Как анархисты со смертью боролись

Как анархисты со смертью боролись


Олександр Рибін
Биокосмисты утверждали, что путь к самому передовому обществу в истории человечества лежит через победу человека над смертью

Тегі матеріалу: пам`ять, срср-ex, ліві, філософія, постать, опортунізм, клерікалізм
03 августа 2016

«Смерть принижает человека, разлагает человеческий тип: боязнь за свою жизнь рождает трусость, робость низость, лживость, уродство. В то же время глубочайший корень социальной несправедливости, уродливой частной собственности, интериндивидуальных, национальных и классовых антагонизмов – лежит в смерти. Этот локализм во времени (смерть) есть извечная основа духовного и материального распада личности и общества».

Это цитата из манифеста анархистов-биокосмистов «Наши утверждения». Крошечная организация русских анархистов-биокосмистов возникла на волне Октябрьской революции и являлась одним из самых радикальных левых проектов своего времени. Настолько глубоко «копать» в социальную справедливость не решался никто.

Вот цитата из другого манифеста биокосмистов: «существенными и реальными правами личности мы считаем ее право на бытие (бессмертие, воскрешение, омоложение) и на свободу передвижения в космосе (а не мнимые права, провозглашенные в декларации буржуазной революции 1789 года)». Биокосмисты утверждали, что путь к самому передовому обществу в истории человечества лежит через победу человека над смертью. А пока существует смерть, будут существовать социальная несправедливость, эксплуатация и ущемление прав человека человеком.

Идеологами и основателями организации биокосмистов стали два литератора – Александр Святогор (Агиенко) и Александр Ярославский. В апреле 1921 года они переоформили свою московскую группу, состоящую из радикальных поэтов и художников, в «Креаторий российских и московских анархистов-биокосмистов». В то время в Советской России достаточно свободно существовали самые разные организации – при условии, если они принадлежали к левому политическому флангу. Идеологическая почва в стране была благодатной для возникновения тотально новых культурных явлений. Старая культура вовсю упразднялась, а что должна представлять из себя новая, «истинно пролетарская» культура, было не совсем ясно – или даже совсем неясно. Практиковалась и левая критика большевизма. К примеру, анархисты-универсалисты Александр и Владимир Гордины вплоть до 1923 года открыто критиковали на митингах их политику, «Красный террор» и методы военного коммунизма. 

В этой обстановке и появилась организация, совмещающая в себе идеи анархизма и космизма. Если анархисты считали себя более радикальными левыми, чем сами большевики, то биокосмисты являлись самым крайним течением анархизма. Обычно левые «замахивались» на переформатирование экономической системы и взаимоотношений в социуме, однако они не посягали на законы природы. Однако, биокосмисты замахнулись на самый фундаментальный из принципов бытия – всё смертно, и каждый родившийся рано или поздно умирает. По их мысли, природа «неправильно» функционирует в самой своей основе. А раз неправильно – надо исправить. Биокосмисты читали лекции и проводили диспуты. Их последователи множились. Секции «Креатория биокосмистов» возникли в Сибири, Петрограде и в Украине. В Петрограде и Москве издавались их журналы – «Бессмертие» и «Биокосмист». В течение некоторого времени группе покровительствовал Александр Богданов, большевик-впередовец, идеолог Пролеткульта и один из первых левых писателей-фантастов. Он страстно пропагандировал омоложение, был директором первого в мире Института переливания крови, и погиб, производя на себе опыт. 

«Доныне человечество было подобно людям древнего философа, которые пребывали в пещере, где видели только тени вещей. Ныне же, в лице биокосмического авангарда, человечество может быть уподоблено тем же людям, но уже вышедшим из пещеры, и увидевшим при солнечном свете подлинные вещи, даже решившим взглянуть на само солнце», – проповедовали биокосмисты. Решить проблемы бессмертия и воскрешения, а так же покорения космоса (интернационализм слишком узок для них, интерпланетаризм – вот их масштаб) планировалось с помощью новейших достижений техники, которую собирались подчинить идеям биокосмизма.

Свою связь с традиционными космистами Александр Святогор всячески отрицал. Для него космисты были слишком архаичны и «старомодны». Как известно, «старый» космизм возник во второй половине XIX века, на основе работ футуролога Николая Федорова, прозванного современниками «московским Сократом». Федоров провозглашал необходимость победы над смертью и верил в воскрешение всех предшествующих поколений. Одним из последователей идеалистического учения космизма, между прочим, был выдающийся ученый Константин Циолковский – решая задачи, куда можно будет поселить сотни миллионов воскрешенных людей, он, собственно, и занялся космонавтикой.  

Святогор отбрасывал любые предположения об общности своих идей с идеями Николая Федорова, обвиняя основоположника космизма в «религиозно-платоновском дуализме». «Представление о двух мирах, божественном и человеческом, привело Федорова к полному оправданию царизма. Его «философия» – последняя (довольно архаичная) попытка спасти царизм и православие», – писал Святогор.

Биокосмисты принимали советскую власть. По их логике, в процессе строительства коммунизма необходимость в государстве должна была отпасть сама по себе. Сегодня большевики достаточно революционны, поэтому их надо поддержать – считали лидеры борцов против смерти, несмотря на разгром махновского движения и аресты их товарищей-анархистов. Однако, распад «Креатория» последовал достаточно быстро. Первым откололся сооснователь биокосмической организации Александр Ярославский. Возглавляемое им петроградское отделение отказалось в 1922 году от политических составляющих в идеологии. Петроградцы решили заниматься исключительно литературной, философской и научной деятельностью. Они организовывали лекции по евгенике, регенерации и анабиозу – хотя Петроград еще не пришел в себя после двух революций и последствий Гражданской войны. Тем временем, власти уже принимали меры по отношению к «несознательным» политическим элементам. В ноябре 1922 года редактируемый Ярославским журнал «Бессмертие» был закрыт решением Петроградского исполкома по обвинению в порнографии. Поводом для этого послужили безобидные по современным меркам стихи, призывающие самых красивых женщин страны бескорыстно отдаваться поэтам. В 1928 году Ярославский оказался в лагере на Соловецких островах, где и погиб два года спустя.

А яростный гонитель религии Александр Святогор вместе с епископом Иоаннакием организовал Свободную трудовую церковь, которая стала самым радикальным явлением в религиозной истории советского периода. Впрочем, этот странный роман анархиста с обновленческой церковью длился очень недолго. Уже в 1923 году Святогор увлекается марксизмом и становится членом Союза безбожников. Однако, волна репрессий 1937 года смыла и его – следы Святогора теряются в одном из трудовых лагерей между 1937 и 1940 годами, что поставило точку в истории анархо-биокосмизма.

Александр Рыбин

Читайте по теме:

Артем Кирпиченок«Красные попы». Утраченный шанс РПЦ 

Вячеслав Азаров. Неудобная махновщина 

Сергій Бочечка«Характерник» нової епохи

Андрей МанчукДолгая дорога к храму

Славой ЖижекЕсли бог есть, то все позволено

Лори Пенни. Возьмите меня на работу… папой

Дэн КоваликВ логове льва





RSSРедакціяПідтримка

2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал