Конец презумпции невиновности

Конец презумпции невиновности

Юрiй Шеляженко
Конец презумпции невиновности
Отмена презумпции невиновности – это открытый плевок в лицо каждому украинцу. Что человеческое достоинство останется привилегией богатых

Тегі матеріалу: україна, срср-ex, політики, гетто, солідарність
22 апреля 2015

Украина стремительно движется к краю пропасти тотальной диктатуры и полицейского государства. Правовой нигилизм зашкаливает среди деятелей, силой взявших власть, развязавших войну и опьяненных своей безнаказанностью.

Ярким примером такого нигилизма является правительственный законопроект № 2562 от 06.04.2015 г., который уже включен в повестку дня Верховной Рады. Законопроектом предлагается дополнить Кодекс Украины об административных правонарушениях (КоАП) статьей 9-1 следующего содержания: «На лиц, привлеченных к административной ответственности, принцип презумпции невиновности не распространяется».

Гениальная идея заменить установленный законом принцип презумпции невиновности на принцип «докажи, что ты не верблюд» родилась в недрах МВД и пропихивается с истинно шулерской ловкостью. Следите за руками.

В Верховную Раду за подписью премьер-министра Яценюка подается «Проект Закона о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно совершенствования регулирования отношений в сфере обеспечения безопасности дорожного движения».

Министр внутренних дел Аваков старательно прячет кота в мешке. Он подписывает объяснительную записку, если верить которой, главная цель законопроекта – вовсе не полицейская диктатура, а всего лишь автоматическое взыскание штрафа за нарушения ПДД, зафиксированные с помощью технических средств. Потому что так штрафуют в Европе. Дескать, в случае ошибки пусть автомобилисты обращаются в суд и возвращают уплаченный штраф. Вот только не все знают, что украинское казначейство очень неохотно возвращает средства, уплаченные в бюджет. Даже по решению суда. Бюрократическая процедура может затянуться на долгие месяцы – при незначительных суммах штрафа дешевле плюнуть и забыть. Но кто с этим сталкивался? Куда проще поверить, что для евроинтеграции нужно штрафовать, «как в Европе».

Видно, что кабминовские шулеры очень низкого мнения об умственных способностях украинцев и рассчитывали на то, что никто не заметит в законопроекте о борьбе с нарушениями ПДД коренного переворота в правилах привлечения к административной ответственности.

Отмена презумпции невиновности втискивается в общую, а не в особую часть КоАП. То есть, это касается всех категорий административных правонарушений, а не только нарушений ПДД. Вас делают виновным по умолчанию не только в тех случаях, если в вашей машине ездил кто-то другой по доверенности и нарушил ПДД, а камера автоматически зафиксировала номера нарушившей машины, но не лицо водителя. Это аукнется в гораздо более широком круге ситуаций. 

Классический правовой принцип презумпции невиновности означает, что каждый считается невиновным в совершении правонарушения, пока его вина не будет доказана в суде. Обязанность доказывания ложится на обвинителя, который обязан отмести все разумные сомнения в наличии вины.

При отсутствии презумпции невиновности каждый может быть привлечен к ответственности на основании голословных обвинений. Чтобы избежать этого, приходится по максимуму документировать свои действия, набирать доказательную базу в пользу своей порядочности и законопослушности. Жизнь порядком осложняется. Во всяком случае, для простых трудящихся, которые не могут себе позволить богатый арсенал технических средств фиксации, не имеют армии нанятых юристов и челяди, готовой засвидетельствовать в суде невиновность хозяина.

Но даже если вы запаслись доказательной базой, нет гарантии, что вас не осудят за нарушение, которого вы не совершали. Потому что документирование частного лица имеет для суда меньшую доказательную силу, чем документирование компетентными органами и их работниками. У них двойная фора перед простым гражданином: авторитет должностных (служебных) лиц и особый, установленный законом процессуальный статус составленного ими протокола об административном правонарушении, особая форма этого документа, вызывающая доверие к его содержанию.

Даже при действующем сейчас принципе презумпции невиновности протокол, возведенный законом в ранг доказательства (ст. ст. 251, 254 КоАП), иногда становится для судьи единственным и достаточным доказательством по делу. Хотя пока еще остаются шансы оспорить постановление о привлечении к ответственности, основанное на одном протоколе, и добиться его отмены. Кроме того, сложилась такая практика, что суды даже не принимают к рассмотрению и возвращают «на доработку» сомнительные протоколы.

После отмены презумпции невиновности протокол об административном правонарушении становится истиной в последней инстанции. Не тот, кто его составлял, должен доказать, что вы виноваты, а вы должны доказать свою невиновность. Причем ваши доводы могут быть проигнорированы, в отличие от содержания протокола.

Промоделируем, как повлияет отмена презумпции невиновности в производстве по административным правонарушениям на общий уровень защиты гражданских и трудовых прав. Вот ситуация, которая часто происходит в авторитарных государствах. Вы проводите митинг, очень неудобный власти. Милиция начинает арестовывать всех подряд и рисовать под копирку протоколы об административном правонарушении. Вас везут в отделение, а на суде из протокола вы узнаете, что нецензурно ругались в общественном месте.

В соответствии со статьей 173 КоАП мелкое хулиганство, то есть нецензурная брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам и другие подобные действия, нарушающие общественный порядок и спокойствие граждан, влечет наложение штрафа от трех до семи необлагаемых минимумов доходов граждан или общественные работы на срок от сорока до шестидесяти часов, или исправительные работы на срок от одного до двух месяцев с отчислением двадцати процентов заработка, или административный арест на срок до пятнадцати суток.

Итак, суд решает, дать ли вам пятнадцать суток ареста. При наличии презумпции невиновности у милиционера, составившего протокол, спрашивают, чем он докажет, что вы нецензурно ругались в общественном месте. Тот начинает мямлить, что вас видели с ругательным плакатом-портретом «долой диктатора», что он сам что-то слышал. У него уточняют, есть ли объективные доказательства, кроме его слов. Выясняется, что доказательств нет. В такой ситуации суд обязан закрыть производство в связи с отсутствием события или состава административного правонарушения (ст. 247 КоАП).

Если принцип презумпции невиновности не действует, судья спросит вас, чем вы докажете, что протокол не соответствует действительности. Пусть вы очень старались подстраховаться или вам просто повезло, и у вас есть видео. Суд еще подумает, стоит ли смотреть это видео, потому как не хочется терять время. И вообще милиционер служебное лицо, его словам можно доверять. Допустим, суд соизволит потратить время на то, чтобы посмотреть ваше видео. Но не бывает фиксации без изъянов, и милиционер заявит, что вы ругались за кадром, или до, или после видеозаписи. Суд ему поверит, потому что он был при исполнении, а вас посадит на 15 суток, потому что вы не защищены презумпцией невиновности.

Аналогично, в случае привлечения по статье 185-1 КоАП «Нарушение порядка организации и проведения собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций» после отмены презумпции невиновности не милиция обязана будет доказывать, что вы нарушили порядок, а вы должны будете доказывать, что придерживались порядка. А вам, может, даже в канцелярии отказались ставить отметку о получении уведомления про митинг.

Без презумпции невиновности вы можете столкнуться с произволом не только на улице, но и на рабочем месте. В соответствии со ст. 255 КоАП административный протокол в связи с мелким хищением имущества (ст. 51 КоАП) или распитием пива, алкогольных,  слабоалкогольных напитков на рабочем месте (ст. 179 КоАП) может составлять владелец учреждения, организации, предприятия или уполномоченный им орган, а по статье 179 еще и охранники, включая общественные формирования.

По умолчанию будет считаться, что начальник или охранник прав, а вы пьяница и вор. Суды, админкомиссии и исполкомы перестанут даже делать вид, что проверяют, соответствует ли действительности содержание админпротокола. Профсоюзному активисту и просто сознательному работнику будет легче мстить за то, что он «качает права». Впоследствии бездоказательные решения о привлечении к административной ответственности могут стать предлогом для незаконного увольнения.

Таким образом, отмена презумпции невиновности в производстве по админправонарушениям усугубит бесправие наемных работников, а также позволит власти штрафовать каждого активиста, который не понравился милиционеру. Очень удобно для расправы над возмущенными массами сейчас, когда усиливаются антивоенные акции и протесты против антисоциальной политики правительства.

Не только милиционер, но и капиталисты смогут пользоваться нововведением, чтобы наводить палочную дисциплину среди работников своих предприятий, и без того угнетенных низкой зарплатой, плохими условиями труда, ежедневным страхом быть выброшенными на улицу. Авторы нововведения, вероятно, рассчитывают, что буржуазное большинство в Верховной Раде проголосует за усиление репрессивности КоАП, руководствуясь своими классовыми интересами.

Если это произойдет, если нашему олигархическому режиму «трех толстяков» удастся протащить через парламент дикую норму об отмене презумпции невиновности, на этом они не остановятся, потому что аппетит приходит во время еды.

Вспомним наглое заявление президента Порошенко о том, что критики мобилизации не менее опасны, чем враг на фронте, их будут преследовать спецслужбы и на них, якобы, не распространяются международно-правовые гарантии свободы выражения мнений. При том, что статья 30 Закона Украины «Об информации» прямым текстом освобождает граждан от ответственности за высказывание оценочных суждений, в частности — критики.

Видеоблоггер Руслан Коцаба, публично попросивший Порошенко не присылать ему повестку в армию, брошен за решетку сотрудниками Службы безопасности Украины. Теперь он может произносить пламенные речи только из клетки в ивано-франковском судилище. Ему грозит 12 лет тюрьмы за государственную измену. По словам его адвоката Татьяны Монтян, обвинение в том, что Коцаба говорил «неправду» о братоубийственной войне на востоке Украины, можно хоть сегодня предъявлять папе римскому Франциску, который говорил то же самое. Кстати, папу Франциска, как и Коцабу, тоже показывали по «вражескому телевидению».

Авторитетная международная правозащитная организация Amnesty International объявила Коцабу узником совести. Украинский Хельсинский союз по правам человека и омбудсмен Валерия Лутковская осудили факт уголовного преследования за убеждения. Но власть и отравленное атмосферой ненависти общество продолжают затыкать рот таким людям, как Коцаба.

Можно понять, почему звучащая правда так неудобна. Ведь война остается крайне непопулярной. Большинство населения не готово к серьезным жертвам ради войны, и власти это хорошо известно. Тысячи мужчин отказываются от мобилизации даже под угрозой уголовного преследования. Матери, естественно, протестуют против отправки сыновей и мужей на смерть, ведь еще древнеримский поэт Гораций писал, что войны прокляты матерями. Облигации военного займа так плохо реализовывались, что с лета 2014 года о них ничего не слышно. Одни «волонтеры» из числа компрадорской буржуазии подбрасывают в костер войны дровишки так называемой «технической помощи», западных «инвестиций на модернизацию».

Отсюда насильственная мобилизация, хотя украинская военная традиция – это казаческая армия добровольцев, еще Тарас Шевченко писал, что «в козаки охочі йшли». Отсюда репрессии против критиков мобилизации из числа журналистов, блоггеров, призывников, солдатских матерей. Отсюда и неоднократные попытки Порошенко воодушевить вояк ложью, будто сейчас уровень доверия к армии превысил уровень доверия к церкви. Социологи говорят об обратном. К сожалению, торговцы опиумом, церковные лицемеры, ухитряющиеся поливать танки святой водой, демонизировать врага и одновременно лукаво призывать к миру и братолюбию, пока удерживают первое место по уровню доверия в обществе. Зато армия обогнала по уровню доверия лживые олигархические средства массовой информации, ведущие игрушечную «информационную войну». Ко всему настоящему, даже если от него одни плохие новости – всегда больше доверия, чем к чему-то картинному, игрушечному.

При этом многие украинцы все еще уверены, что в Украине произошла революция достоинства и мы все еще готовимся стать равноправными членами большой семьи цивилизованных европейских наций.

Интересно, как скоро поймут люди, одурманенные сейчас олигархической пропагандой режима, что отмена презумпции невиновности – это открытый плевок в лицо каждому украинцу? Что человеческое достоинство останется привилегией богатых, у которых есть высокооплачиваемые юристы со связями в буржуазном суде, а рабочему классу придется терпеть высокомерное пренебрежение и читать черным по белому на страницах закона, что каждый человек – правонарушитель?

Усиление репрессивности КоАП развеивает мифы не только о революции достоинства, но и о евроинтеграции. Европейский суд по правам человека неоднократно отмечал, что многие административные правонарушения по своей сути имеют мелко-уголовный характер, и на них должна распространяться презумпция невиновности, предусмотренная статьей 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод. Во многих решениях ЕСПЧ говорится, что это касается и «мелкого хулиганства», в том числе, когда участников митингов привлекают к ответственности за «помехи дорожному движению».

Кстати, несколько лет назад при реформе уголовного процесса предполагалось, что часть административных правонарушений, за которые предполагается серьезная ответственность, будут считаться уголовными проступками и судебное разбирательство по ним станет более тщательным. Но дело не продвинулось дальше разглагольствований, а новый перл милицейского законотворчества показывает стремление силовиков не то что не продолжать прогрессивные правозащитные реформы, но даже осуществить радикально реакционную, авторитаристскую контрреформу, от которой смердит за версту правовым нигилизмом.

Правовому нигилизму не место ни в правоохранительных органах, ни в правительстве. Считаю, что необходимо требовать от правительства отзыва законопроекта № 2562 и как минимум публичных извинений. Следовало бы объяснить депутатам, что закон нуждается в основательной доработке, что если они надавят кнопки за закон в нынешней редакции — получат несмываемое пятно позора на свою репутацию.

Если бы у Яценюка и Авакова была хоть капля совести, они бы давно ушли в отставку после череды кровавых и коррупционных скандалов, в связи с явной неспособностью выполнять как следует свои обязанности. Однако верно сказал Гельвеций, что угрызения совести начинаются там, где кончается безнаказанность. Только от дееспособности украинского народа зависит, где закончится безнаказанность наших распоясавшихся правителей.

Юрий Шеляженко

Читать по теме:

Илья Деревянко. Крепостное право для украинцев

Андрей Манчук«Не верь, не бойся, не проси»

Дмитрий Мануильский. Законы диктатуры

Юлія Малькіна



Конец презумпции невиновности



Конец презумпции невиновности
RSSРедакціяПідтримка

2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал