Китайская работа над нашими ошибкамиКитайская работа над нашими ошибкамиКитайская работа над нашими ошибками
Аналіз

Китайская работа над нашими ошибками

Григорий Глоба
Китайская работа над нашими ошибками
Все эти годы китайская наука усиленно размышляла над судьбой Советского Союза, посвятив этой теме целый корпус исследований

21.10.2019

Учиться у СССР хорошему – это большая польза для нас. И учиться на ошибках Советского Союза – для нас тоже большая польза.

Дэн Сяопин

Перед исследователями противоречивых исторических процессов стоит сложная задача – проследить внутреннюю связь между множеством причин и факторов, правильно выстроить их приоритетность, показать их последствия. Но что же следует считать первопричиной, последствиями, или сопутствующими, однако отнюдь не решающими факторами того или иного события?

К сожалению, сегодня наблюдается тенденция персонализировать в отдельных исторических личностях предпосылки сложнейшего процесса стагнации и распада СССР, «назначая виноватого» за трагический ход истории – будь то Сталин, Хрущёв или Горбачёв, в зависимости от идеологических предпочтений критика.

Такие ответы обычно ставят целый ряд новых и весьма неудобных вопросов. Кто привёл к власти «неправильного» генсека? Кто голосовал за его инициативы на съездах и пленумах? Кто помогал выстроить такую политическую систему, при которой один человек способен повернуть вспять развитие государства и партии? И почему не сработали механизмы советской демократии, созданные для защиты от подобных ошибок?

От такой персонализации, теории заговора и упрощённых ответов на сложные вопросы предостерегал ещё Фридрих Энгельс, останавливаясь на этой теме в работе «Революция и контрреволюция в Германии»:

«Но когда приступаешь к выяснению причин успеха контрреволюции, то повсюду наталкиваешься на готовый ответ, будто дело в господине А или в гражданине Б, которые «предали» народ. Этот ответ, смотря по обстоятельствам, может быть правильным или нет, но ни при каких обстоятельствах он ничего не объясняет, не показывает даже, как могло случиться, что «народ» позволил себя предать. И печальна же будущность политической партии, если весь ее капитал заключается в знании только того факта, что гражданин имярек не заслуживает доверия».

Анализируя причины поражения революции, Энгельс советует искать их «не в случайных побуждениях, достоинствах, недостатках, ошибках или предательских действиях некоторых вождей, а в общем социальном строе и в условиях жизни каждой из наций, испытавших потрясение».

Схожим принципом руководствуются авторы сборника «Над этим размышляет история: заметки к 20-летию с момента распада СССР», который был издан в Пекине Китайской академией общественных наук, и позволяет составить впечатление о развитии современной марксистской мысли в одной из ведущих государств современного мира. При этом, китайские авторы отказываются от привычных шаблонов, предпочитая персонализации исторических событий или поиску виновных на Западе классовый анализ ситуации в позднем советском обществе.

Стоит отметить, что данный сборник рассматривает проблему не только с высоты отдаленной китайской «колокольни». Помимо статей китайских авторов, в издание вошли работы философов и политологов из Вьетнама, бывшего СССР, США, бывшей ГДР. Кроме того, в него включили весьма интересный обзор оценок причин распада Советского Союза, который содержится в документах коммунистических партий капиталистических стран – Великобритании, Германии, Греции, США, РФ, Португалии, Австралии, Японии и других.

Впрочем, среди авторов сборника присутствуют не только академические учёные, но и партийные практики – руководители секторов и отделов ЦК КПК, сотрудники Генштаба НОАК и других организаций. Реальность ставит перед ними задачу не наступить на советские грабли, и весьма конкретные практические вопросы: где именно проходит не сразу уловимая грань между «творческим применением марксизма в конкретно-исторических условиях» и неверным уклоном, а затем полным отказом от его идей? Какие причины привели советских коммунистов к глубокому кризису и не позволили партии вовремя скорректировать эти ошибки?

Причины кризиса советской модели

Конечно, авторы статей с неизбежностью обращаются к давнему конфликту Мао с Хрущевым, объясняя гибель СССР «отходом от правильного пути и заветов». Однако, они все же склонны видеть в этом сложную совокупность факторов, которые можно свести к ряду тезисов.

– Внешнее влияние и подрывная работа империалистических держав сами по себе не делали падение СССР неизбежным. Главные причины распада государства и партии были внутренними, и ключевой среди них является перерождение партийной верхушки. «Уничтожить такую мощную партию, как КПСС, могла только сама эта партия».

– В советской плановой экономике и системе управления имелись существенные недостатки, однако они также не были непреодолимыми, и могли быть исправлены в ходе реформ. «Если бы КПСС осталась верной марксизму и творчески развивала его с учётом современных условий, внутренних и внешних факторов, внося коррективы в систему управления СССР, то вполне можно было бы избежать распада страны».

– Грубые нарушения принципов демократического централизма в партии начались уже после смерти Ленина, стилем которого было именно коллективное руководство. Сформировавшаяся политическая традиция единоличного самоуправства и произвола руководителей, стоявших над Конституцией и законом, не смогла защитить социалистический строй и остановить разрушительные действия горбачёвского руководства. Если выражаться ненаучно, из-за предельной концентрации власти в советской системе руководства отсутствовала пресловутая «защита от дурака».

– Партия «не уделяла достаточно внимания внутрипартийной идеологической работе и организационному строительству и стилю работы, что стало причиной её постепенного перерождения». В рядах КПСС возобладали идеологический застой и косность, пропаганда и политическая воспитательная работа стала неэффективными, а идеологическая теория – задогматизированной, не позволяя правильно оценивать быстро меняющуюся ситуацию. Как констатируют китайские авторы, в результате, партийные руководители «потеряли связь как с массами, так и с действительностью».

– Период 60-70-х гг. характеризуется в сборнике как неоднозначный – когда в партии, обществе, экономике, культуре СССР развивались и противоборствовали как буржуазные, так и социалистические процессы.

– Закрытость по отношению к внешнему миру привела СССР к серьезному отставанию в экономике. В результате экономическая наука всё больше отклонялась от исторического материализма, а при Горбачёве приняла откровенно прокапиталистическую ориентацию, игнорируя классовый характер западной экономической науки и важнейший основополагающий фактор – форму собственности на средства производства.

– Реформы Горбачёва только катализировали перерождение привилегированной прослойки внутри КПСС в класс новых капиталистов. К моменту его избрания «эти люди полностью окрепли и присвоили себе большую часть государственных богатств, уже рассчитывая на крах КПСС и перерождение политической системы с тем, чтобы легитимизировать присвоенные богатства и передавать их по наследству».

– Реформы были действительно необходимы, однако осуществлялись ошибочно.

Строя многоукладную экономику, современный Китай критикует Горбачёва не за сам переход к рынку, а за то, что, узаконив рыночную экономику, КПСС не создала необходимых механизмов, регулирующих рынок по образцу китайской модели – благодаря чему чиновники смогли «превратить власть в капитал».

При этом китайские эксперты не смешивают рыночные отношения и приватизацию государственной собственности – по их мнению, курс на внедрение рыночных механизмов в целом соответствовал требованиям новой ситуации, однако «замена социалистической общественной собственности на капиталистическую частную разрушала экономический базис социализма».

Распад СССР не означает несостоятельности социализма – резюмируют в итоге китайские аналитики. Они делают вывод о том, что крушение СССР и КПСС было крушением переродившегося буржуазного государства и буржуазной партии социал-демократического толка – ведь еще в феврале 1990 года из Конституции изъяли статью о руководящей роли КПСС, затем были ликвидированы первичные парторганизации на предприятиях и в учебных заведениях, а в июле того же года КПСС отказалась от руководящей идеологии марксизма и внесла эти изменения в свой партийный Устав.

Корни зла под микроскопом

Общепринятый в китайской науке вывод об идейном и классовом перерождении верхушки КПСС ставит вопросы о причинах этого явления – а также указывает на уроки, которые следует вынести из него современным коммунистическим партиям.

Так, профессор философии Чжан Юаньсин выступает против готовой и популярной схемы «всё испортил Хрущёв». Говоря о потере механизма эффективного контроля над партийной верхушкой, он весьма позитивно оценивает работу органов народного контроля 20-30-х годов – последовательно сменявших друг друга Наркомата госконтроля, Рабоче-крестьянской инспекции (Рабкрина) и Центральной Контрольной Комиссии. Китайский исследователь анализирует забытое сейчас организационное изменение, проведённое XVII съездом ВКП(б) в 1934 году, когда Центральная контрольная комиссия (и ранее слившийся с ней Рабкрин) была преобразована в Комиссию партийного контроля. Помимо названия, изменился механизм её формирования: состав комиссии стал избираться не делегатами съезда, а членами ЦК – то есть, именно теми секретарями обкомов и работниками центрального аппарата, безобразия и аппетиты которых комиссия должна была сдерживать. А пост председателя комиссии вообще соединили с постом одного из секретарей ВКП(б).

Именно с этого момента, пишет Чжан Юаньсин, «формирование привилегированной прослойки в партии стало неизбежным». После чего партия рабочего класса становилась инструментом в руках у номенклатуры, что не могло не подорвать её авторитет в трудящихся массах. Одновременно с этим в советской вертикали также проходил процесс отрыва от контроля масс – так, в 1936 году избиратели потеряли право отзыва депутатов.

По мнению профессора Высшей Партшколы ЦК Чжан Яо, группа руководителей, которые подверглись буржуазному разложению и шли по капиталистическому пути, существовала внутри партии ещё с 20-х годов. «Формирование привилегированной прослойки означало, что реставрация капитализма уже обрела социально-политическую базу».

Касаясь причин и механизмов формирования и перерождения «партократии», директор Института марксизма КАОН Чэн Эньфу и профессор Нанькайского университета Дин Цзюнь отмечают непрозрачность, закрытость и недемократичность сталинской практики подбора кадров, отход от ленинских принципов выдвижения и обучения способных рабочих и крестьян. «Партократия… отошла от принципов внутрипартийной демократии, став неподконтрольной для широких партийных кругов и народных масс». В результате немарксисты постепенно начали занимать руководящие посты в КПСС. А представители высшего руководства, которые продолжали придерживаться социалистической ориентации в конце 1980-х годов, были отстранены Горбачёвым под формальным предлогом омоложения кадров.

Впрочем, следуя за известными взглядами Мао, китайские авторы достаточно благожелательно относятся к фигуре самого Сталина, называя перегибы в его критике среди причин подрыва доверия народа к партии и марксисткой идеологии. Однако, они не стесняются указывать на ошибки в кадровой и организационной политике – констатируя, что Сталин оставил после себя поколение дисциплинированных исполнителей, среди которых не хватало людей, способных самостоятельно принимать решения под свою собственную ответственность.

Китайские эксперты сдержанно и прагматично оценивают «сталинскую модель»: «В 30-40-е годы эта модель соответствовала ситуации и успешно удовлетворяла требования развития производительных сил… Поэтому мы не можем полностью отрицать эту модель. Однако, с начала 50-х годов начали проявляться и усугубляться пороки этой модели. Руководство КПСС не сумело вовремя скорректировать политику и провести реформы».

Деятельность команды Михаила Горбачева оценивается авторами статей по-разному – одни эксперты считают ее политику намеренным предательством, однако другие объясняют случившееся низкой компетентностью и сложными условиями трансформации общества. «Горбачёв вслепую проводил политическую реорганизацию и слишком спешил с внедрением демократизации» – говорит об этом главный научный сотрудник КАОН Чжан Шухуа. Сторонники теории о «предательстве» Горбачева приводят в подтверждение своих взглядов поздние высказывания бывшего советского лидера – но, с нашей точки зрения, к этим словам стоит относиться критически. Потерпев полное и сокрушительное фиаско своей политики, застрельщики Перестройки сочли за лучшее выглядеть не бездарными номенклатурщиками, а глубоко законспирированными антикоммунистами.

«Распад Советского Союза обнажил провал идеологии «общечеловеческих ценностей» и «демократизации», показал, что эта идеология идёт вразрез с ходом истории и является идеалистическим уклоном» – пишет профессор Пекинского университета Цао Чяншэн. Несмотря на советско-китайские конфликты 50-70-х годов, китайские эксперты оценивают распад СССР однозначно негативно – объясняя, что они привели к глубокому кризису постсоветского региона и снизили уровень безопасности во всём мире.

Развитие китайской марксистской мысли

Сборник «Над этим размышляет история: заметки к 20-летию с момента распада СССР» предоставляет редкую возможность проанализировать развитие современной китайской политической мысли, позволяя сделать некоторые выводы о её состоянии и направленности.

Ознакомление со ссылочным аппаратом сборника показывает – все эти годы китайская наука усиленно размышляла над судьбой Советского Союза, посвятив этой теме целый корпус исследований, а также активно вводила в оборот переводные источники. Так, в девяностые и нулевые годы на китайский язык были переведены книги Горбачёва, Ельцина, американского посла Мэтлока, а также мемуары Лигачёва, Рыжкова и других акторов Перестройки.

Конечно, опубликованные в этой парадигме статьи подчас не были свободны от фальсификаций, реакционной конспирологии и явных ошибок фактологического характера. Однако это скорее досадные исключения на общем фоне анализа советской проблемы. Большинство авторов сборника стоят на позициях исторического материализма, демонстрируя глубокое знание работ классиков марксизма. Они анализируют исторические события именно с классовых, пролетарских позиций – то есть, не подменяют процесс исследования раздачей оценок и обвинений, а рассматривают историю СССР диалектически, как противоречия капиталистических и социалистических процессов и групп, проявившиеся с первых лет существования нового государства.

Опубликованный там же российский академик, который, в полном соответствии с эклектичной идеологией нынешней РФ, ностальгирует по СССР, надеясь на его возрождение при помощи церкви и «императорского герба», смотрится на страницах сборника забавным курьёзом.

Мы хорошо знаем разрекламированную цитату Дэн Сяопина «не важно, чёрная кошка или белая кошка, если она может ловить мышей – это хорошая кошка». Однако сами китайцы предпочитают вспоминать другие его цитаты – в частности, слова о необходимости учиться на ошибках СССР. «Если бы не было распада Советского Союза – огромного бедствия в истории всего человечества, то мы бы не поняли до конца трудность и великую жертвенность дела социализма и коммунизма, и поэтому не осознали бы величие и красоту этого дела» – пишет вице-президент КАОН Ли Шеньмин.

Поэтому логично, что составители не ограничиваются вздохами над гробом СССР. Завершающий раздел сборника полностью посвящен актуальным задачам и перспективам социалистического движения, а также анализу тенденций капитализма после 1991 года.

«Горькие плоды либеральной теории»

Тексты сборника демонстрируют резко-критические антикапиталистические взгляды интеллектуалов рыночного Китая. Они пишут о «безумной сущности» и «зверином облике» капитализма, о «лживости капиталистической экономической теории и свойственной ей тенденции к обману». Согласно убеждению авторов, современная буржуазная экономическая наука отражают идеологию класса капиталистов и «с момента возникновения зиждилась на порочной концепции». А потому на нее не следует опираться в осуществлении китайских реформ.

Глобальная финансово-валютная система представляется китайскими экспертами нерациональной. Они называют XXI эпохой стремительного расширения фиктивной экономики, указывая, что современный нам мир привязан к «колеснице безумного обращения фиктивного капитала».

«Изменились формы и особенности капиталистической эксплуатации, при этом сверхдержавы частично заменили внутреннюю эксплуатацию международной» – указывает профессор Юй Вэньле. «Реформы, проводимые в духе неолиберализма, потерпели крах во всём мире, и, в частности, в Латинской Америке, принеся с собой глубокий урок, когда население было вынуждено отведать горькие плоды неолиберальной теории и практики», – отмечает Лю Чжимин из Института Марксизма КАОН.

Прогнозы для постсоветского пространства в целом пессимистичны – китайские авторы отмечают, что образовавшиеся на руинах КПСС компартии не имеют политических перспектив, а постсоветское левое движение переживает период спада. «Процесс распада СССР до конца не завершен, территориальные споры и корректировка границ приведут к новым войнам и конфликтам, а роль СНГ как стабилизирующего механизма ограничена». И сегодня мы видим, что современная история полностью оправдала эти неутешительные прогнозы.

Статьи китайских марксистов свидетельствуют о том, что общественно-политическая мысль КНР остаётся в известной степени автономной от набирающих силу рыночных отношений. Китайские интеллектуальные элиты готовы использовать рыночные инструменты для развития экономики, но не испытывают иллюзий по поводу связанных с ними социальных и политических рисков. Наличие крупных активов государственной собственности является для них «маркером» социалистического строя и «гарантом того, что хозяином экономики является народ».

Время покажет, удастся ли КПК удержать этот задекларированный рубеж. С одной стороны, процессы разгосударствления в Китае проходят сейчас достаточно активными темпами. С другой – стратегические госпредприятия остаются не только экономическим базисом, но и кадровым резервом для руководства партии и государства.

Многие высказанные в сборнике идеи уже стали частью официальной линии китайского руководства. В частности, это призывы к стимулированию развития производительных сил с целью успешной конкуренции с капиталистическими странами, а также положение о первостепенном значении идеологи в государственном и партийном строительстве – чтобы сохранять жесткий контроль над партийной и чиновничьей верхушкой, при непримиримой борьбе с партийными привилегиями, роскошью, перерождением и «комчванством».

Современная китайская модель, когда социалистическая идеология соседствует с рыночной экономикой, объективно требует своего идеологического объяснения. Поэтому в современном Китае провозглашается теория «раннего этапа социализма». Согласно ее положениям, страна находится на долговременном раннем этапе социалистического строительства, основная задача которого заключается в развитии производительных сил и строительстве «правового государства» под руководством коммунистической партии. И пока зарубежные наблюдатели спорят о государственном устройстве Китая, его интеллектуалы самокритично относят КНР к «развивающимся странам» – указывая, что их государство пока только лишь строит материальную базу социализма.

Григорий Глоба

Читайте по теме:

Леонид Грук«Красные песни» и «чунцинская модель»

Роман Губриенко. Мотор Сич: борьба США и Китая

Славой Жижек. Уроки аэроапокалипсиса

Илья Деревянко. Китай: другой мир возможен

Леонид ГрукЛига плюща и Коммунистическая партия Вьетнама  

Григорий Глоба. Сериал «Вождь»: семена одуванчика

У Лун ЮКитайский «бюрократический капитализм»

Артем КирпиченокКак Гонконг пришел к успеху?

Леонид Грук. Гобсон и Китай

Славой ЖижекКапитализм радикализуется


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал