Как работает русская пропаганда Как работает русская пропаганда
Как работает русская пропаганда

Как работает русская пропаганда


Олексій Сахнін
Они пытаются заткнуть нам рот, кем бы мы ни были: демократически избранным лидером крупнейшей партии Англии, как Корбин, или простым безработным, как я

Теги матеріалу: європа, кіно, лібералізм, медицина, опортунізм, пам`ять, політики, сахнін, солідарність
21.06.2017

Кажется, я обрел личного биографа в Швеции. Профессор русской литературы Магнус Льюнгрен взял на себя труд описывать мою жизнь во всех подробностях, от того как я мою туалеты, до того кому и какие интервью я раздаю. Три месяца назад он обвинил меня в антисемитизме – наверное, за то, что в России я защищал синагогу от нападений ультраправых, – а теперь назначил меня продюсером в Russia Today.

Впрочем, как и всякий хороший фантаст, профессор вставляет в свое повествование реалистические детали. Я действительно помогал группе русских журналистов, которые снимали документальный фильм в Швеции. И они действительно снимали его для РТ.

С режиссером этого фильма мы познакомились когда-то в автозаке, когда российская полиция арестовала нас за участие в антифашистской демонстрации. Я с тех пор стал политическим эмигрантом, а Никита Сутырин – документалистом, снимающим кино о левых движениях по всему миру. Сейчас он снимает фильм к столетию русской революции, исследуя наследие революционной волны 1917 года и рабочего движения в самых разных обществах – от Мексики до Швеции. Выбор Швеции тут не случаен, ведь именно здесь рабочее движение сумело создать модель общества, где равенство и социальные завоевания сочетались с парламентской демократией. Но что происходит с этой моделью сейчас? Вот главный вопрос, вокруг которого будет строиться фильм.

Одной из новелл в фильме, вероятно, станет социальный конфликт вокруг закрытия больницы в небольшом городке Солефтео. Он расположен в знаменитом Красном Одалене, где в 1931 году военные расстреляли мирную безоружную демонстрацию рабочих лесной промышленности. На волне возмущения этими убийствами шведские социал-демократы смогли прийти к власти, удерживая ее в течение многих десятилетий – и это предает данному месту особое историческое и политическое измерение. Одален стал одним из символов шведской общественной модели, напоминая о мужественной борьбе рабочих и о масштабных социальных завоеваниях, которые стали итогом этой борьбы.

Тем парадоксальнее, что именно в этом месте сегодня проводится особенно циничное наступление на достижения социально-ориентированной политики ХХ века. Несмотря на массовые протесты местных жителей и на собственные предвыборные обещания, региональные власти закрыли несколько отделений в местной больнице, вынудив местных жителей ездить рожать детей или получать экстренную помощь за сто километров, в Сюндсваль. Местные активисты рассказали нам, что за последние несколько месяцев трое жителей умерли, так и не доехав до больницы – а одной молодой женщине пришлось рожать прямо в машине, по пути в роддом.

Люди писали письма местным политикам, но им отвечали равнодушными отписками. На демонстрации протеста в этой небольшой коммуне выходило до 15 тысяч человек – то есть, практически половина населения. Однако, проблема пока не нашла своего решения. Власти уверенны, что задача сэкономить 0,16% бюджета важнее, чем требования этих людей.

Мы брали интервью у местных жителей – врачей, учителей, пенсионеров, рабочих. Они чувствовали себя растерянными и обманутыми. И, в отличие от уважаемого профессора, я очень хорошо понимаю их чувства. Ведь все это происходит не в стране третьего мира и не в неолиберальной России Владимира Путина, где закрытиями больниц и школ никого не удивишь. Это происходит в Швеции, которую еще совсем недавно именовали мировой столицей социальной справедливости и заботы о человеке. Парадокс именно в этом – великие социальные завоевания, демократия и равенство, за которые рабочий класс заплатил огромную цену, исчезают у нас на глазах. И исчезают повсюду: и в российском «Мордоре», которым Expressen пугает свою публику, и в благословенной Швеции.

Активисты из Солефтео жаловались, что местная пресса в Вестерботтене игнорирует их кампанию. Поэтому многие из них были рады, что приехали русские документалисты, которые привлекут дополнительное внимание к их проблеме. Я согласен с ними. История людей из Солефтео, которые чувствуют себя обманутыми и остались без медицинской помощи посреди одной из самых богатых стран мира, кажется мне очень важной. Я бы хотел, чтобы этих людей услышали. Жаль, что этого не хочет профессор Льюнгрен – ведь для него их беды, это только «русская пропаганда».

В Сюндсвале мне позвонил журналист из региональной службы СВТ и попросил рассказать ему о чем будет этот фильм. Я мог отказаться от комментариев, но решил рассказать на камеру о фильме, который делает мой товарищ. Журналист спросил, в чем моя роль. Я объяснил, что всего лишь организую интервью и помогаю ему с переводом. Когда мое интервью вышло в эфир, меня назвали продюсером фильма, и это вдохновило профессора написать про меня свою постыдную колонку. Как и все пропагандисты мира, Expressen отвлекает внимание от по-настоящему важной проблемы, открывая охоту на «иностранных агентов». Путинская пропаганда делает точно также.

Кстати, о русской пропаганде. Я очень хорошо понимаю, как она работает. И должен признаться, что ее настоящий продюсер, это не я, а профессор Льюнгренн и медиа вроде Expressen, которые участвуют в позорной травле инакомыслящих. Секрет успеха РТ очень прост: этот канал стал альтернативой доминирующим западным медиа, допуская в свой эфир диссидентов и оппозиционеров, освещая протестные движения – вроде Occupy Wall Street. Именно на РТ вел свою программу Джулиан Ассанж.

Разумеется, допуская к микрофону инакомыслящих и предоставляя им широкую свободу в критике Евросоюза и США, РТ не говорит правду о происходящем в самой России. Но сами проблемы – неравенство и несправедливость, атмосфера охоты на ведьм и нетерпимость к инакомыслию на Западе – созданы не РТ, и даже не всесильным Путиным. Это дело рук профессора Льюнгрена и таких же людей как он.

Это он, мой верный биограф, пытается стигматизировать диссидентов. Это он видит в любой критике вражескую пропаганду, а в каждом оппозиционере – агента Путина. Если бы такие СМИ как Expressen были бы более открыты для дискуссии и не замалчивали существующие в стране проблемы, если бы такие, как профессор Льюнгрен, не видели в любом инакомыслии происки российских шпионов, то для РТ просто не было бы места на Западе. 

Но вместо этого, медиа ищут по всему миру агентов Москвы. Как раз сейчас английская The Times точно так же пытается стигматизировать Джереми Корбина, называя его пособником и проводником русской пропаганды на том же Russia Today.

Все очень просто: и Times, и Expressen и все их классовые друзья по всему миру пытаются заткнуть рот всем, кто выступает за людей в Солефтео, против их собственных привилегий и претензий на монопольное владение истиной. Они пытаются заткнуть нам рот, кем бы мы ни были: демократически избранным лидером крупнейшей партии Англии, как Корбин, или простым безработным, как я. 

Алексей Сахнин

Читать по теме:

Артем КирпиченокИ пришел Корбин

Алексей СахнинПочему «Brexit» – хорошая новость?

Сара КендзьорМолодые американцы разочарованы в капитализме

Андрей МанчукОбама, хакеры и Евангелие от Матфея

Игорь ДмитриевЧто случилось прошлой ночью в США


2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал