Налог на бедностьНалог на бедность
Налог на бедность

Налог на бедность


Дмитро Мануїльський
Технологическая революция свершилась и дала нам инструмент, которого не было у марксистов всех предыдущих поколений

29.12.2015

Украинский бюджет 2016 года принят. Вероломно, ночью, без объявления войны – словом, все как положено по классике жанра. Мало кто сомневался, что это будет один из самых антисоциальна бюджетов. Нардеп Николай Томенко, будучи впечатлен содержанием этого документа – и, что более вероятно, грядущими последствиями для всех проголосовавших за него народных избранников – тут же объявил о выходе из правящей коалиции, исчерпывающе охарактеризовав новый бюджет: «это не индекс выживания, и даже не индекс бедности, а индекс презрения власти к своему народу». И независимо от причин, благодаря которым этот опытный политик вдруг решился назвать вещи своими именами, с ним сложно не согласиться.

Принятые вместе с бюджетом налоговые инновации уже вынудили аграриев объявить акции протеста – сельхозпроизводители грозят перекрывать дороги, так как, по сути, правительство ликвидирует реально работавший механизм возмещения НДС, который практически не имел коррупционной составляющей, что было большой редкостью для украинских реалий.

Бюджетные ассигнования на такие сферы, как медицина, наука, образование, в очередной раз заставляют говорить об их фактической ликвидации – причем, уже в ближайшей перспективе. При этом, 5% бюджетных средств выделено на силовой блок, внушительные суммы предусмотрены на финансирование загадочных организаций, которые, по всей видимости, известны только «борцам против коррупции» из Кабмина – и даже на Евро-2012 у нас до сих пор выделяются более чем ощутимые суммы. Да и зарплаты себе любимым господа депутаты, разумеется, поднять не забыли.

В целом, мы наблюдаем последовательное развитие печальных трендов, обозначившихся еще во время принятия бюджета нынешнего, 2015 года. Они вполне очевидно показывают – украинская власть проводит по отношению к подконтрольному ей населению политику, которая характерна скорее для оккупационной администрации, чем для правительства суверенной страны. Если же принимать во внимание тот факт, что украинские чиновники совершенно открыто согласовывали неолиберальный бюджет с Международным валютным фондом и посольством США, аналогия будет полной.

Фактически, в Украине проводится «социальный геноцид» малообеспеченных слоев населения, которые уже сейчас, по итогам уходящего года, не в состоянии оплатить свои текущие счета за коммунальные услуги, газ, воду и электричество. Если же подобная политика продолжится еще год, мы будем иметь обвальный кризис неплатежей и бунты пустых кастрюль. Судя по более чем щедрым ассигнованиям на силовые структуры, власти прекрасно видят эту перспективу, и активно готовятся к карательным акциям против бесправного населения страны.

Однако, было бы неверно считать, что Украина оккупирована Соединенными Штатами – в духе вооруженных интервенций XIX и ХХ века. Да, этот режим полностью подконтролен американской администрации – но есть ли у Вашингтона интерес в том, чтобы занимать территорию Украины и использовать ее в своих целях? Нет. Нынешняя Украина совершенно неинтересна западному бизнесу как объект прямого владения – за исключением узкого сектора транснациональных корпораций. И можно уверенно предположить, почему.

Промышленная, транспортная, инженерная инфраструктура Украины находится на грани полного коллапса – и далеко не всегда причиной этого является война. Элементарный физический износ и многолетнее отсутствие ремонта уже сейчас сделали эту инфраструктуру частично непригодной к эксплуатации, а ее восстановление и обновление требует больших капитальных вложениф. Объекты социальной сферы ликвидированы, или работают на грани выживания. Существующий жилой фонд разрушается, а новые объекты зачастую невозможно ввести в эксплуатацию из-за отсутствия необходимых коммуникаций. Преступность и террор так называемых «активистов» и «добровольцев», представляющих собой банальные бандформирования, критически повышают риски для экономической деятельности на территории Украины – если предприятия и компании не защищает частная армия. Отсутствие законов, тотальная коррупция, депрессивный социальный климат из-за массовой безработицы и обнищания населения – все это ограничивает возможности получения прибыли от легальной хозяйственной деятельности. Так что же удивительного в том, что бизнес не горит желанием разворачивать в Украине свои предприятия и запускать производственно-логистические цепочки?

Определенный интерес для иностранного капитала представляют сельскохозяйственные ресурсы Украины, ее транзитные возможности. Но в силу упомянутых выше причин, иностранный бизнес не спешит вкладывать сюда свои средства. Современное сельское хозяйство – это высокомеханизированное производство, для работы которого требуется небольшое количество специалистов, умеющих обращаться с сельхозтехникой 21 века, и обеспечивающая их работу охрана. И все. Что делать с голодными толпами, лишившимися последней возможности заработать, которые готовы на бунт и насилие?

Ответ на этот вопрос можно увидеть в том, в том, что сейчас происходит вокруг. Населению Украины приказано вымирать. Что бы там о себе ни думала украинская «элита», рвущая на части страну, бездумно растаскивающая последние крохи украинского бюджета и убивающая экономику в угоду сиюминутной возможности вывести в оффшоры очередной миллиард, возложенная на нее задача по существу сводится осуществлению социоцида украинского народа. Осознают они свою «миссию» или нет – совершенно неважно. Для нас имеет значение лишь результат социально-экономической политики нынешнего правительства, и он вполне однозначен.

Исходя из таких перспектив, роль войны на Донбассе видится как один из ключевых компонентов этой стратегии. Вынося за скобки геополитические аспекты этого конфликта, его роль в хаотизации и эскалации насилия в Украине является определяющей. Как и пресловутый «налог на бедность» под названием «бюджет Украины», перекладывающий убытки проворовавшихся госчиновников и их хозяев на плечи и без того нищего народа, война формирует дискурс вымирания, выдавливая на кладбище, а в лучшем случае – в эмиграцию тех, кто, согласно Конституции, является носителем власти в стране.

Таким образом, перефразируя лозунг известного манифеста, народу Украины нечего терять, кроме своих цепей. Именно этим объясняется нескончаемый поток устраиваемых властью спектаклей, которые превратили политический процесс в бесконечную череду драк, скандалов, дутых сиюминутных «сенсаций» и пропагандистской истерики. Чем скандальнее политик, тем более он успешен. А народ с головой погружен в этот спектакль, не замечая, как у него из рук вырывается сама возможность выживания, как репрессируется любая идеология, которая пропагандирует народовластие и  организацию трудящихся масс, а критика правящего класса подменяется пустыми разговорами о межнациональном противостоянии, исторической мифологией и героизацией террористов. Очарованные этим спектаклем люди покорно сходят в могилу, уподобляясь крысам из известной легенды о Гамельнском крысолове, будучи не в силах вырваться из плена звуков его пропагандистской дудочки.

Так что же – конец? Потомки строителей самого значительного в истории проекта народного государства, которые бросили вызов глобальной машине международного капитала, и держали ее в страхе почти весь прошлый век, покорно вымрут в угоду интересам ненасытных маньяков, желающих законсервировать на веки вечные свою власть?

Парадоксально, но сейчас мир ближе к идеям коммунизма, чем столетие назад – когда идеи Маркса и Ленина начинали воплощаться в государственном строительстве. В парадигме экономического уклада индустриальной эпохи, принуждение масс к труду, – причем, зачастую изнурительному и рутинному, – было единственной возможностью обеспечить необходимый уровень производства материальных благ. Это самым пагубным образом отразилось на развитии идей свободы и равенства в «отдельно взятой стране». Безусловно, СССР сделал огромный шаг вперед в построении бесклассового социально справедливого общества – но отсутствие материально-технической базы для освобождения труда, снятия с него бремени экономического принуждения, привело в итоге к построению модели, которая не избавилась от родовых травм капитализма. Средства производства находились в собственности государства, рабочие состояли с ним в отношениях найма, были отчуждены от результатов своего труда. Необходимость зарабатывать деньги для пропитания определяла жизнь советского человека так же, как и жизнь члена капиталистического общества – хотя и со сравнительно большей степенью социальной защиты.

Сейчас мы пришли к уровню развития технологий, когда уже нет необходимости занимать в материальном производстве сколько-нибудь заметное количество людей – для того, чтобы произвести достаточный уровень материальных благ. Автоматизация, роботизация, немыслимый столетие назад уровень производительности труда – все это преобразовало бы наш мир, если бы он не жил по законам рыночных отношений. В одних лишь США выбрасывается на помойку еда, которой хватило бы для решения проблемы голода на Земле. Свалки переполнены электроникой и одеждой, которая вышла из моды. Многие товары выпускаются с изначально заложенными в них дефектами конструкции, и быстро выходят из строя – для того, чтобы стимулировать покупку новых моделей, которые практически не отличаются от предыдущих. Новые технологии сводят стоимость тиражирования изделия практически к нулю – но зато безумные средства тратятся на рекламу и войны (зачастую, в прямом смысле) – за контроль над рынками сырья, сбыта и уничтожение конкурентов.

Прямо сейчас мы можем просто раздавать людям бесплатно необходимые им для жизни материальные блага, оставляя на их усмотрение, каким образом они могут приносить пользу обществу. Отчасти это уже становится реальностью в Швеции, Швейцарии, Финляндии, Норвегии и других странах. Для этого нет производственно-технологических преград – достаточно рационализировать производство и распределение – либо путем введения нерыночных механизмов производства и потребления, либо путем введения так называемого «безусловного базового дохода», просто раздавая людям деньги.

По сути, это означает ликвидацию системы экономического шантажа, жертвой которого становится каждый наемный работник – освобождение труда человека от принуждения работать на кого-то и делать, что ему скажут. В условиях роботизирующегося производства, при котором потребность в физической работе стремится к нулю, это является и спасением, и разрешением объективно нарастающих противоречий между трудом и капиталом.

Почему же это не делается?

Не следует считать представителей мировой финансово-олигархической элиты глупцами. Они задолго до нас увидели перспективы этого процесса, и отчетливо поняли, что при подобном сценарии их власть попросту уничтожается естественным образом, лишая правящий класс возможности контролировать огромные массы людей. Соответственно, развитие нового уклада стало всячески тормозиться, стоимость новых технологий искусственно завышается, локальные интервенции НАТО и политтехнологические «цветные революции» оставляют за собой территорию хаоса и средневековья, а на горизонте маячит глобальная «горячая» война – которая, по их представлению, навсегда решит проблему слишком быстрого развития материально-технической базы коммунизма, погружая разоренный мир в доиндустриальную эпоху и ликвидируя население, «не вписавшееся» в структуры глобального рынка.

Я хочу, чтобы все понимали: нас сводят в могилу в шаге от той вожделенной цели, к которой – явно или подспудно – стремились люди советской эпохи, о которой мечтали великие провидцы прошлого, о чем неосознанно грезят изнывающие от постылой, обесчеловечивающей работы трудящиеся. Эвересты лжи и ненависти, манипулятивная пропаганда, обманные политпроекты, войны и междоусобицы – все, что имеет в своем арсенале буржуазия, подчинено этой цели. Но сделать этот шаг можете лишь вы сами – ясно осознавая свои интересы, организуясь в единый кулак и до конца сражаясь за каждый сантиметр, который продвигает нас к результату. Технологическая революция свершилась и дала нам инструмент, которого не было у марксистов всех предыдущих поколений. Теперь черед за социальной революцией, которая поставит этот инструмент на службу всему обществу – и наконец возьмет то, что выстрадали для нас поколения наших предков.

Дмитрий Мануильский

Читать по теме:

Андрей МанчукContra spem spero

Алекс Вильямс, Ник ШрничекАкселерационистский манифест

Бхаскар Санкара. Футурама. Маркс для ХХI-го века

Владимир ФридманЛогика частного

Ричард СеймурКосмос, как последний рубеж капитализма

Андрей МанчукСтив Джобс. Последняя надежда

Алисса Баттистони. Киборг-социализм

Оуэн Хезерли Модернити для марксистов


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал