Не время для злорадстваНе время для злорадства
Не время для злорадства

Не время для злорадства


Сергій Киричук
Красные флаги с серпом и молотом будут рвать и сжигать, невзирая на то, будет ли изображена на них символика Компартии, или какой-то другой левой группы

22.05.2014

То, что Петр Симоненко до последнего отказывался сниматься с выборов президента Украины, вызывало несказанное недоумение у многих «низовых» активистов и симпатиков Коммунистической партии Украины. Ведь буквально с первых же дней февральского переворота в Киеве правая КПУ стала объектом открытых и брутальных преследований со стороны ультраправых боевиков, чьим погромным действиям открыто покровительствовал новый режим.

Неонацисты оккупировали и разгромили партийные офисы Компартии в Киеве – а здание ЦК КПУ был превращен в штаб одной из самых одиозных фашистских группировок в стране, которые открыто осуществили его рейдерский захват. «Воины света и добра» глумились перед журналистами над коммунистической символикой, картинно разбивали об асфальт бюсты Ленина, жгли книги и захваченные в офисе красные флаги. Партийные знамена КПУ торжественно доставили на майдан, где боевики предлагали прохожим вытереть о них ноги. Личные данные активистов Компартии, захваченные в здании ЦК, попали в руки нацистов, которые вывесили их в социальных сетях, призывая к расправе над этими людьми – в числе которых были беременные женщины и матери грудных детей.  

Такая же судьба постигла партийные офисы КПУ в Ровно, Луцке и других городах Западной Украины, где было похищено несколько комсомольцев, которым чудом удалось остаться в живых. В городах центральной Украины правые выбивали коммунистам окна, а попытка провести в Киеве, на улице Гоголевской, агитационный пикет сторонников партии, сразу же закончилась избиением его участников, на которых напали приехавшие с майдана боевики «Правого сектора». Когда же, под давлением Европарламента, нацистов мягко попросили покинуть ЦК КПУ, они попросту сожгли это здание – как был ранее сожжен загородный дом одного из членов семьи Петра Симоненко.

Досталось и депутатам Верховной Рады из парламентской фракции коммунистов, давно привыкшим к сытой, размеренной и спокойной соглашательской жизни. Уже на подходе к зданию парламента их встречали свистом и оскорбительными криками, пытаясь закидать бутылками и камнями. Нечто похожее творилось в самом парламенте, где в кулуарах на депутатов от КПУ то и дело набрасывались как нардепы «Свободы» и «Батькивщины», так и журналисты «европейские» журналисты. Их часто лишали слова, а лидеры правого режима открыто говорили о том, что запрет Компартии и ликвидация ее фракции – вопрос самого ближайшего времени. И действительно, подконтрольная «Свободе» генпрокуратура и возглавляемая кумом Яроша СБУ вскоре начали готовить законодательный запрет КПУ, открыто призывая организовать суд над «преступными носителями коммунистической идеологии».

Поразительно, но несмотря на эту атмосферу брутальной травли Петр Симоненко все же упорно отказывался сниматься с выборов – хотя этого прямо требовали многие партийные активисты, не без оснований считавшие, что их лидер зачем-то помогает таким образом узаконить майские «выборы на крови». А когда парламент в шею вытолкал депутатов от КПУ из сессионного зала, лишив из права участвовать в закрытом заседании Верховной Рады, несколько депутатов подняли бунт, прямо потребовав от коллег по фракции сложить мандаты и больше не участвовать в антидемократическом фарсе, который цинично именуется сегодня «украинским парламентаризмом». Но Симоненко снялся с выборов лишь после того, как его едва не линчевали после прямого эфира в Киеве.

При всем этом, позиция лидеров КПУ вызывала недовольство и на Юго-Востоке страны – там, где традиционно сосредоточена основная электоральная база партии. Им пеняли недостаточно активным участием в протестах против киевского режима, критиковали за беззубый трусливый оппортунизм, и не уставали спрашивать, почему партийное руководство находится под парламентским куполом – а не там, где ведут борьбу голосовавшие за них два года назад люди? Усилилась и критика изнутри. Многие активисты интересуются, кто должен нести ответственность за то, что случилось с партией и страной, и почему лидеры, под руководством которых КПУ прошла по крутому пути вниз – от статуса самой популярной и массовой партии Украины до своего нынешнего унизительного положения, – не несут за это ответственности, продолжая бессменно оставаться у ее руля?   

К этой справедливой критике со стороны рядовых активистов КПУ можно добавить многое, вспоминая, как в свое время лидеры партии полностью отказались от задекларированной в ее названии идеологии, и напрочь утратили связь с рабочим классом, интерес которого они должны были выражать. Как они вычистили из партии честных, идейных, активных, но задававших неудобные вопросы людей, обрастая собственностью, капиталами и государственными постами. И разменяли на эту жирную чечевичную похлебку прежнее доверие масс.

Однако, то положение, в котором оказалась сегодня страна, и преследуемые правым режимом украинские левые, ни в коем случае не располагает к мелочному злорадству по отношению к загнанной в угол Компартии. Суд над КПУ, которые организуют нацисты и неолибералы, гарантированно будет судом над всей левой идеологией, которую хотят запретить и окончательно выкинуть из украинского политикума. Красные флаги с серпом и молотом будут рвать и сжигать, невзирая на то, будет ли изображена на них символика Компартии, или какой-то другой левой группы. Офисы других левых групп также подвергаются погромам, у них тоже проходят обыски, а наших активистов бьют на улицах наряду с членами КПУ. Вандализированные монументы левым деятелями – разрушенные памятники Ленину, Марксу, памятники павшим бойцам революции и борцам с фашизмом, или оскверненное правыми захоронение погибших в боях рабочих завода «Арсенал» – это не собственность Симоненко, а общее наследие и общая боль всех левых.  

Было бы близоруким не понимать, что репрессии против КПУ эхом обернутся против всех левых активистов – включая тех, кто последовательно критиковали Симоненко и совершенно некоммунистическую политику его партии. Уничтожение Компартии де юре загонит в подполье все левое движение, где оно уже по факту находится. Это станет прецедентом для ожесточенного преследования всех, кто разделяет антифашистские и социалистические взгляды. И вы не сможете оправдаться перед судом и погромщиками, рассказывая о том, что вы всегда последовательно критиковали политику КПУ.

Очевидно, что страна сползла в режим кровавой диктатуры правых политиканов, которые впервые за сто лет развязали в Украине гражданскую войну против собственного народа. И сейчас нам нужна широкая солидарность с теми, кто испытывает на себе репрессии правых – включая честных активистов Компартии.

Для того, чтобы 2014 год не стал для всех нас новым 1933 годом.

Сергей Киричук

Читайте по теме:

Алекс ЛантьеПолитические репрессии накануне выборов

Пьер Паоло ПазолиниКомпартия – молодежи

Николай ОлейникПервомай «для галочки»

Виктор ШапиновСъезд КПУ: «монашка» остается в борделе


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал