Законы диктатурыЗаконы диктатуры
Законы диктатуры

Законы диктатуры


Дмитро Мануїльський
Нужда в законодательном закреплении подавления проявлений народного протеста не только не исчезла, она усилилась, что выражается во все более жестких действиях власти

20.01.2015

Вот и прошел год с момента печально известных законов 16 января, прозванных «диктаторскими». Еще свежи в памяти события, спровоцированные этим голосованием. Эскалация насилия, кровопролитие, крах правящего режима. Приход к власти в результате переворота новых персон, их судорожные попытки легализовать свою власть, война, потеря Крыма и начало затяжного гражданского конфликта и войны на Востоке, посредством которой крупнейшие империалистические державы современности пытаются реализовать свои интересы в регионе.

Что же было такого необычного в упомянутых законах?  Попробуем вспомнить. Усиление возможностей для милиции идентифицировать участников массовых акций. Запрет оружия, газовых баллончиков, взрывчатки, пиротехники на митингах, и соответствующее наказание. Уголовная ответственность за распространение экстремизма, призывов к свержению власти и межэтнической розни. Усиление ответственности за захват правительственных учреждений и препятствование их деятельности.  Честно говоря, похожие нормы присутствуют в законодательстве западных стран, никому и в голову не приходит считать их диктаторскими. Меры безопасности при проведении массовых мероприятий куда жестче, потому что цена выхода толпы из-под контроля бывает очень высока. 

Если мы посмотрим на итог деятельности режима, пришедшего на место Януковича, мы увидим, что большинство подобных положений уже реализованы, причем еще в более жесткой форме. Массовые выступления против власти теперь приравниваются едва ли не к государственной измене, а полномочия, которые Рада готовится предоставить правоохранителям, и не снились кровавому режиму Януковича. Тотальная цензура и расправа с неугодными СМИ и публичными фигурами стала нормой, что закономерно отразилось в рейтинге свободы слова Репортеров без границ, расположившем Украину на «почетном» 127 месте из 180, между Колумбией и Афганистаном.

При этом никакой истерики по этому поводу не наблюдается, толпы недовольных граждан, штурмующих Верховную Раду, очевидно, присутствуют лишь в воспаленном воображении сотрудников СБУ, сочиняющих все новые и новые россказни о сонмах агентов Путина, пытающихся поднять восстание против законной власти.

Пропагандистская истерика, развернувшаяся в ответ на законы 16 января, сыграла свою роль, вызвав у людей страх. Ведомый страхом человек, находящийся в состоянии истерии, очень легко срывается в неконтролируемое насилие, неспособен адекватно оценивать, что он делает, и что ему говорят. Особенно, когда у него создают иллюзию, что у него нет другого выхода.

Это и произошло. Когда нужда в такой реакции отпала, стало очевидно, что сами по себе эти нормы основную массу людей попросту не волнуют, они их не соотносят с собой.  То есть, «диктаторский» статус законов 16 января вне контекста сопутствовавшей им истерики просто не существует.

Тему преследования тех, кто голосовал за эти законы, поднимать не имеет смысла. Как и большинство «обвинений», предъявляемых в таких случаях, они носят откровенно политический и надуманный характер. Желание новой власти просто свести счеты со своими оппонентами и создать условия для отъема у них собственности и влияния, слишком очевидны. В этом они не оригинальны, хоть и, безусловно, гораздо превзошли в масштабе своих предшественников.

Хотелось бы обратить внимание на другое. Если бы дискурс силового противостояния власти и народа исчез, все это можно было бы списать на отчаянные попытки режима Януковича удержать власть. Но, как мы видим, этот дискурс не только не пропал. Нужда в законодательном закреплении подавления проявлений народного протеста не только не исчезла, она усилилась, что выражается во все более жестких действиях власти. Все это происходит на фоне эскалации уровня насилия и конфликтности в обществе. Группировки экстремистов с коктейлями Молотова и булыжниками не идут ни в какое сравнение с отрядами вооруженных парамилитарес и баталиями с применением тяжелых вооружений по густонаселенным районам,  а «небесная сотня» теряется на фоне тысяч и тысяч жертв междоусобицы. Законы 16 января появились именно тогда, когда были нужны элитам, и их последующее «возрождение» - ярчайшее тому подтверждение.

Все эти процессы происходят на фоне агонии экономики Украины. Еще до ноября 2013 проблемы с платежеспособностью Украины периодически возникали на горизонте. Рост внешних заимствований на какое-то время отложил угрозу банкротства, но системные риски, вызванные, в первую очередь, непомерными аппетитами правящих элит, быстро довели ситуацию до краха.  Очевидно, что поддерживать уровень сверхприбылей в условиях разоренной страны становится невозможно – воровать попросту нечего.

Однако ситуация радикально меняется, когда в повестку дня вводится дискурс войны. В такое время действуют совсем другие правила. Необходимые ресурсы и активы можно просто изымать у «врагов», невозбранно урезать социальные расходы и бесконтрольно расходовать бюджетные средства, заимствовать деньги на любых условиях. Война все спишет.

Фантазии правящих элит, как заработать на войне, неистощимы. Пресловутый «налог на АТО», который непонятно куда уходит, закупки для фронта хлама по завышенным ценам, поставки небоеспособной техники на фронт, махинации с поставками энергоносителей и откровенный грабеж, которые возможны лишь в условиях хаоса военных действий. Или даже недавняя идея комитета Рады по нацбезопасности и обороне ввести огромные суммы официального «откупа от военной службы» для богатых. Развернуться есть где. Однако есть нюанс.

Дело в том, что народ вовсе не так слеп, как кажется опьяненным безнаказанностью убийцам. Результаты «волн мобилизации» говорят сами за себя – в лучшем случае, одного из 10 призываемых удается поставить в строй – и это в условиях, когда для многих военная служба выглядит достаточно привлекательным способом заработать средства к существованию в условиях тотальной безработицы, особенно на Западной Украине. Многие из тех, кто вернулся с фронта, своими глазами видели очень многое, и их все труднее убедить в патриотическом характере этой войны. Сопоставляя катастрофическое обнищание народа, конвейер гробов с Востока и рост как количества новых «элитариев», так и благосостояния старых олигархов, даже недавние сторонники новой власти начинают задавать неудобные вопросы.

Ответов на эти вопросы у власти нет, и не будет. Анекдотичные поиски «агентов Путина», которые якобы во всем виноваты, усердно тиражируемые журналистами, сидящими на зарплате у тех же олигархов, или получающих деньги от западных институций, заинтересованных в раздувании здесь войны, могут убедить разве что того, кто сам очень хочет поверить хоть во что-нибудь, лишь бы не видеть, кого он своей  поддержкой привел к власти. Таких становится все меньше.

Конечно, власть, которая выражает классовые интересы олигархии, ограничивать свои аппетиты не собирается. Если бы они были на это способны, устраивать войну было бы совершенно не нужно. Нищающее население, составляющее социальную базу для протеста, нужно куда-то девать. И мясорубка на Востоке прекрасно для этого подходит. Господин Турчинов заявил открытым текстом, что мобилизация в первую очередь касается тех, кто стоит на учете в Министерстве социальной политики. То есть, самые незащищенные слои населения, которые страдают от краха экономики в первую очередь, будут бросаться на убой. Откровеннее о своих намерениях он и не мог сказать, но вспомним о том, что наладить эффективный механизм мобилизации у режима так до сих пор и не получилось.

Очевидно, что погасить протест таким образом у них не выйдет. И поэтому на помощь приходит диктатура, как последнее прибежище олигархов в войне с собственным народом. Да, законы 16 января были диктаторскими. Но отнюдь не потому, что в них содержались какие-то вопиющие тоталитарные нормы. Они ознаменовали начало последнего этапа жизни олигархической Украины, этапа диктатуры. Когда, исчерпав все средства оболванивания населения и не доверяясь больше исключительно пропаганде, олигархическая верхушка создает наделенную диктаторскими полномочиями марионеточную власть – а в нашем случае, даже сама ее и представляет. И делает ставку исключительно на силовое подавление доведенных до отчаяния людей. Именно так заканчивают свое  существование олигархии, потому что война с собственным народом всегда имеет только один исход – свержение паразитов.

Дмитрий Мануильский

Читать по теме:

Андрей МанчукНе все равны перед смертью

Егор ВороновПраздники под гул орудий

Андрей МанчукКого убили в Донецке

Юлія Малькіна. Іменем любові, здавайтеся

Андрей МанчукМогила

Всеволод Петровский. Загляни в свое зеркало, Майдан

Иван ЗеленскийУкраинец, житель Донбасса

Андрей МанчукДонбасс, бандиты и олигархи

Егор ВороновБес гуманизма

Андрій Мовчан. Єдина країна, чи єдність трудящих?

Андрей МанчукБатальоны смерти

Роман Скиба Вид на руїну

Андрей Манчук Артилерист


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал