Турция: борьба за культурную гегемонию

Турция: борьба за культурную гегемонию


Карл Лебт
Успешная работа турецких левых не может не влиять на рост популярности их идей

Тегі матеріалу: відео, освіта, музика, кіно, близький схід, європа, ліві, солідарність
07 ноября 2014

Раскрывая механизм воздействия интеллигенции на власть (а это воздействие может быть направлено как на сохранение, так и на подрыв власти того или иного класса), Антонио Грамши особо выделял в своих «Тюремных тетрадях» значение культуры – как инструмента влияния на массы. Дискуссии о том, насколько адекватно оценивал он это значение, продолжаются и в наши дни. Бесспорно одно: в век растущего влияния СМИ и массового доступа к кино, музыке и интернету, многие тезисы Грамши не только не теряют актуальности, но, более того, в ряде случаев становятся рецептом эффективной борьбы.

Опыт турецких левых является одним из ярких примеров такого влияния. Лишившись возможности легально пропагандировать левые идеи в условиях цензуры и диктатуры, они вынуждены были максимально эффективно использовать искусство для пропаганды своих идей и ценностей. Более того, именно в руках левых современное искусство стало выполнять свою подлинную социальную роль, которая, по словам Эрнста Фишера, выражается в отражении картины разложения общества и в содействии его преобразованию.

Основное достижение турецких левых и леворадикалов нашего времени заключается не только в том, что они смогли очень эффективно и гибко внедрить свой аксиологический дискурс в современную турецкую культуру, но и в том, что сами политические и культурные установки левых стали неразрывным компонентом в рефлексии огромной части турецкой молодежи.

Для того, чтобы понять, чем впечатляет этот успех, необходимо оглянуться на историю Турции, вспомнив то время, когда турецкие левые пытались вести борьбу за свое влияние. Репрессии против левых в Турции проводились задолго до военных переворотов 60-80-х годов, хотя именно после них государственный аппарат насилия продемонстрировал всю свою мощь. Первые организованные убийства коммунистов начались еще в 1921 году («Бойня пятнадцати»), и подобные акты насилия повторялись на протяжении всего ХХ века. Поэтому подробное описание и анализ истории левых Турции с 20-х по 80-е годы, как и описание их эволюции, культурного влияния, которое выразилось в творчестве таких турецких и курдских талантов как Назим Хикмет, Ахмет Кая, Гюней Йылмаз – это тема для целой серии статей или научной работы. В рамках данной статьи я коснусь лишь тех левых авторов и коллективов, которые формируют сейчас культурную повестку дня и влияют на общественное сознание в Турции.

Траектория развития турецких левых 80-х годах, эволюция их политических инструментариев была обусловлена ситуацией, сложившейся после военного переворота 12 сентября 1980 года. Отмечу, что сам военный переворот был реакцией на радикализацию студенчества, возникновение леворадикальных вооруженных группировок (герилья Дениза Гезмиша была не единственной попыткой вооруженной борьбы левых, радикализация студентов и части интеллигенции нарастала вплоть до 1980 года) и неспособность коалиционного правительства контролировать ситуацию в стране. В результате переворота был упразднен парламент, все оппозиционные газеты, партии, профсоюзы были запрещены, было приостановлено действие Конституции. В Турции установилась диктатура хунты. Было арестовано почти 250 тысяч человек, 14 тысяч человек было лишено гражданства, 50 человек казнено (в 1982 году к смертной казни были приговорены еще 198 человек), тысячи людей по сей день считаются пропавшими без вести. Более того, около двух миллионов людей попали в так называемые «черные списки». Излишне говорить, что в таких условиях даже профсоюзная борьба была чревата серьезными последствиями. Левые структуры в Турции были практически полностью разгромлены и уничтожены, рабочее и студенческое движения сведено к нулю.

Первомай на Таксиме. 2013 год.

В этих условиях тотального контроля левым пришлось аккумулировать все свои усилия в культурной сфере. Уже в 1985 году четыре студента из университета Мармары создают музыкальную группу «Grup Yorum». Особенностью этой группы было и является то, что она исполняет исключительно политические песни левой направленности в жанре фолк-рока. 

Неудивительно, что с момента создания эта группа не раз подвергалась преследованиям, 15 ее членов подвергались арестам в разные годы, музыканты более 400 раз втягивались властями в судебные разбирательства. При этом, на сегодняшний день группа является одним из самых популярных музыкальных коллективов в Турции, пробив рекорд по продаже билетов на свои концерты. На ежегодных концертах в Стамбуле «Grup Yorum» собирает на площадях и концертных залах более 150 тысяч человек. Исполняя песни не только на турецком, но и на лазском, курдском, арабском, черкесском языках, группа олицетворяет собой единство недовольных системой народных масс Турции. Умело сочетая традиционные для Турции музыкальные мотивы и инструменты с современными тенденциями в рок-музыке, группа смогла удовлетворить музыкальные предпочтения и политический заказ социальных низов и студенчества независимо от религии и этнической принадлежности. Для музыкального коллектива, исполняющего исключительно левые политические песни, это действительно является большим успехом.

«Bella Ciao» в исполнении на турецком языке.

Помимо «Grup Yorum» следует также отметить популярность таких левых групп как «Mor ve Otesi», «Duman», «Manga» и др., которые ощутимо влияют на мейнстримную культуру, набирая популярность не только в Турции, но и в Европе. Использование левыми таких поп-конкурсов, как Евровидение позволяет им все сильнее и сильнее оказывать определяющее влияние – в том числе и на турецкую массовую культуру.

Другой областью культуры, в которой достигли серьезных успехов турецкие левые, является кино. В этой области левые смогли пробиться не только к турецким, но и к западным зрителям. Интерес к турецкому левому кино растет и в странах постсоветского региона, что обусловлено его успехами на таких серьезных конкурсах как Каннский, Берлинский и другие кинофестивали.

Одним из наиболее ярких современных левых режиссеров Турции, несомненно, является Нури Бильге Джейлан, которого нередко называют турецким Антониони, или реже – турецким Тарковским (последний сильно повлиял на него в плане стиля съемки). В России он стал известным среди любителей кино еще в 90-е годы, после своих успехов на Каннском фестивале. В 2002 году его фильм об отчуждении человека в капиталистической Турции («Отчуждение») был удостоен премии Каннского МКФ. Картина описывает судьбы двух людей: стамбульского фотографа, пережившего развод, страдающего от творческого кризиса, и его родственника, приехавшего из безработной и нищей турецкой провинции в Стамбул, в надежде на лучшую жизнь. С одной стороны, Джейлан показывает в образах своих героев контраст между провинциальной (азиатской) и городской (европейской) Турцией, конфликт между интеллектуалом и простым безработным. Но с другой стороны, конфликт между героями происходит на фоне их общей проблемы – капиталистического отчуждения. Вполне возможно, что эта проблема была бы отчасти решена, если не противоречия между героями, отражающий в себе культурную поляризацию в турецком обществе.

Трейлер фильма «Отчуждение».

«Зимняя спячка»  другой популярный фильм режиссера, который завоевал в этом году «Золотую пальмовую ветвь», – главную премию Каннского фестиваля. Само название ленты метафорически представляет капиталистическую систему, в рамках которой все пропитано лицемерием: и религиозное морализаторство, и филантропия богачей, и любовь. Однако, в отличие от «Отчуждения», финал «Зимней спячки» оставляет надежду на оптимистический исход. Главный герой фильма, забросивший творчество актер, ставший владельцем отеля, в конце фильма берется за работу над своей книгой по истории турецкого театра.

Является ли это началом пробуждения от спячки? Джейлан оставляет вопрос открытым – как остается открытым и вопрос, пробудится ли от нее наше конформистское общество?

Русский трейлер фильма «Зимняя спячка».

Однако Нури Бильге Джейлан не является единственным примером успешного левого в турецком искусстве. Помимо отдельных талантливых личностей, работающих самостоятельно, в Турции успешно действуют целые организации, занятые стимулированием и поддержкой левых творческих проектов. Одной из таких организаций является «Культурный центр Назима Хикмета». Деятельность данной организации направлена на поддержку и развитие левой литературы, фото-арта, кинематографии, музыки и театрального искусства. Она имеет отделения практически во всех больших городах Турции, что позволяет ей успешно интегрировать молодых талантливых авторов и художников в ряды левого движения по всей Турции. И это дает свои положительные результаты.

Трейлер нашумевшего в Турции фильма «После Революции», снятого в 2011 году «Культурным центром Назима Хикмета». Фильм является достаточно смелой попыткой описать те радикальные преобразования, которые ждут Турцию после социалистической революции.

Достижения левых не ограничиваются только музыкой или кинематографией. За последние годы целый ряд турецких университетов превратились в своеобразные цитадели социалистических идей, где сформировались коллективы левых профессоров и усиливающих свое влияние левых студенческих братств.

Параллельно левые успешно осваивают современные технологии, эффективно используя их в борьбе против системы. Так, например, самая сильная хакерская группировка в Турции – «Redhack» (полное название – «Союз красных хакеров») находится под влиянием марксистов. На счету этой организации бесчисленные взломы сайтов военных ведомств, полиции, дипломатических служб, министерств, авиакомпаний, мобильных операторов и т.д. В силу подобной активности левые хакеры из этой организации нередко получали доступ к компрометирующей власти информации, которую они затем свободно распространяли.

Хотя многие члены этой группировки арестованы, хакерские атаки левых продолжаются. «Redhack» стал одним из первых отрядов компьютерной войны в Турции, а его членов можно считать «диссидентами цифрового капитализма», как называл левых хакеров Андре Горц.

Документальный фильм о «Redhack» с субтитрами на английском.

Отмечая все это, нельзя не отметить и слабые стороны турецкого левого движения, которые также присущи как западным, так и постсоветским левым. Турецкие левые так и не смогли преодолеть общую проблему всех левых – теоретический кризис. В частности, речь идет об отсутствии серьезных теоретических разработок, которые позволили бы адекватно проанализировать масштабные проблемы международного левого движения и современного капитализма. При всем том, что левые в Турции доминируют в культурной среде, структурно они все-таки уступают действующему режиму и системной оппозиции. Левые Турции едины в культурной нише, но они разобщены политически.

При этом, я полагаю, что именно теоретический прорыв позволит левым консолидироваться и активизировать весь потенциал социальных низов, рабочих и студенчества. Несомненно, эта консолидация будет обеспечена наличием эффективных инструментов культурной пропаганды, которые позволяют левым достучаться до максимально широкой аудитории. У постсоветских левых таких инструментариев нет, нам еще предстоит создавать широкое информационное поле и собственные культурные площадки. Стоит вспомнить, что именно в Турции движение «Occupy» получило наибольший размах, и левые смогли объединить своим дискурсом разношерстные группы населения: от алевитов до аполитичных футбольных фанатов (левые имели влияние и в околофутбольной среде), вытеснив системную оппозицию – кемалистов и пантюркистов, которые открестились от событий в Гези после того, как требования улиц стали слишком левыми, – хотя часть молодых кемалистов все же примкнула к левым, вопреки призывам своей партии.

Способность левых влиять на вектор направленности июньского восстания 2013 года, определяя его антикапиталистический и антирелигиозный характер, свидетельствует об их серьезном потенциале, который на данный момент только растет. Но нельзя упускать из виду и тот факт, что военные выжидают удобного для себя момента, а электорат Эрдогана достаточно силен. Вот почему отмечая несомненные успехи турецких левых, не стоит переоценивать их возможности – хотя повод для оптимизма, безусловно, есть.

Кадры июньского восстания в 2013 года.

Подводя итог, отмечу, что успешная работа турецких левых не может не влиять на рост популярности их идей. Более того, влияние турецкой левой культуры уже просачивается и в Азербайджан, языковые барьеры с которым практически отсутствуют. Есть надежда, что она будет оказывать все большее влияние на азербайджанскую молодежь. Это показывает наш личный опыт с организацией Солфронта – хотя те, кто создавал Солфронт, были воспитаны в постсоветское время, левая аудитория Солфронта количественно расширялась именно за счет тех ребят, которые пришли к марксизму или анархизму через турецкую, и, вместе с ней, западную левую культуру. Языковой фактор является здесь одним из основных. Многие наши азербайджаноязычные товарищи читают на турецком западных левых интеллектуалов, которых еще не перевели на азербайджанский, и турецкая левая музыка, литература или турецкое прогрессивное кино в перспективе будут оказывать на азербайджанскую молодежь все большее влияние.

Постсоветским левым следует учесть важный опыт турецких левых, и учиться использовать инструменты культурной пропаганды для усиления влияния нашего дискурса. Сможем ли мы способствовать воспроизводству левой постсоветской культуры именно в этом контексте? На мой взгляд, ответ, несомненно, является положительным. Среди постсоветских левых достаточно талантливых музыкантов, художников, писателей, ученых. И, думается, что дискуссии о культурной концепции или определенной программе, которые позволили бы нам эффективно стимулировать возникновение и развитие левых культурных центров, давно являются необходимостью. Это актуально для всех республик бывшего СССР – ведь в некоторых из них уже установлены полудиктаторские режимы, которые только формально отличаются от турецкой военной хунты 1980 года.

Карл Лебт

Читайте по теме:

Андрей Манчук, Дмитрий Колесник. Интервью с группой «Bandista»

Мурад ГатталКуда шагает Азербайджан?

Жан-Поль СартрПисьмо об «Ивановом детстве»

Баррикады Стамбула

Андрей МанчукСтамбул. Эхо «Ники»

Турецкая весна?

Андрей МанчукКурдистан, которого нет

Александр Иванов. Парк Гези. Театральная постановка

Андрей Манчук«Хасанкейф. Град обреченный»

Мамед СулеймановБакинская весна

Андрей Манчук, Виктор ШапиновИнтервью с Сергеем Жаданом

Илья ВласюкИнтервью с Псоем Короленко

Андрей МанчукИнтервью с Сергеем Летовым

Дмитрий РайдерИнтервью с Лехой Никоновым

Андрей МанчукИнтервью с Алексеем Цветковым





RSSРедакціяПартнериПідтримка

2011-2014 © - ЛІВА інтернет-журнал