больше 23% (!) крайне левых, а крайне правых, которые считают себя представителями русского большинства… всего около 1,5 процентов.

Таким образом, вырисовывается спрос на следующий политический расклад: большая социал-демократическая партия, ориентированная на молодежь, использующая умеренную национально-ориентированную риторику, без всяких консервативных и религиозных крайностей и без патриотического очковтирательства. Партия, выступающая за реальную национализацию ресурсной базы, переработки и сбыта, с обобществлением доходов этой сферы – но оставляющая рынок малому и среднему бизнесу. То есть, что-то похожее на норвежскую модель – но более осторожную по отношению к миграции.

Плюс к этому, популярен и леворадикальный фланг – который в отсутствие этой самой партии (а ее, скорее всего, не дадут создать – кроме как в виде прокремлевской пустышки), будет пополнятся умеренными левыми, не имеющими парламентских инструментов для реализации своих требований. Правые же в плане поддержки практически на нуле. Хотя, в смысле организационных и финансовых ресурсов, все выглядит прямо наоборот.

Сергей Вилков

Читайте по теме:

Сара КендзьорМолодые американцы разочарованы в капитализме

Алексей Портнов. Миф об антисистемных правых

Алексей СахнинРеволюция аристократов

Джозеф СтиглицГлобализация и ее новые тревожные последствия

Андрей Манчук«В белом гетто»

Алексей СахнинПочему «Brexit» – хорошая новость?


2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал