Тени ХиросимыТени Хиросимы
Тени Хиросимы

Тени Хиросимы


Данила Глумов
Абсолютное большинство погибших в результате единственного в истории человечества случая применения ядерного оружия относились к мирному гражданскому населению

05.08.2018

Лишь август подойдет – слышны рыдания,
Болезненно сжимаются сердца.
И горестно текут воспоминания,
И кажется не будет им конца.

Колокола звонят и звоном славят
Могучей жизни трепетный рассвет.
Течет река… Кому она доставит
Плывущий по волнам ее букет?

Сёсукэ Сима

Раннее утро 6 августа 1945 года. Понедельник. Жители Хиросимы, всего – порядка 250 тысяч человек, недавно проснулись, позавтракали и буднично спешат по своим делам. Многие вот-вот займут свои места у станков на военных фабриках: город играет важную роль в снабжении японских войск, но что ещё более значимо, именно в Хиросиме располагается Штаб 2-й армии, которая должна была обеспечивать оборону южной части страны.

Ни мирные жители города, ни военные не могли догадываться о том, что это утро станет для многих из них последним. Они не подозревали, что ещё 26 июля американский тяжёлый крейсер «Индианаполис» доставил на остров Тиниан атомную бомбу «Малыш», а 28 июля начальник Объединённого комитета начальников штабов Джордж Маршалл подписал приказ применить против Японии ядерное оружие. 6 августа 1945 года в 8.30 утра атомная бомба «Малыш» была сброшена с бомбардировщика B-29, стерев с лица земли Хиросиму и единовременно уничтожив, по меньшей мере, 80 тысяч её жителей. А три дня спустя та же печальная судьба постигла японский порт Нагасаки.

Общее число японцев, которые погибли непосредственно от ядерных взрывов, так и от лучевой болезни и различных форм раковых заболеваний, превысило 225 тысяч человек. Страдающие от последствий радиоактивного загрязнения люди известны в Японии под названием «хибакуся» – причем, первой известной жертвой лейкемии стала популярная актриса Мидори Нака. Абсолютное большинство погибших в результате единственного в истории человечества случая применения ядерного оружия относились к мирному гражданскому населению. Тела тех, кто находился вблизи эпицентра взрыва, испарились, оставив лишь темные тени на руинах обрушившихся стен. Среди пострадавших от бомбардировок было отмечено большое число военнопленных, принудительно мобилизованных на трудовые работы корейцев и китайцев, а также около 3200 граждан США японского происхождения.

Все это привело к ожесточенным спорам на тему того, оправданно ли было сбрасывать атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки.

Калифорниец с японскими корнями Гэрет Мано, несмотря на своё происхождение, считает, что у Америки не было иного выхода, кроме как принудить Японию к миру посредством применения атомного оружия:

«Я понимаю, что бомбардировки были необходимым злом, без которого нельзя было обойтись. И, как бы я ни гордился своими японскими предками, я не могу закрывать глаза на те зверства, которые творила Япония в отношении мирных жителей Китая и других оккупированных стран. Если бы не удар по Хиросиме и Нагасаки, война бы продолжалась ещё очень долго, что привело бы к новым жертвам среди самих японцев: как от налётов американской авиации, так и от голода, проблема которого остро стояла перед государством в 1945 году…».

«Японцы сражались очень отважно, в бой рвались и дети, и женщины, и старики» – продолжает Гэрет. «И это порождает ещё одну этическую проблему: должны ли с этим считаться твои противники? Если сотня детей готова взять в руки оружие, чтобы идти на поле боя и уничтожать твоих солдат – должен ли ты предупредить это? Ты оказываешься перед выбором между плохим и очень плохим. Равна ли в этих условиях жизнь американского солдата, и скажем, жизнь простой японской девочки? Японцы сами себя загнали в эту ловушку, бросив своих детей умирать под бомбами «во имя Императора». А я считаю, что жизнь ребёнка стоит несколько дороже. Япония сумела дойти до этой простой мысли, только когда Хиросима и Нагасаки были стёрты с лица земли…».

Очевидно, что применение атомного оружия стало одним из факторов, которые подорвали психологию японского генерального штаба и вынудили его пойти на мирные переговоры с союзными державами. К тому же, 9 августа, практически одновременно с бомбардировкой Нагасаки, СССР официально объявил Японии войну – что поставило Токио в безвыходное с военной точки зрения положение, обрекая империю на неизбежное и быстрое поражение.

По мнению японского историка Цуёси Хасэгава, это явилось решающей предпосылкой к капитуляции. Советские войска под командованием Василевского и Малиновского, перешли в стремительное наступление, разгромив почти полуторамиллионную Квантунскую армию в Маньчжурии, и освободив в результате десантной операции территорию Сахалина и захватив острова Курильской гряды – в непосредственной близости от японского острова Хоккайдо. Ресурсы японского правительства были исчерпаны – необходимых для продолжения войны запасов нефти практически не осталось, а военное командование планировало вооружать мобилизованное население заточенными палками из бамбука.  

В силу этого обстоятельства историки и политические деятели неоднократно высказывали предположения о том, что военно-политические лидеры США старались приблизить конец войны отнюдь не из гуманистических целей. Они хотели не допустить продвижения Красной Армии на обширные территории Китая и самих Японских островов. А заодно собирались продемонстрировать Москве разрушительную мощь ядерного оружия, которым монопольно располагали тогда США. Ведь уже вскоре после окончания Второй мировой войны был разработан «Дропшот» – план превентивной войны против СССР, согласно котором судьбу Хиросимы должны были повторить Москва, Ленинград, Киев и множество других городов.

Прецедентом такой стратегии были разрушительные, но совершенно не обязательные с военной точки зрения бомбардировки немецких городов, которые должны были войти в советскую зону оккупации – таких, как Дрезден, Кенигсберг или Данциг – в буквальном смысле уничтоженных усилиями англо-американской авиации. А вспоминая о бомбардировке Токио, когда 10 марта 1945 года американская авиация за один день уничтожила свыше 100 тысяч жителей японской столицы, известный американский генерал Кёртис Лемэй признавал: «думаю, если бы мы проиграли войну, то меня судили бы как военного преступника».

Если отставить в сторону непреложную «военную логику» и обратиться к моральной стороне вопроса, следует признать: атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки – это одно из самых страшных преступлений, совершённых против человечности. Об этом свидетельствует знаменитое высказывание Президента США Гарри Трумэна, который «расчеловечил» японцев в лучших традициях «расовой теории». «Единственный язык, который они понимают – это язык бомбёжек. Когда приходится иметь дело с животным, приходится обращаться с ним как с животным. Это очень печально, но, тем не менее, это так», – заявил президент США, комментируя последствия авиаударов по территории Японских островов.

Между тем, ведущие американские и европейские интеллектуалы-антифашисты жестко критиковали атомные удары, усматривая в этом потенциальную угрозу для будущего всего человечества.

«Механизированная цивилизация только что достигла конечной стадии варварства. В недалеком будущем нам придется выбирать между массовым самоубийством и разумным использованием научных достижений. Это не должно быть просто молитвой; это должно стать приказом, который придет снизу вверх, от рядовых граждан к правительствам, приказом сделать твердый выбор между адом и разумом», – рассуждал об этих событиях известный французский философ-экзистенциалист Альбер Камю.

Известными критиками применения американцами ядерного оружия против японских городов также были Альберт Эйнштейн и Лео Силард. Еще до атаки на Хиросиму, в июне 1945 года Силард подписал петицию группы ведущих американских физиков во главе с лауреатом Нобелевской премии Джеймсом Франком, призывая не применять атомную бомбу против Японии, и стал основателем Пагуошского движения ученых, которое требовало ограничить использование атомной энергии сугубо мирными целями.

Чудовищные последствия атомных бомбардировок Японии до сих пор являются знаковым событием современной истории. Они наглядно показывают, к каким последствиям может привести применение оружия массового поражения, и как буднично отдаются политические приказы, которые означают смертный приговор для десятков тысяч людей.

Пожалуй, это и есть главный урок, который должно извлечь человечество из трагедии Хиросимы и Нагасаки.

Данила Глумов

Читайте по теме:

Гарри Лесли СмитЗа что мы воевали?

Илья Деревянко. Нойенгамме: рабство ради бизнеса и войны

Андрей МанчукГибридное примирение

Кен Лоуч. Воссоздать дух 1945-го

Жан-Поль Сартр. Письмо об «Ивановом детстве»

Пер Андерс Рудлинг, Эфраим ЗуроффБорьба за историческую правду о Холокосте в Украине

Карел БергкофГолод у Києві

Даниэль ЛазарКем был Степан Бандера?

Георгий КасьяновПолитика присваивает прошлое


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал