Пиночет и Турция

Пиночет и Турция


Олександр Рибін
Турция все сильнее и сильнее будет походить на Чили времен Аугусто Пиночета – несмотря на то, что путч военных потерпел здесь поражение

Тегі матеріалу: лібералізм, близький схід, політики, постать, криза, клерікалізм
17 июля 2016

Нынешней весной, когда я разговаривал в Стамбуле с местными левыми активистами, они прямо говорили о том, что власть у Реджепа Эрдогана могут отобрать только военные. Левые не смогут. У курдского сопротивления тоже не получится. Исламисты не захотят – поскольку Эрдоган ориентирует свою политику на ползучую исламизацию страны, одновременно пестуя паносманский популизм. Исламисты и националисты – основная база поддержки нынешнего президента Турции. А вот военные находятся к нему в оппозиции. И на это у них есть веские причины.

Одним из основных векторов деятельности Эрдогана в первые годы его президентства было ослабление армейского офицерского корпуса, его традиционного влияния на жизнь страны. В Турции на протяжении XX века армия представляла собой структуру, которая ставила финальную точку в борьбе за политическую власть. Военные неоднократно устраивали успешные государственные перевороты, смещая неугодные им правительства. Поэтому правительство Эрдогана попыталось кардинально изменить ситуацию. В 2007 году состоялся крупный судебный процесс против тайной организации «Эргенекон», названной в честь мифической алтайской прародины тюрков. Тогда ряд высокопоставленных военных и чиновников оказались на скамье подсудимых по обвинению в подготовке переворота. В 2011 году армейское руководство в полном составе вынуждено было подать в отставку. Армия в значительной мере утратила своё влияние на внутренние процессы в стране. К тому же с 2013 года полностью прекратились боевые действия между правительственными силами Турции и Рабочей партией Курдистана (РПК) – главной силой, дестабилизирующей любой политический режим в стране на протяжении последних 20 лет. Сам по себе фактор важности армии в жизни страны значительно понизился.

Неудачные для эрдогановской Партии справедливости и развития выборы в парламент летом прошлого года резко изменили ситуацию в стране. Произошло две крупных террористических атаки против левых активистов, в результате которых погибли десятки людей. Левые обвинили в подготовке и проведении этих атак власти. РПК возобновила боевые действия. На юго-востоке страны снова стали гибнуть военные и полицейские. В стране нарастали нервозность и истеричность. Прошедшие в парламент партии не смогли сформировать правительство, и были назначены новые выборы. На юго-востоке страны в осаде полиции и военных оказались несколько населенных пунктов, где отстреливались сторонники РПК. Активистов левого и курдского движения десятками арестовывали в разных городах страны. Улицы Турции, которая еще вчера казалась всем совершенно безопасной страной – несмотря на общую границу с Ираком и Сирией – все больше наполнялись вооруженной полицией на улицах, а повсюду распространялись слухи о кровавых расправах в заблокированных курдских районах.

Благодаря атмосфере страха и террора ПСР удалось набрать на новых выборах достаточно голосов, чтобы сформировать правительство. Однако террор и страх на этом не заканчиваются. Перестрелки на юго-востоке страны уже ведутся в крупнейших городах – Диярбакыре, Мардине, Нусейбине и других. Фото и видеоматериалы оттуда все больше напоминают картинки из разрушенных сирийских городов. Взрывы происходят в Стамбуле и Анкаре. Маховик политических репрессий по-прежнему набирает обороты – и режим Эрдогана может себе это позволить, поскольку он уверенно контролирует спецслужбы и полицейский аппарат. В тоже время турецкое общество фрагментируется еще сильнее, а разговоры о близости гражданской войны уже не кажутся никому досужими теоретическими размышлениями.

«Единственная реальная сила, которая может на равных противостоять карательному аппарату Эрдогана – это армия». Так говорили мне стамбульские леваки, и некоторые из них, совершенно не идеализируя офицерскую касту, которая годами вела войну с левыми и превратили страну в плацдарм НАТО, вполне искренне надеялись на то, что военные попытаются совсем скоро взять власть в свои руки. «Это не значит, что будет больше демократии. Но это даст шанс на прекращение войны на юго-востоке страны – то есть, к началу мирных переговоров. И может остановить политические репрессии – или хотя бы уменьшит их масштабы», – рассказывал мне в Стамбуле Хакан, активист Народной коммунистической партии. – «В любом случае – только отстранение Эрдогана от власти даст шанс на что-то новое для Турции. Если этого не произойдет, то исламизация и реакция в стране продолжатся».

В ночь на 16 июля военные совершили попытку переворота, и, на первых порах, достигли некоторых незначительных успехов. Однако, спецслужбы, полиция и гражданские активисты ПСР быстро подавили военный мятеж. Наблюдатели отмечают, что причиной этого стала слабая подготовленность участников переворота и стихийность в действиях восставших военных.

По видимому, это окончательная победа Эрдогана над турецкими военными – и теперь его позиции в стране еще больше усилятся. Режим получит возможность еще более решительно проводить свой политический курс: «больше исламизма и паносманизма!». Светская Турция, созданная Ататюрком, будет отходить в прошлое, растворившись в исламском мире. Война на юго-востоке страны продолжится – как и политические репрессии. Многим покажется парадоксальным, но Турция все сильнее и сильнее будет походить на Чили времен Аугусто Пиночета – несмотря на то, что путч военных потерпел здесь поражение.

Александр Рыбин

Читайте по теме:

Карл Лебт. Турция: борьба за культурную гегемонию

Максим Лебский. НАТО и ультраправые: турецкая история

Иммануил ВаллерстайнТаксим. Курдская дилемма

Андрей МанчукСтамбул. Эхо «Ники»

Александр ИвановПарк Гези. Театральная постановка

Турецкая весна?

Мохаммед АйюбТурция рискует увязнуть в войне





RSSРедакціяПідтримка

2011-2014 © - ЛІВА інтернет-журнал