Сериал «Вождь»: семена одуванчикаСериал «Вождь»: семена одуванчика
Сериал «Вождь»: семена одуванчика

Сериал «Вождь»: семена одуванчика


Григорий Глоба
«Вождя» снимали не как учебник, а наоборот, как напоминание, что классик с портрета в учебнике был живым человеком из плоти и крови, о его жизни, любви, дружбе, потерях и страданиях

30.04.2019

В КНР уже не первый раз пытаются «к штыку приравнять аниме». Из удачных опытов можно вспомнить полнометражную «Сияющую красную звезду» 2007 года, сюжет которой напоминает произведения Аркадия Гайдара, а рисовка – Хаяо Миядзаки. Но первая попытка «замультяшить» биографию Карла Маркса, выпущенная к 200-летию со дня его рождения в 2018 году – выглядит смело, и уже за эту смелость можно простить создателям ряд шероховатостей, где слишком серьезное содержание вступает в противоречие с анимешной формой.

Правда историческая и художественная

Молодёжный сериал создавался при поддержке Китайской Академии социальных наук и Института Марксизма, что обеспечило сценарию почти безупречное знание первоисточников и исторических реалий. В обзорах уже отмечалось, что в «Вожде» очень скрупулёзно и реалистично прорисованы различные места марксовой биографии, учебные заведения, дома, библиотеки. Даже выдающиеся способности и успехи молодого Карла, которые в первых сериях могут показаться наведением глянца на хрестоматийную биографию, вполне соответствуют сохранившимся воспоминаниям: учителя и знакомые единодушно отмечали его таланты, студенты часто избирали харизматичного юношу председателем своих клубов и землячеств. В 24 года Карл Маркс был обладателем докторской степени по философии и заведующим отделом в Рейнской газете.

Но здесь перед сценаристами встаёт другая проблема: биография героя слишком известна, и буквальная экранизация не позволит увлечь зрителя поворотами сюжета. И на наш вкус, авторы идеально выдержали баланс между исторической правдой и художественными вольностями. Сцена во дворце Вестфаленов, в которой Фердинанд заставляет простолюдина Карла уйти с бала, не более чем художественное средство: для «наведения фокуса» сценаристы не просто прорисовали тогдашние классовые барьеры и реалии «фоном», но внесли их в жизнь главного героя.

В реальности подобная сцена могла быть вполне характерной для Прусского королевства, но дом Вестфаленов был весьма необычным дворянским гнездом. Робер-Жан Лонге, автор книги «Карл Маркс – мой прадед», называет главу рода, просвёщенного и либерального аристократа Иоганна Людвига фон Вестфалена, другом и наставником, и даже «вторым отцом» Карла. В доме Вестфаленов он был частым гостем, и именно в его библиотеке впервые знакомился с сочинениями прогрессивных французских мыслителей XVIII века. Карл и сын Иоганна-Людвига, Эдгар, стали друзьями детства, затем однокашниками по гимназии Фридриха-Вильгельма, и наконец, соратниками в политической борьбе. Фердинанд же, который в сериале выведен протагонистом Карла - сын Вестфалена-старшего от первого брака, жил и воспитывался отдельно, у родителей матери, практически без влияния отца. Именно так из одной семьи вышли революционер и товарищ Карла Маркса, его жена, и королевский министр, по отзывам современников «лично благородный, но политически совершенно реакционный».

Также мне не попадался в исторической литературе эпизод, когда при закрытии газеты офицер хватается за пистолет, однако безоружный Карл выигрывает «дуэль характеров»  и своими словами заставляет его опустить оружие. Но, в свете всего, что мы знаем о прусском полицейском режиме времён реакции, а также о характере Маркса и его способностях к убеждению, в художественной ленте эта сцена выглядит вполне уместной.

А вот реальный случай из биографии – студенческую дуэль на шпагах, в которой Карл заработал шрам на лице, места в сценарии не нашел, хотя авторы явно об этом думали: в сериале присутствуют и тренировки по фехтованию, и скрещенные шпаги в заставке. Думается, этот эпизод не использовали зря: в канон жанра аниме он лёг бы как нельзя лучше, позволив дополнительно разнообразить некоторую академичность биографии драмой и экшеном.

«Перо не в силах изменить мир»

Наиболее интересной и удачной можно назвать вторую серию, которая выпукло и исторически-реалистично показывает радикализацию взглядов молодого идеалиста, превращение его из успешного и перспективного газетчика, последователя модного гегельянства и достаточно умеренной демократии – в убеждённого теоретика и организатора революционной борьбы. Для этого авторы выбрали драматичные события, которым Маркс посвятил свою статью «Дебаты по поводу закона о краже леса» (1842 г.).

Традиционный сбор хвороста в лесах давал деревенским беднякам, не имевшим денег на покупку дров, возможность выжить зимой и гарантировался «обычным правом». Однако в XIX веке он всё чаще вызывал столкновения с помещиками. Незаконность притязаний последних была очевидна, и в «Дебатах по поводу…» Маркс лишний раз обличает попытки приравнять сбор валежника к краже древесины, как полностью абсурдные. Тогда и был принят «Закон о краже леса», которым Рейнский ландтаг узаконивал произвол земельных собственников и расправы над «браконьерами». Отказ наименее защищённым жителям страны даже в этой жалкой возможности, фактически в милостыне, обнажил наиболее уродливую сторону «священного права собственности».

О важности этих событий в тогдашней социальной борьбе и в жизни Маркса свидетельствует то, что и «Молодой Карл Маркс» Рауля Пека (2017 г.) начинается именно с них.

В «Вожде» Карл очень эмоционально переживает разочарование в институтах буржуазной демократии, невозможность защитить интересы бедняков «конституционными» методами:

– Ясно, что справедливость на стороне крестьян! Но моё перо не в силах изменить мир… –На что получает успокаивающий ответ Бауэра:

– Карл, ты слишком много думаешь. Это всего лишь смутьяны затевают волнения…

– Нет! Я наконец-то осознал: Пруссия – не идеальное государство, о котором говорил Гегель. Закон – всего лишь инструмент для защиты частными собственниками своих интересов, а парламент – всего лишь украшение.

– Карл, не лезь больше в дела крестьян. Ты окончательно вывел из себя фон Шаффера, он может закрыть Рейнскую газету. Выпусти опровержение. Нам нужно показать хорошее отношение к правительству.

– В моём лексиконе нет таких слов!

Тогда же показано разочарование Маркса в идеалистической философии младогегельянцев. Очевидно, что это был гораздо более длительный процесс поисков, исследований и размышлений, те же «Дебаты…» были написаны Марксом еще вполне в гегельянском духе. Но сценаристы «Вождя» сумели удачно сконцентрировать их в одном диалоге с Бауэром:

– Бедняки просят Бога о помощи, а вы говорите им, что это бесполезно. Но ваше «Абсолютное Я» никак не объясняет беднякам, как решить их реальные проблемы! Вы так же бесполезны, как и Бог, которого вы критикуете! Я больше не преклоняюсь перед «Абсолютным духом» Гегеля, я собираюсь посвятить себя политической борьбе, чтобы защищать права народа!

– Маркс, я всё-таки советую тебе – не будь таким упрямым!

«Карл, ты слишком много думаешь»

Эпизод, где маленький Карл читает своей подруге «Тимона Афинского» Шекспира (кстати, это действительно был один из любимых авторов его детства) – их сегодняшним ровесникам либо покажется неправдоподобным, либо вызовет приступ лютой зависти.

А рассуждения и дискуссии за кружкой пива о философии Канта, Юма и Гегеля, споре догматиков и скептиков, единстве идеи и объекта, ограниченности или безграничности возможностей человеческого познания – откровенно противопоказаны тем, кто не осилил хотя бы «Основы философских знаний» академика Афанасьева.

Целевая аудитория аниме – в основном всё же дети, подростки и молодёжь. И очень важно не вызвать у них ассоциаций с лекцией занудной училки по трудному предмету. А на их неподготовленные умы с первых же кадров обрушиваются слова Энгельса: «...Маркс открыл законы развития человеческой истории. Маркс также открыл особый закон движения современного капиталистического способа производства и порождаемого им буржуазного общества». Рискну предположить, на этом месте сериал отпугнул до 30% своих потенциальных зрителей.

В жизнеописании автора «Капитала» эти слова, конечно, нужны. Но что мешало озвучить их чуть дальше, когда зрители проникнутся симпатией и к главному герою, и к людям, за права которых он боролся (тем более, что в них многие могут легко узнать себя и своих родителей)? Когда зрители увидят и поймут те реалии «дикого капитализма» и классового неравенства XIX века, в которых рождалось и закалялось мировоззрение и характеры Маркса, Энгельса, Женни фон Вестфален и их друзей – «капиталистический способ производства» и «буржуазное общество» перестанут быть для них пустыми словами из запыленной книжки. За ними встанут человеческие судьбы и глаза, борьба и трагедия целых народов и поколений.

В извинение сценаристов можно отметить два обстоятельства. Во-первых, сериал почти буквально следует источникам и историческим реалиям. Споры между младогегельянцами и старогегельянцами, последователями Прудона и Фурье в Германии и Франции 1830-х составляли стержень общественной и интеллектуальной жизни, а людей, философскими и социальными вопросами не интересующихся, молодежь обозвала бы, в лучшем случае, филистерами.

Во-вторых, «Вождь» снимался для внутренней аудитории, на русский его перевели энтузиасты. А в Китае и сегодня любой комсомолец знает как значение этих терминов и фамилий, так и историю жизни и формирования взглядов Маркса. Представить глубину одичания и интеллектуальной деградации на осколках когда-то самой читающей страны им было бы трудно.

Местами слишком старательное следование первоисточникам играет над сериалом дурную шутку, и персонажи начинают говорить абзацами из своих текстов. Понятно, что люди, говорящие не устным, а письменным стилем, выглядят неестественно.

При этом у сценаристов были неплохие находки, позволяющие «оживить», популяризовать тексты Маркса. Красиво и впечатляюще выглядит эпизод на выпуске из гимназии, где Карл читает свои «Размышления юноши при выборе профессии» одноклассникам, под восхищённым взглядом прекрасной Женни фон Вестфален. Это, ещё школьное сочинение, было написано живым и доступным языком. И в то же время, поднимая и поныне не утратившие актуальности вопросы, хорошо раскрывает личность молодого Маркса, его рано проявившийся интерес к морально-этической проблематике и общественной жизни, юношескую жажду посвятить себя чему-то большему, чем достижение личного успеха.

А чего стоит, например, беседа главного героя с простуженным мальчиком-уборщиком в  библиотеке Британского музея:

– Папа сказал мне, что хозяин шахты уволил их, поэтому у нас нет денег на уголь. Тогда я спросил: «Почему хозяин тебя уволил?» Папа сказал: «Потому что угля слишком много». Папин ответ сбил меня с толка. Дома нет угля, потому что угля слишком много! Раз угля много, то за него можно получить больше денег. Папа должен был заработать больше денег, но он, наоборот, потерял работу. Скажите, разве это не странно?

Здесь весьма доходчиво и весьма живо, через бедствия конкретной семьи, описывается марксистское понятие «кризисов перепроизводства». Вообще эпизод в библиотеке предельно сильный: уставленный многоярусными книжными шкафами круглый зал, в тишине которого доктор Маркс днями напролёт предаётся своим исследованиям – одно из самых красивых, «сказочных» мест во всём сериале. Но затем между шкафов появляется маленький Том, с не по росту большой шваброй и кашлем, контрастно напоминая, что вся эта викторианская сказка создаётся и поддерживается трудом больных детей и страданиями безработных в холодных лачугах.

Непонятно и достойно сожаления, что в других местах авторы отделались цитированием, вместо использования столь же ярких примеров.

Но зато китайцы не забыли поиграть столь любимыми на востоке поэтичными символами. Одуванчики, которые часто появляются в начале сериала – в заставке рядом с книгами, в руках у Женни фон Вестфален, в ночном парке, где Карл впервые делает своей избраннице предложение – уже намекают, что они здесь не просто так. Хотя и трудно догадаться, причём они к биографии основателя марксизма. И только в финальной заставке, пролетев над европейским пейзажем, одно из семян одуванчика опускается на фоне Закрытого города и китайского знамени.

Что ж, хотя «китайская специфика» вызывает в мире много дискуссий, нельзя не признать, что в стране, где к жизни и наследию Маркса до сих пор относятся с таким вниманием, изыскивая новые формы и методы их популяризации, эти семена действительно упали на благодарную почву.

Вождь и его зритель

«Вождя» снимали не как учебник, а наоборот, как напоминание, что классик с портрета в учебнике был живым человеком из плоти и крови, о его жизни, любви, дружбе, потерях и страданиях. Авторы старались приблизить к аудитории не столько учение Маркса (образованная китайская аудитория знает его по умолчанию), сколько личность великого философа.

Это, несомненно, не та лента, с которой стоит начинать знакомство с учением и деятельностью Маркса. «Вождь» – сериал для хотя бы минимально подготовленной аудитории, для людей, уже знакомых или хотя бы интересующихся марксизмом, историей философии, политической мысли и революционной борьбы.

Несмотря на это, статистика на страничках Синемарсксизм и Amazing Dubbing показывает, что только на них «Вождя» в русском переводе за два месяца посмотрели в общей сложности 54 000 человек – что для любительских проектов весьма немало, и намного больше, чем состоит в самих этих сообществах. Так что и за рубежом труд китайских мультипликаторов всё же нашел своего зрителя.

Григорий Глоба

Читайте по теме: 

Оуэн Хезерли«Почему Маркс был прав»

Терри ИглтонМаркс воскресший

Бхаскар СанкараФутурама. Маркс для ХХI-го века

Джейсон Баркер. Карл Маркс не поможет банкирам

Сергей Киричук«Молодой Карл Маркс»

Ирина МуратоваЗачем нужна философия?

Айна КурмановаМаркс и рок-н-ролл


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал