Янукович – президент оппозицииЯнукович – президент оппозиции
Янукович – президент оппозиции

Янукович – президент оппозиции


Андрій Манчук
Рост этих протестных настроений можно только приветствовать – но не закрывая глаза на то, что критика правительства, градус которой постоянно повышался с момента избрания нового президента, практически всегда является критикой «справа»

24.07.2012

По мере приближения выборов политический режим Виктора Януковича становится объектом жесточайшей общественной критики. Власть хают все и повсюду: в автобусах и в интернете, в студиях телевизионных шоу – несмотря на неуклюжие попытки цензурировать медиа-поле Украины, – и на разнообразных протестных акциях.

Рост этих протестных настроений можно только приветствовать – но не закрывая глаза на то, что критика правительства, градус которой постоянно повышался с момента избрания нового президента, практически всегда является критикой «справа».

Если европейские протесты, при всей их хаотичности и стихийности, изначально имели выраженный антикапиталистический вектор, то украинская оппозиция – в широком спектре от парламентских политиков до «гражданских активистов», – напротив, требует для Украины «больше капитализма».  

Если американские и европейские интеллектуалы считают причиной кризиса стагнацию экономической системы неолиберального капитализма, то интеллигенция восточноевропейской периферии видит проблему в том, что эта система не построена у нас в том чистом виде, в котором она преподавалась в учебниках по экономике, массово изданных в девяностые годы – когда такими тиражами печатались только порножурналы, детективы Марининой и эзотерические брошюрки.   

Это выглядит чистым безумием – но, в то время, когда европейская модель рыночного процветания рушится на глазах всего мира, когда на улицах европейских столиц не прекращаются протесты «возмущенных» граждан, а призрак дефолта материализовался в конкретные «меры экономии», которые прочувствовали на себе миллионы людей, – украинская оппозиция все также ведет нас в эту Европу – с бессмысленным упорством, которому позавидовал бы легендарный коринфский царь Сизиф.

Ни один из лидеров украинских национал-демократов не сделал попытку публично проанализировать причины и последствия глобального экономического кризиса – хотя это напрямую касается украинских граждан. Они все также рисуют своим избирателям идеализированный образ «цивилизованного мира» – обетованной земли «честных» чиновников и политиков, где не существует коррупции, где полиция гуманна и эффективна, а закон стоит превыше всего; где реки текут медом и молоком, а бедные и богатые живут в мире, будто агнцы и львы в божием царстве.

Нет ни одного митинга, где наши оппозиционеры не рассказывали бы нам об этой сказочной  счастливой стране, в которую они уже двадцать лет ведут по мукам свой несчастный народ, потихоньку приближаясь к Моисееву рекорду. Слушая их, кажется, что речь идет о какой-то другой Европе – без кризисов, инфляций и безработицы, без разогнанных полицией демонстраций и коррумпированных политиканов, вроде любителя несовершеннолетних девочек Берлускони, проворовавшегося Гельмута Коля, лоббиста «Газпрома» Шредера, или взяточника Саркози, который превратил в предвыборный пиар депортацию мигрантов и бомбардировку чужой страны.

Борис Кагарлицкий иронично заметил, что засилье коррупции (главная мантра всякого постсоветского либерала) ничуть не снижает инвестиционный интерес иностранных предпринимателей, которые продолжают приходить на рынок путинской России. И я сразу вспомнил, как сведущий в украинском бизнесе человек недавно рассказывал мне о том, что европейские бизнесмены с удовольствием работают в «коррупционной», «задавленной налоговиками» Украине – где можно иметь дело с «кэшем», свободно проворачивая спекулятивные схемы, и легко решая вопросы с помощью взяток.   

Говоря о необходимости изменений для Украины, наша либеральная интеллигенция все также объявляет панацей те прописанные извне экономические рецепты, которые, в общем-то, и дали своим результатом глобальный экономический кризис. И ни на минуту не ставит под сомнение догмы рыночного фундаментализма, давно доказавшие свою губительную несостоятельность – вначале на примере стран латиноамериканского континента, а теперь и на примере самого Евросоюза и США.

«На мой взгляд, совершенно удивительно, что в общественной жизни Украины – в политических кругах, в парламенте, в средствах массовой информации – абсолютно отсутствуют темы экономической ситуации страны. Мне кажется, что мы наблюдаем процесс чудовищной интеллектуальной и организационной деградации украинского политикума, вне зависимости от партийной принадлежности» – вполне справедливо констатировал в недавнем интервью телеведущий Евгений Киселев.

Украинская оппозиция не педалирует экономические дискуссии именно потому, что, по существу, она не имеет в этом вопросе существенных разногласий с правительством Азарова и Януковича. Случись так, что власть вновь упадет в руки «демократическим» элитам – которые уже обладали ей в 2005 и 2007 годах – и они с неизбежностью будут проводить в жизнь экономическую политику Виктора Януковича – который, в свою очередь, усердно продолжает экономическую политику премьер-министров Тимошенко и Яценюка (нынешних лидеров демократической оппозиции). Суть этой политики можно свести к продолжению тотальной приватизации бюджетного сектора – вплоть до окончательного и победного конца. А также, к антисоциальным реформам под диктовку международных финансовых структур – ради новых кредитов, которыми поддерживается предвыборный популизм «оранжевых» и «голубых» политиков.

21 мая, во время акции против Трудового кодекса, я слышал у стен Верховной Рады примечательный разговор между активистами профсоюза и каким-то чиновником, который вышел из стен парламентского комитета, и был окружен недовольными участниками протеста.

«Ну, вы же сами требуете от правительства реформ! Зачем же тогда возмущаться?» – сердито вопрошал у собравшихся этот человек.

Его можно было по-своему понять. Ведь мантры об «экономических реформах», которые спасут Украину, на все лады перепеваются украинскими оппозиционерами всех мастей – как некая, не подлежащая сомнению религиозная догма. Однако, большинство законодательных инициатив действующего режима (которые зачастую готовились еще в прошлых, «демократических» кабинетах), полностью ложатся в канву неолиберального реформаторского курса, на котором настаивают правые противники режима. И если Янукович пока не следует ему до конца, то не из жалости к украинцам, а в силу того, что экономический кризис и нюансы нестабильной украинской политики заставляют его осторожничать там, где он, несомненно, предпочел бы действовать в духе своих царственных собратьев – Владимира Путина и Михаила Саакашвили.

Именно грузинский режим является образом подражания для абсолютного большинства постсоветских либералов – а обожание президента Саакашвили нередко приобретает в этой среде истерические черты поклонения рок-звезде. Однако, парадокс состоит в том, что украинская интеллигенция боготворит Михаила Саакашвили ровно за то, за что она критикует Виктора Януковича. Возмущаясь реформаторским законотворчеством украинского правительства, она аплодирует грузинским реформам – хотя социально-экономическая ситуация в Грузии превосходит украинскую ситуацию разве что в худшую сторону. Если даже не вспоминать, что в Украине не было «небольшой войны» образца августовских событий 2008 года – когда Саакашвили и российский тандем сообща поднимали свой рейтинг на крови мирных жителей и несчастного пушечного мяса в военной форме.

Да, Грузия как раз и является той сказочной страной, куда собираются вести нас наши оппозиционные вожди – хотя на самом деле, Украина давно уже прошла этот путь. Трущобы-«чаоби», массовая безработица, трудовая миграция, неподъемно высокие цены на продовольствие и коммунальные услуги, разрушенное производство, бесправие профсоюзов, преследования инакомыслящих и журналистов – словом, все то, что возмущает украинских оппозиционеров в границах родной страны, волшебным образом игнорируется, когда речь заходит о далеком заморском царстве. Где, под благосклонными взглядами «международного сообщества», строится «правильный», либеральный и национал-патриотический капитализм.

Редкие критические голоса – например, тексты известного правозащитника Владимира Чемериса, который рассказывает о том, что грузинский режим, потчующий вином украинских журналистов, не имеет ничего общего с демократией, – теряются в хоре восторженных славословий. Поклонники Саакашвили наперебой рассказывают о том, как легко и просто регистрируется в Грузии бизнес (игнорируя новости о том, как легко теряют свой бизнес противники режима). Или на все лады расхваливают «честную» грузинскую полицию – хотя каждый из них может просмотреть в интернете видео, на котором прикормленные президентом силовики разгоняют митинги местной оппозиции или штурмуют офис оппозиционного телеканала, с выстрелами и слезогонкой.  

Милейший Мустафа Найем, активист антицензурной кампании, который чувствительно реагирует на ущемление свободы слова в своей стране, недавно приехал в Грузию вместе с делегацией украинских общественных деятелей, по приглашению местного Совбеза – чтобы потом восторженно писать в своем блоге о молодых министрах, демократично танцующих в батумском ночном клубе в присутствии самого президента. «А мы доживем, б..я?!», – с тоской резюмирует этот пост украинский журналист. Между тем, Мустафа наверняка слыхал о позорном «деле президентских фотографов», живо напомнившем о процессах «японских шпионов» в конце тридцатых годов. Равно как и о полицейском погроме оппозиционного канала «Имеди», где стражи правопорядка разгромили студию и конфисковали архив, положив журналистов на пол во время прямого эфира. Совсем недавно – как раз тогда, когда украинские борцы с цензурой тусили в клубе с грузинским правительством, – тбилисский городской суд по ходатайству прокуратуры наложил арест на спутниковые антенны, ввезенные в Грузию еще одним местным оппозиционным телеканалом «Маэстро». Случись такое у Януковича, и украинская оппозиция объявила бы это, по меньшей мере, вторым изданием сталинского террора. 

Итак, они вовсе не против авторитаризма. И когда все тот же Найем призывает у себя на фейсбуке «объявить фашизм ворам», он, вероятно, вполне осознает, что это приведет к серьезным ущемлениям демократии, по принципу: «своим все – остальным закон». Как это, собственно, и произошло в Грузии, где «воров» назначает ближайшее окружение президента. А раз так, все это, по-видимому, представляется приемлемой и допустимой ценой для торжества «грузинской версии демократии», которую мечтают установить в нашей стране украинские национал-либералы – этакая коллективная Юлия Латынина, вслух грезящая о неолиберальных реформах национал-патриотического Пиночета.

Можно не сомневаться: если бы Виктор Федорович носил снятую с плеча Ющенко вышиванку, проводя в жизнь политику «гуманитарного» национализма, в которой был столь усерден его предшественник, сегодняшние критики украинского режима обратились бы в горячих сторонников его социально-экономической политики, легко простив ему Межигорье – как они простили семейству Ющенко позорную аферу с деньгами на «больницу будущего» для онкобольных детей; или золотые скифские брошки на платье его жены, попавшие туда то ли из музеев, то ли из коллекций «черных археологов».

А главное, эти граждане были бы в восторге, если бы он железной рукой подавлял «антиукраинские элементы». И даже не заикались бы тогда о нарушениях демократических прав.

Собственно, этот «Янукович с обратным знаком» и является тем президентом, которого желала бы для Украины наша оппозиция. Или, иначе говоря – она не желает для нее никаких базисных изменений, затрагивающих социально-экономические основы существующего строя.  

Прислушайтесь: даже когда наши демократы критикуют антисоциальные реформы правительства – вроде Жилищного кодекса – они на самом деле обвиняют власть в недостаточности этих реформ, требуя полного разгосударствления ЖКХ, А упомянутый выше Трудовой кодекс и вовсе не вызывает претензий у большинства профессиональных оппозиционеров, которые предпочитают пиариться на показушных «языковых» протестах. Поскольку попытка туже затянуть хомут на шее наемным работникам полностью отвечает их собственным интересам – согласно заветам реформатора Саакшвили, который выставляет против бастующих рабочих все ту же «честную и некорумпированную» полицию.

Это тотальное доминирование «критики справа» – последствие двадцатилетней системной пропаганды право-либеральных идей, внедряемых в общественное сознание совместными усилиями государства и зарубежных «демократических институций», – по существу, лишает перспективы массовые протесты против режима. Согласно данным «Центра дослідження суспільства», низовые народные выступления все чаще выдвигают выраженные социальные требования. Однако вожди оппозиции по прежнему объясняют проблемы недовольных сограждан «рудиментами совка» и «недоразвитостью» украинского капитализма, сводя их борьбу к попыткам заменить Януковича на Януковича – но с оранжевым флагом и еще более жесткой реформаторской практикой. И навязывают обществу ложный выбор между неолиберальными империями России и Евросоюза, давно и прочно интегрированными друг в друга.

В этом смысле, украинская ситуация значительно сложнее российских реалий – где уличная оппозиция достаточно жестко сегментирована по идеологическому признаку, и сторонники левой антикапиталистической программы уже выводили под своими лозунгами десятки тысяч людей. 

Мы должны брать с них пример. Сегодня в Украине необходимо выдвинуть на повестку дня левую критику правящего режима, вскрывая его тождество с оппозицией и квазилевой Компартией Украины, и требуя демонтажа системы – вместо рокировки властных элит, на которую опять надеются националисты и либералы.

Если мы не хотим, чтобы януковичи в юбках и штанах, с лысинами и косами, бесконечно сменяли друг друга, по очереди занимаясь грабежом украинцев.

Андрей Манчук      


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал