Ода ЗавистиОда Зависти
Ода Зависти

Ода Зависти


Борис Рудь
Наибольшее количество беженцев живет сейчас именно в исламских странах. Просто об этом не очень любят вспоминать в Европе

Теги матеріалу: європа, імперіалізм, близький схід, війна, клерікалізм, криза, лібералізм, нацизм, освіта, політики, расизм, рудь, солідарність, трудова міграція, україна
14.09.2015

С наступлением 1-го сентября, казалось бы, можно было вздохнуть свободно. Многочисленные ряды военных, политических и экономических онлайн-экспертов изрядно поредели. Что и понятно – у них начались уроки в школах и пары в университетах. Но у оставшейся старой гвардии сохранился юношеский задор и прежняя незамутненность сознания. И когда СМИ взорвались новостями о потоке беженцев из Сирии, эти компетентные специалисты подхватили знамя «очень важных мнений» из занятых учебниками рук.

Светоч честной и непредвзятой журналистики – «Украинская правда» – разместила по этому поводу колонку за подписью кандидата психологических наук Аиды Боливар. Этот опус оказался настолько незаурядным, что даже некоторые читатели «УП» попытались намекнуть автору в комментариях, что 30-е годы ХХ века давно прошли. Так что в итоге, на сайте даже появилась робкая критика «боливарианского» творчества.

Можно бесконечно смотреть на текущую воду, на пламя костра, и на то, как украинские публицисты критикуют нацизм с помощью утонченного нацизма. Украине-де нужно отказаться от «российской» или «евразийской» ментальной практики в пользу «европейской» ментальности, и потому статья Боливар не очень хороша – поведал нам Владимир Ермоленко. Но даже такая позиция не спасла философа от ксенофобских комментариев пекущихся о европейском благополучии читателей «УП».

Собственно, для тех, кто не читал «психологическую» колонку, посвященную сирийским беженцам, и не готов обозревать бездну Тартара от Аиды, суть текста можно выразить следующим видео.

Сама же статья «прекрасна» до невозможности. Автор могла бы взять за руку Ульяну Скойбеду, с ее «Хрониками гибели Германии», и медленно удалиться с ней в закат Европы – настолько эти два творения дополняют друг друга. Правда, Скойбеду в конечном итоге высмеяли даже российские националисты. А вот к Боливар в Украине отнеслись до зубовного скрежета серьезно. Может, потому, что она облекает в форму риторических вопросов наиболее популярные у нас заблуждения и стереотипы по поводу беженцев из стран Ближнего Востока. И на эти «вопросы» нужно дать ответ.

Но для начала хотелось бы еще раз напомнить и Боливар, и прочим украинским радетелям за Европу одну прописную истину. В любом обществе есть нормы поведения и разнообразные табу. Европейское общество – не исключение. Конечно, история – крайне увлекательная наука. Можно восторгаться Де Голлем и движением Сопротивления, а можно знать численность французов, воевавших в вермахте и дивизиях СС, служивших в жандармерии, помогавшей нацистам в охоте на евреев и коммунистов (сами французы даже снимают фильмы по этой проблеме). Кстати, Франция тут не одинока – в тех же войсках СС были и бельгийские, и норвежские, и датские, нидерландские дивизии, и представители буквально всех европейских стран. Можно восторгаться нейтралитетом Швейцарии и Швеции, а можно, например, прочитать книгу  Николаса Шексона «Люди, обокравшие мир» или статью в «Афтонбладет»: «Европейская освободительная война» и поинтересоваться, кто снабжал Третий Рейх банковскими кредитами, железной рудой, сталью, лесом и другими «плюшками».

Можно восторгаться Уинстоном Черчиллем, а можно вспомнить о литературе описывающей теплые взаимоотношения Виндзоров и одного венского художника, добившегося большего успеха на поприще политики.  Да и председателем военного комитета НАТО с 1961 по 1964 год был некто Адольф Хойзингер – в 1944 году он с Адольфом Гитлером пострадал от взрыва бомбы в его ставке, где находился в качестве исполняющего обязанности начальника генштаба сухопутных войск гитлеровской армии. Но ничто не уберегло британского принца Гарри от шквала критики после появления на маскараде в нацистской форме. Казалось бы, а что такого – двоюродный прадед с Гитлером парады принимал, а принцу нельзя?

Оказывается, нельзя. Невзирая на всю сложность семейных и деловых отношений европейских власть предержащих с нацистами, сам нацизм пока еще считается в Европе абсолютным злом. И демонстрировать к нему симпатию, значит записать себя не просто в дураки, а в нерукоподаваемые дураки. Даже одиозный Януш Корвин-Микке, выступая в Европарламенте акцентирует внимание на социальных и экономических вопросах, а не на причинах появления беженцев.

Некоторые украинцы думают, что по Европе можно бегать, напевая «остаемся зиговать». Но это не так. Боливар может хоть тысячу раз съездить к родне в Вену, и даже похлопать со сливками европейского общества в такт «Маршу Радецкого» на Новогоднем концерте. Но если ее колонка, переведенная на немецкий язык, появится в австрийской прессе, от нее отшатнутся, как от чумной. В Европе можно работать на канал, связанный с националистами, но, поставив подножку беженцу, нужно быть готовым попрощаться с работой. «Чертовых мигрантов» можно клясть на кухне перед женой, но делать этого в порядочном обществе не стоит. В общем, если вдруг вы решили вливаться в европейское сообщество с нацистскими взглядами, то смею вас разочаровать: вы опоздали лет на восемьдесят.

После этого необходимого предисловия самое время предметно пройтись по «вопросам», которые поднимает в своей статье украинская кандидат психологических наук.

«Сирійці вимагають доступу до країн з найвищим рівнем життя. Вони не лишаються в Греції, Словаччині, Угорщині. Вони прагнуть до Німеччини, Швеції, Австрії... А чого це раптом?», – вопрошает Боливар.

Не будем лицемерны. Это происходит потому, что в Германии, Швеции и Австрии лучше условия выживания. Там и материальная и финансовая поддержка привлекательнее, и ультраправые не так сильны, как сильна в той же Греци «Золотая Заря» или в Венгрии – «Йоббик». А сами общества этих стран – толерантнее.  Кстати, ровно в эти же страны стремятся многочисленные украинские мигранты – я что-то не припомню орды соотечественников, штурмующих албанскую или греческую границу. При этом, в Сирии, Ливии, Ираке годами идет война, заставляя людей оставлять родину. А новая украинская диаспора ширилась и крепла в Европе тогда, когда война в Украине казалась ненаучной фантастикой. 

«Чому в той самий час українці мають терпіти принизливу процедуру отримання візи та кожного разу більш суворі умови для реєстрації?», – негодует кандидат психологических наук.

Наверное, потому, что беженцы – это один статус, а трудовой мигрант, не говоря уже о туристе, – другой. Странно объяснять азы европейского законодательства человеку, так рьяно рвущемуся в ЕС и доказывающему свою «европейскость». Лайфхак – чтобы избежать «принизливої процедури» нужно всего ничего: масштабный кровавый конфликт, охвативший больше половины страны, с показательными казнями, изнасилованиями, продажами людей в рабство. Когда вашу подругу отдадут в рабство полевому командиру, а вашего брата насильно завербуют в армию местного царька, когда вы лютой холодной ночью перейдете Карпаты, по пути потеряв замерзшей от холода свыше половины группы, раздав деньги проводникам, некоторые из которых вас точно обманут, нелегально преодолеете границу ЕС, никто не упрекнет вас в отсутствии визы.

Правда, потом не думайте, что вам отсыплют евро на поезду в «Бургундию, Нормандию, Шампань или Прованс». Вы будете сидеть на «карантине», в лагере для беженцев, долго и унизительно доказывать, что вам угрожает опасность на Родине,  а потом у вас могут появиться «кураторы» – социальные работники. И не все из них ангелы-хранители – даже в Скандинавии (киноманам рекомендую вспомнить персонажей из «Девушки с татуировкой дракона» и «Лиллехаммера).

Кстати, даже если в итоге у вас все устроится, не спешите радоваться. Время от времени вы будете ловить на себе косые взгляды «патриотов», а подчас терпеть оскорбления и побои от ультраправых, и у вас точно будут трудности с работой. Не ждите, что вас сразу отправят в офис на должность «старшего точильщика карандашей», к которой вы так привыкли в Украине. Хотя есть и второй вариант избежать виз. И его, о чудо, оказывается, выбирают многие украинские «нелегалы». Их провозят в грузовиках с двойным дном, по поддельным документам – туда, где они должны жить почти что в рабских условиях, а подчас торговать своим телом, и работать до полного изнеможения.

Но далее Аида Боливар задает самый прекрасный вопрос. «Чому Європа не відкриває кордони для нас – для людей, які соціалізуються, які працюватимуть, які мають освіту, які вивчать мову, які все ж є християнами. Це інша ментальність!».

Во-первых, не все украинцы успешно социализируются в Европе. Ну ладно, уговорили – социализируются все, но только некоторые делают это чересчур «куртуазно». К примеру, некоторые молодые люди решили социализироваться в Польше, размахивая флагами УПА. А местные жители на радостях обратились по этому поводу в местную прокуратуру – не иначе, как с просьбой выдать молодым украинцам приз за социализацию в польском обществе. Во-вторых, в ЕС наблюдается сильнейшая за его историю безработица, и местные политики крайне неохотно дают украинским мигрантам рабочие места. Что же касается образования – и чиновники, и специалисты изо дня в день твердят, что образование у нас в критическом состоянии.

А вишенка на этом риторическом торте – фраза «мы все же христиане». Разочарую кандидата психологических наук. На дворе ХХІ век. Свобода слова и вероисповедания, а также очевидный кризис религии. Религия больше не является определяющим фактором международных отношений. Сербы, конечно, христиане, но это не помешало объединенным европейским силам бомбить их города. С другой стороны, «христианская» Европа и США вполне открыто десятилетиями поддерживает радикальных исламистов – от Афганистана до Ливии или Сирии.  Да и сами украинские «христиане»-прихожане, с четками наперевес, убивают своих единоверцев, в чем им по мере сил и наличия патронов помогают некоторые священники, представляющие практически все основные христианские конфессии страны. 

В те годы, когда христианское вероисповедание в Европе очень многое значило, автор сгорела бы на инквизиционном костре, как ученая женщина-схизматик. Но главное – мне отчего-то казалось, что христианство – это про любовь к ближнему и помощь нуждающемуся, а не про привилегии перед ними. Один галилеянин рассказывал притчу о добром самаритянине, который помог представителю вообще-то враждебного его племени народа. Думаю, что Аида Боливар бы осудила их обоих – и самаритянина, и галилеянина.

Кстати, пользуясь случаем, я передаю огромный привет главному редактору «Украинской правды» Севгиль Мусаевой-Боровик – я отчего-то уверен, что среди ее родных есть и те, кто исповедует «неевропейскую религию», так пугающую Аиду Боливар.

«Чому європейські ЗМІ мовчать про те, скільки кожного дня гине українських хлопців, які захищають свою країну, але безупинно говорять про цих біженців. Переважна більшість мігрантів – здорові чоловіки 20-45 років, які не захищають свою державу, а їдуть зі своєю релігію й мовою до іншої країни!» – продолжает задаваться вопросами автор «Украинской правды».

Во-первых, не молчат. Как только украинский конфликт выплескивается к европейским границам – привет, Мукачево – о нем начинают активнее вспоминать и европейские СМИ. Также хотелось бы посоветовать госпоже Боливар изучить, насколько выполнен план мобилизации в Украине. Она может не поверить, но, спасаясь от нее, многие украинцы «со своей религией и языком» тоже выехали в другую страну. Да и с каких это пор «защита своего государства» дает преференции при получении визы в другое государство? Какая печаль немецкого Фридриха, что украинский Иванко воевал за территориальную целостность своей Родины, и, сам того не ведая, за коррупционные интересы отдельно взятых граждан и не-граждан в ее правительстве? Даже больше – может, для Фридриха лучше тот Иванко, который вообще никогда и ни с кем не воевал? 

Между тем, Аида Боливар снова вернулась к религии: «чому ці люди не їдуть до Марокко, Алжиру, Саудівської Аравії, Тунісу, Еміратів, де та сама релігія, мова? Бо там треба буде працювати, там не платитимуть велику соціальну допомогу за купу дітей!».

«Расстояние между Дамаском и Марракешем – свыше 4000 км по прямой. Между Дамаском и Берлином – около 2800 км, Алжиром – около 3000 км, Тунисом – около 2400 км. Но логистика морских и сухопутных пассажирских перевозок в Европу развита при этом несравнимо лучше. Что же касается фундаменталистских монархий Персидского залива, они как раз и являются спонсорами исламистов, от которых бегут курды, алавиты, друзы, ассирийцы, арабские христиане (в Сирии, Ираке и Курдистане живут верующие древних восточных церквей, например – Антиохийской православной), а главное, масса нерелигиозных граждан исламской общины. Таких беженцев туда просто не пустят. В общем, следуя логике вопрошающей журналистки, 80 лет назад американским журналистам стоило бы задать вопрос: «Почему евреи бегут от Гитлера за океан в США, а не к соплеменникам в Италию или Венгрию?». Действительно, почему?

При этом, наибольшее количество беженцев живет сейчас именно в исламских странах – Иордании, Турции и поликонфессиональном Ливане, где также преобладают сейчас мусульмане. Просто об этом не очень любят вспоминать в Европе.

И последнее, но не менее важное – деньги. Читая статью Боливар, не покидает ощущение, что все ее возмущение из-за них, родимых. «Там не надо работать и будут платить большую социальную помощь за детей!» – описывает кандидат психологических наук жизнь в Европе. Мифологизация Старого Света уже давно перешла все допустимые рамки. Создается впечатление, что Евросоюз превратился для украинских публицистов в Валинор или тридевятое царство, где молочные реки бьют сладкими волнами в кисельные берега. Сиди себе на них, ничего не делай – ешь да пей всласть.

Но, во-первых, зависть – это плохо. Во-вторых, «социалку» еще нужно получить. И дети тут не всегда помогут. Ангела-Вэлферодательница даже до слез довела девочку-мигранта, объясняя, что всех беженцев Германия принять не в состоянии – а значит, ее родственников все-таки депортируют. Вообще, немецкие политики не устают разочаровывать тех, кто ищет в ФРГ убежища, и на месте Боливар я бы не сильно надоедал руководству ЕС своими просьбами и претензиями.  Глядишь, еще визовые условия ужесточат. 

Кстати о детях. Боливар пишет, что мигранты якобы заставляют своих детей стоять в поездах, чуть ли не ходят по ним ногами – но, правда это, или миф, мы точно знаем одну европейскую страну, где детей попросту бомбят вместе с матерями, или ездят по ним на броневиках, получая потом награды от президента страны!

Еще одним рефреном в колонке Боливар проходит мысль о том, что среди беженцев могут оказаться террористы. Не хотелось бы разочаровывать, но, как правило, пока что процесс обратный – Европа питает ИГИЛ джихадистами, а не наоборот. У многих из боевиков имеются паспорта стран ЕС – достаточно вспомнить Джихади Джона. Да и теракты проще совершить давно укоренившемуся гражданину, а не чужому в европейской стране беженцу.

Наконец, не стоит недооценивать правоохранительные органы Европы, которые умеют действовать максимально жестко. Нужно обезвредить террориста – обезвредят. Нужно разогнать массовую акцию протеста – разгонят так, что никакому Януковичу и не снилось.

Ответ на статью Аиды Боливар, возможно, получился великоват. Но вся беда этой небольшой статьи в том, что из-за невежественных и реакционных взглядов, которые демонстрируют подобные «эксперты» и журналисты, моя страна все глубже погружается в мракобесие. И такие колонки – еще одно свидетельство того, что в Украине пугающе быстро разучиваются мыслить рационально.

Борис Рудь

Читайте по теме:

Андрей МанчукОгни Евросоюза

Эмманюэль ТеррэйМиграция: «почему они уезжают?»

Падрино ФахмиМой путь в Европу

Бермет Борубаева«Такси на Украину»

Аннели Бунтенбах«Часто это граничит с работорговлей»

Дмитрий КолесникГрани заробитчанства

Яна Завацкая«Быдлонаселение»

Євген Лакінський«Кольори Квебеку»


2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал