Логика граблей или светлое завтра

Логика граблей или светлое завтра


Ілля Дерев`янко
Проводя исторические параллели между украинскими событиями и нынешним положением дел в России и Белоруссии, важно прежде всего говорить про объективные составляюще ситуации условного «майдана»

Тегі матеріалу: лібералізм, україна, пам`ять, імперіалізм, срср-ex, політики, нацизм, ліві, опортунізм, криза, деревянко
28 марта 2017

Наблюдая события в России и Белоруссии, печально сознавать, как мало выводов было сделано из опыта украинских событий. Я до сих пор читаю у неглупых людей о том, что кто-то что-то там вновь наскакал, или наоборот – недоразогнал. Многие до сих пор не поняли, что майдан – то есть, уличная активность радикальных и «мирных» протестов, – сыграл в этих событиях трехлетней давности лишь косвенную, катализирующую роль. Майдан – и это была его основная роль – стал сигналом и мобилизующим фактором для выступления олигархов и связанных с ними политических элит. Сигналом о том, что можно не успеть к разделу пирога, что именно сейчас нужно рисковать, вкладываться в организацию протеста и брать власть. И только тогда, когда это сигнал был воспринят, на киевский майдан как из рога изобилия посыпались деньги, которые обеспечили его существование и развитие. А главное, протесты сразу же получили медиа-поддержку, которую обеспечивали уже не только либерально-патриотические блогеры и их живущие на западных грантах сайты, но и центральные телеканалы, подконтрольные Коломойскому, Фирташу, Ахметову, Порошенко и Пинчуку.

Если понимать эту логику, становится ясно, что разгон протестов, о котором грезят охранители, не решает этой проблемы – напротив, именно попытка силовой зачистки националистической молодежи стали рубиконом, который заставил элиты сделать окончательный выбор в пользу борьбы против Януковича. А поводы, которые выводят людей на улицу – вроде анекдотического требования подписания ассоциации с ЕС, текст которой никто не читал, – не имеют практически никакого значения. Обманутые люди могут выходить под разными лозунгами, ради борьбы за все хорошее и против всего плохого. Но в этих условиях они оказываются всего лишь рычагом политического давления в руках конкурирующих представителей политической элиты. И после победы новая власть просто выбрасывает этих людей на свалку истории, как использованный инструмент.

Такой взгляд объясняет и полный провал первых антимайданов Януковича – глупый симметричный ответ президента, который слепо копировал действия своих противников, стал криком отчаяния в пустоту, который лишь сильнее подстегнул его политических оппонентов к активным действиям. Наконец, по тем же причинам в Украине уже три года не было никаких последующих майданов – они не нужны правящему классу, который ставил на эти протесты в 2013-2014 годах.

Еще одной иллюзией, которую породил евромайдан, стал миф о широких возможностях самоорганизации, фактор которой крайне переоценивался – во многом, именно для того, чтобы скрыть масштабы и значение поддержки со стороны элит. Самоорганизоваться можно на дежурства, уборку, готовку. Но стратегические финансовые и медийные ресурсы можно организовать только через крупный капитал и власть. Палатки, аппаратура, суточные, подвоз людей на автобусах, медиподсветка, политическая поддержка, организация силового блока – все это невозможно самоорганизовать, и самоорганизация с коллективным изготовлением бутербродов на самом деле имела для майдана лишь косвенное значение.

Что касается общей социально-экономической картины, на фоне которой возник майдан, она претендует на универсальность, безотносительно к локальным особенностям тогдашней Украина. На дворе 2010-е, когда последствия глобального кризиса все сильнее бьют по стране – жизнь ухудшается, перспектив нет. Чтобы как-то удерживать власть на фоне назревающего социального конфликта, Януковичу требовалась политическая крыша, которой должен был стать ЕС. Но когда украинскому президенту выставили счёт за оплату этого покровительства, в форме Соглашения об ассоциации, он понял, что подпись под ним будет равносильна подписи заявления об отставке – поскольку попытка выполнить навязанный МВФ и Евросоюзом пакет антисоциальных реформ тут же приведет к массовым протестам. Хотя, Виктор Федорович не понял того, что отказываясь подписывать Соглашение, он лишь ускорит неизбежное.

Однако, «западные партнёры» Украины, по-видимому, не знают украинского выражения «прийде коза до воза». Или же знают, но резонно полагают, что животное может прийти не к тому возу – или ещё волки его сожрут. Поэтому, реакцией на отказ Януковича был старт майдана – то есть, уже упомянутый сигнал фрондирующим олигархам. Вся инфраструктура протеста была давно готова, через разветвленную сеть политических связей, НГО и медиа. Организаторы этого протеста не стали ждать возле реки, пока к ним принесет течением трупы врагов. Все, что происходило начиная от «избиения детей» сотрудниками МВД вплоть до расстрела-провокации на Грушевского, подтверждают, насколько было важно для них не терять инициативу и темп (как в игре в шахматы), и не сбавлять, а постоянно поддерживать и наращивать давление на все ещё колеблющихся политиков и олигархов.

Но уличная составляющая майдана, как я говорил выше, была лишь одним их элементов указанного давления. Представителям элиты показывали картинку с центральной площади столицы, ясно давая понять – нужно включаться в события сейчас или потом будет поздно. Одновременно с этим украинские политики и бизнесмены проводили интенсивные консультации с чиновниками из Евросоюза и США. Посулы, советы, авансы и интриги, гарантии личных депозитов, внесли в этом смысле гораздо более важный вклад чем «медиа-картинка». Но и без картинки бы в нашем конкретном случае не заладилось бы.

Можно ли было этому как-то противостоять, если смотреть на события с точки зрения обреченной на поражение власти? И да, и нет.

Власть Януковича объективно представляла из себя режим жуликов и воров – пускай даже нынешние правители Украины могут дать ей в этом смысле тысячу очков форы. Критически настроенные к сторонникам майдана граждане не собирались ее защищать. Например, украинские левые не могли позволить себе поддерживать Януковича, точно так же, как белорусские левые не могут поддерживать позорный «закон о тунеядцах», а левые россияне, за исключением тех, кто сгорел на огне государственного патриотизма, не будут защищать от посягательств Навального собственность Медведева. Таким образом, у украинского правительства не оказалось низовой массовой поддержки – несмотря на то, что большая часть населения страны с огромным скепсисом относилась к протестам и лозунгам «евромайдана». Защищать этот режим никто не хотел.

С другой стороны, украинская «оппозиция» была достаточно хорошо организована, ощущала внешнюю поддержку, поддержку элит, и ставить ее под контроль или хотя бы договариваться с ней было поздно. Делать что-то на бурлящем кинетической энергией майдане тоже было нельзя – чтобы получить из этого кипения получить осмысленное движение, был нужен аналог паровой машины – политическая организация. Её тоже ни у кого не было – потому что Партия Регионов представляла собой совершенно аполитичный и безыдейный альянс чиновников и бизнесменов. Бесполезны были и попытки прибегнуть к рациональным аргументам. Премьер-министр Азаров выступил с достаточно серьёзным, и, как показало время, относительно верным анализом  Соглашения об ассоциации, где приводил цифры, выкладки и прогнозы. Но доверие к власти было на таком низком уровне, что любые её заявления уже не воспринимались активной частью украинское общество – а вот требование кружевных трусов воспринимались на ура. Чтобы объяснить, парни, которые зовут вас на борьбу за все хорошее, тоже являются жуликами и популистами, надо самому не быть жуликом и популистом. Таких же в украинском политикуме попросту не нашлось.

Если власть Януковича и могла что-то сделать до переговоров в Вильнюсе, то только очень немногое. Возможным выходом стала бы реальная децентрализация власти – вплоть до федерализации страны. Не исключено, что это позволило бы растянуть на десятилетие моментально случившийся коллапс, и, может быть, избежать войны, сохранив территориальную целостность Украины. Хоть при попадании в кабалу Евросоюза последнее имело бы не слишком большую ценность. Однако, по всей видимости, избежать правого поворота было невозможно – при любом сценарии развития ситуации он оставался бы только вопросом времени.

Таким образом, проводя исторические параллели между украинскими событиями и нынешним положением дел в России и Белоруссии, важно прежде всего говорить про объективные составляюще ситуации условного «майдана». Не следует обнадёживать себе различными вариациями на тему «ну это же совсем другое дело», или «нам до этого ещё далеко». Следует говорить, о том, какого напряжения достиг социальный конфликт, в каком положении находится право-либеральная оппозиция вместе с ориентированной на нее частью элит, и не сможет ли она использовать тяжёлое положение граждан для передела власти «любой ценой». Если такая опасность существует, то вам не повезло.

Однако, у левых есть собственная программа действий, которая позволяет им избежать заведомо проигрышной игры на стороне буржуазной власти или ее не менее реакционных оппонентов. Она направлена за горизонт, в прекрасное далеко, куда из нашего печального настоящего даже не заглянуть – туда, где стругацкое «счастье для всех, даром». Нельзя отказаться от этой программы только потому, что сегодня в телевизоре актуальна борьба за передел власти между рыночными людоедами и охранителями, во имя отжима собственности и капиталов. Нельзя втискивать нашу повестку в прокрустово ложе их вечной конкуренции и беспредельного стяжательства. Нельзя выбирать между более или менее коричневым.

Мы должны давать нашу оценку прошлым и настоящим событиям, без учёта того, сколько лайков это сейчас соберёт. Не сдавая своих идеологических позиций, не поступаясь нашими убеждениями, находить общий язык с потенциальными союзниками. Огромное значение имеет международная солидарность и распространение информации на международном уровне – это то немногое, что мы можем противопоставить информационным ресурсам провластной и либеральной буржуазии.

А самое главное, левым очень важно создавать организационные структуры, без которых невозможно выстраивать и направлять нашу борьбу. Как показали события в Украине, то куда пойдет и во что выльется стихийный протест, будет определяться именно существующими политическими структурами, за которыми пойдут люди.

Илья Деревянко

Читать по теме:

Алексей Гаскаров«Наши нацисты хотят, чтобы им разрешили создать «Свободу»

Георгий КомаровПроживем без «Дождя»

Алексей СахнинЧто делать российским левым

Андрей МанчукCome as you are

Фархад Измайлов«Яблоко» и его программа

Алексей Этманов«Надо заниматься политикой»

Андрей МанчукФото девяностых





RSSРедакціяПідтримка

2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал