Турецкая весна? (+фото, видео)Турецкая весна? (+фото, видео)Турецкая весна? (+фото, видео)
Аналіз

Турецкая весна? (+фото, видео)

Турецкая весна? (+фото, видео)
Массовое народное восстание в Турции станет возможным, когда лопнет турецкий экономический пузырь – а это рано или поздно произойдет. И вот тогда и начнется «Турецкая весна»

03.06.2013
  • Предисловие переводчика: Нынешние протесты в Турции уже называют «Турецкой весной» по аналогии с восстанием в Египте и Тунисе. Разогнанный полицией протест против застройки одного из немногих парков Стамбула в течение одного дня вызвал восстание жителей города, а уже через день это восстание перекинулось на Анкару, Измир и практически все крупные города Турции. Лозунг «Вернем себе город» в течение дня сменился на лозунг «Долой правительство!».

    Демонстранты заявляют о гибели пяти человек и тысяче раненых, а полиция рапортует о 1700 задержанных. В ходе ожесточенных стычек с полицией происходит «пробуждение» совершенно разных слоев горожан, объединенных неприятием нынешней правящей партии, насаждающей в обществе нормы религиозной морали. Турецкая правящая умеренно-исламистская партия «Справедливости и Развития» в угоду широким массам избирателей проводит ряд консервативных и реакционных законов («против разврата и богохульства»), что обеспечивает ей поддержку, позволяя и далее проводить неолиберальную политику. А «братья-мусульмане» Египта и правящая партия «Ан-Нахда» в Тунисе следуют примеру своих турецких покровителей.

    Навязанная правительством Эрдогана реконструкция городов «добивает» немногие зеленые и пешеходные зоны. Дороги реконструируют исключительно в интересах автомобилистов, а при слове «культура» премьер-министр Турции, вполне вероятно, «хватается за пистолет» – ведь он назвал деятелей искусства горбом на шее государства, которое не хочет больше тащить его на себе. «Такая нелюбовь к большому искусству у премьера не случайна, – пишет оппозиционная газета «Сезджу» – Эрдоган происходит из бедной религиозной семьи, он закончил религиозную школу, затем, чтобы заработать на жизнь торговал баранками, а потом подался в политику». Премьер-министр считает и балет «бессмысленным искусством: «балет развращает и отправляет сознание зрителя ниже пояса». Вполне ожидаемо, что такая «пещерная политика» должна была вызвать сопротивление со стороны его сограждан.

    Турецкие протесты (как и нынешние протесты светской молодежи Египта) объединили ранее непримиримые группы. Как говорится в репортаже Гардиан: «Атмосфера внутри парка Гези напоминала летний музыкальный фестиваль – люди валялись на траве, пели, болтали, распивали пиво. Мероприятие объединило разные слои турецкого общества – группы леваков, профсоюзных активистов, левых кемалистов и членов гей- и трансгендер-сообществ, размахивавших радужными флагами». К удивлению многих американцев (особенно участников движения «Оккупай»), власти США также выступили с осуждением насилия против демонстрантов. Из искры в парке Гези «возгорелось пламя» восстания, требующего устранения от власти премьер-министра Эрдогана и правящей партии «Справедливости и Развития». И Славой Жижек уже приветствует присоединение Турции к глобальной волне протестов против неолиберальной политики:

    «Хотя непосредственным поводом протестов в Турции стал такой локальный вопрос, как защита парка в центре Стамбула (который пытаются уничтожить ради коммерческих целей), однако эти протесты являются симптомом глубинного заболевания. То, что они буквально взорвали страну, считавшуюся моделью «умеренного ислама», где наблюдался экономический бум – сам этот факт говорит о настоящих причинах болезни – разрушительном действии неолиберализма в сочетании с религиозно-националистическим авторитаризмом. Жертвой и того, и другого становится независимое гражданское общество с его духом солидарности и культурной толерантности – духом, который формирует саму основу этического здоровья народа. Нынешние протесты являются живым доказательством того, что свободный рынок не предполагает социальной свободы, а может вполне сосуществовать с авторитарной политикой. Поэтому нынешние протесты в Турции являются частью глобальных волнений, сотрясающих ныне установленный миропорядок. Все, кого волнуют проблемы свободы и эмансипации должны сказать турецкому народу: добро пожаловать! Мы с вами являемся частью одной и той же глобальной борьбы! Испания, Швеция, Греция, Турция… у нас есть шанс на победу, если только мы будем бороться все вместе»!

    Действительно ли мы имеем дело с началом «Турецкой весны»? Насколько правы критики из лагеря неолибералов и консерваторов, называвшие протесты, охватившие Европу и США «результатом противоестественного альянса левых и старой буржуазии» – «прогрессистской аристократии», которую ранее «подвинула» новая буржуазия, возникшая в результате неолиберальной политики? Кто участвует в нынешних турецких протестах? Во что они могут вылиться в дальнейшем?

    В качестве вариантов ответа на эти вопросы мы предлагаем вам ознакомиться с анализом ситуации в Турции британского марксиста Ричарда Сеймура, турецкого историка и преподавателя голландского университета им. Эразма Роттердамского Зини Оздила и Зейнеп Гамбетти преподавательницы стамбульского университета Богазичи и непосредственной участницы протестов.

    Утром 31 мая турецкая полиция окружила на центральной площади Стамбула группу людей, протестовавших против уничтожения парка Гези. Заблокировав все пути к отступлению, полиция применила против демонстрантов слезоточивый газ. Так было положено начало развитию протестного движения в стиле движения «Оккупай». Протестующие против нового строительства и уничтожения парка стали собираться тут еще 27 мая. Однако это был не просто экологический протест – он пробудил все ранее накопленные обиды и претензии к правительству Турции.

    Полиция в Турции вела себя точно так же, как и американская с участниками движения «Оккупай» – каждое утро на рассвете полицейские атаковали лагерь протестующих. Они поджигали палатки, пока участники протестов спали в спальных мешках, использовали против них слезоточивый газ. Один из студентов попал на операционный стол, получив ранения в области гениталий. Тогда протестующие стали приносить самодельные маски для защиты от слезоточивого газа. А затем они призвали горожан к акциям солидарности – и на этот призыв откликнулись тысячи человек, в том числе и оппозиционные политики. И вот, утром 31 мая полиция окружила демонстрантов, не оставив им пути к отступлению. Парк и окружающая его территория до сих пор закрыт, а вокруг – сплошное облако слезоточивого газа.

    Турецкая правящая партия «Справедливости и Развития» еще в апреле заявляла, что утратила поддержку либералов, поддерживавших ее на протяжении последних десяти лет. Данное заявление говорило также о том, что отныне правительственные репрессии будут лишь усиливаться – правящая неолиберальная исламистская партия намерена силой проталкивать свой проект модернизации. Политика правящей партии представляет собой весьма специфический тип консервативного популизма. Ее основная база – неимоверно обогатившаяся за последние десять лет консервативная мусульманская буржуазия, возникшая в результате экономической политики Тургута Озала в 1980-х годах (Тургут Озал – президент Турции, активно продвигавший неолиберальную политику, являлся сторонником рыночной экономики образца Тэтчер. Он опирался преимущественно на новую буржуазию, отодвигая от власти турецкую «военную знать». В 1988-м году, во время покушения, он был ранен, а в 1993-м неожиданно скончался после визита в Азербайджан. В конце 2012 после эксгумации и обследования останков Озала в них были обнаружены следы стрихнина, америция, полония, кадмия и ДДТ – прим. пер.).

    Формально не признавая себя религиозной партией, турецкая правящая партия использует для завоевания народной поддержки показную набожность и всячески способствует усилению правых в турецких городах. Ей понадобилось более десяти лет, чтобы выстроить свою систему власти, которую она усиливала при помощи процессов приватизации – а эти процессы, в свою очередь, вызвали усиление имущественного неравенства и сопровождались политическими репрессиями. Турецкому правительству удалось привлечь иностранные инвестиции, что обеспечивало экономический рост на уровне 5% ВВП. Таким образом, режиму удалось расплатиться с последними долгами по кредитам МВФ и даже предложить самому МВФ пятимиллиардный кредит для помощи пострадавшим от кризиса странам еврозоны.

    В то же время партии «Справедливости и Развития» удалось постепенно консолидировать поддержку внутри государственного аппарата и масс-медиа – и потому ей больше не нужны были сторонники из лагеря либералов. Турецкие военные вынуждены были смириться с исламистами и с существенным умешьшением своего влияния, относительно других ветвей власти – полиции и судебного аппарата. (Турецкие военные традиционно являются сторонниками светского буржуазного государства и светской политики Кемаля Ататюрка. В 2012-м году во время праздничной церемонии верхушка турецких военных была вынуждена стоять на трибуне вместе с женщинами в мусульманских платках, что было расценено ими, как «жесточайшее унижение» и сигнал о том, что страна скатывается «к саудовскому варварству» – прим. пер.).

    И хотя сам факт утраты военными определенной доли власти можно расценивать, как шаг к демократии, новая власть бросила множество журналистов в тюрьму по обвинениям в подготовке военного переворота против исламистов. Турция имеет длительную историю военных переворотов. Недавно здесь были осуждены 86 человек, обвиненных в попытке организации заговора в 2008-го году (одним из основных мотивов заговора в данном случае тоже был протест против исламизации государства – прим. пер.), раскрытого в ходе расследования так называемого дела о «государстве в государстве» (derin devlet – негласный альянс верхушки военных, судей, мафиозных структур и бюрократии, считающих себя «коллективом хранителей» светского наследия Ататюрка – прим. пер.).

    Однако правительство использовало этот заговор чтобы обвинить все группы оппозиции в намерении свергнуть демократическое правительство – и развернуло репресси против всей оппозиции. Причем, как раз в этот период подавления светской оппозиции поддержка правящей партии увеличилась с 34,28% до 49,90%. Правящей партии удалось также завоевать доверие при помощи попыток урегулирования курдского вопроса и региональной стратегии в целом. Правительство Турции приступило к новым переговорам с Рабочей партией Курдистана – отчасти потому, что хотело наладить отношения с правительством курдской автономии в Ираке, что сулит ему большие прибыли. При правлении партии «Справедливости и Развития» Турция добилась относительной автономии от тех, кто ее традиционно поддерживал – от Белого Дома и Тель-Авива. Турция стала налаживать свои отношения с Ираном, с группировкой Хезболла, а, до недавнего времени, и с сирийским президентом Асадом.

    Этот курс иногда называли «неоттоманизмом» – хотя, по сути, это просто утверждение Турции в качестве новой региональной силы. Усилившись в достаточной степени, правительство пошло в наступление. Левое и рабочее движение всегда правительству никогда не было нужно, потому оно его и всячески подавляло. Однако теперь ему не нужны были уже и либералы. Поэтому правительство Турции выступает против права женщин на аборт и постоянно расширяет зоны, в которых запрещена продажа и употребление алкоголя. Таков, собственно, сам фон, на котором происходит сейчас битва за маленький парк в сплошь застроенном центре города. И эта битва является чрезвычайно опасной для нынешнего турецкого режима. Она может стать основой для расцвета «турецкой весны».

    Ричард Сеймур 

    Guardian

    Протесты в парке Гези – еще не «турецкая весна» (пока).

    Планы турецкого правительства по организации строительства в парке Гези, который находится возле центральной площади Стамбула Таксим, с самого начала вызвали целый ряд замечаний. Как и все прочие проекты реконструкции премьер-министра Эрдогана, планы застройки парка Гези должны были в первую очередь обогатить компании, тесно связанные с правящей партией. При помощи таких проектов Турция пытается удержать уровень роста ВВП, стимулируя потребление скорее посредством кредитования, а не ростом реальных доходов.

    В мае 2013-го небольшая группа организовала протест против уничтожения парка Гези. К 31-мая количество протестующих существенно возросло – в основном по причине совершенно неадекватных действий полиции. Используя свои стандартные методы – полицейские дубинки, водометы и слезоточивый газ – турецкая полиция на этот раз не смогла рассеять толпу демонстрантов. Мало того, ее действия привлекли еще большее количество молодых людей, со всех сторон сходившихся на площадь Таксим, чтобы оказать поддержку демонстрантам. Турецкие масс-медиа тем временем отмалчивались.  После прихода к власти нынешней правящей партии они все в большей степени становятся подконтрольными правительству. Однако благодаря развитию социальных медиа (вроде Твиттера) #OccupyGezi быстро стала трендовой темой и информация мгновенно распространилась по всему миру. Такие определения, как «Турецкая весна» и «Таксим = Тахрир», стали мелькать при анализе ситуации и во многих статьях, выражающих солидарность с протестующими в Турции.

    Однако, при всей благожелательности к восставшим, такие комментаторы часто демонстрируют плохое понимание турецкой политической экономики турецкого правительства – как и непонимание того, кто именно стоит за протестами против строительства на территории парка Гези. Турецкая специфика существенно отличает нынешние протесты от протестов в Египте и Тунисе в 2011-году. Достаточно лишь взглянуть на молодежь, участвующую в протестах (и соответственно, увидеть, какая молодежь в них не участвует), чтобы понять, что в отличие от «Арабской весны» это не массовое народное движение, поддержанное широкими разными слоями общества.

    Массового рабочего движения, предшествовавшего и напрямую повлиявшего на рост движения «6-го апреля» в Египте, в ходе турецких протестов практически не наблюдается. Безработная и лишенная прав молодежь из трущоб фактически осталась в стороне. Религиозных девушек в платках, требующих большей свободы, на турецких протестах тоже не видно. И поскольку все эти девушки в платках, механики, уличные торговцы, строители и безработная молодежь из Анатолии не выходят на протесты на площадь Таксим, то и сравнение с египетской площадью Тахрир несколько некорректно.

    Восстание высшего класса

    Молодежь, протестующую против застройки парка Гези, как и молодежь, выходящую на протесты еще в нескольких городах – бастионах светской политики в Турции, приветствуют различные оппозиционные группы. Однако следует учитывать, что основной движущей силой протестов является молодежь высших классов – социальная прослойка, называющая себя «белые турки». В этом отношении демонстрации протеста являются проявлением последних судорог старой «светской» элиты турецкого общества, которая проиграла в длительной и ожесточенной войне против поднимающегося класса анатолийских нуворишей, выразителем интересов которых является правящая партия. Тот факт, что протестующие не пожелали избавиться от представителей основной оппозиционной Республиканской Народной партии (присутствовавших на демонстрациях), говорит сам за себя.

    Республиканская Народная Партия – такая же неолиберальная и автократичная партия, как и ныне правящая. За ней тянется шлейф массовых нарушений прав человека, как и за ныне правящей партией. Однако, в отличие от правительства Эрдогана, она представляет интересы старой «светской» элиты Турции. Оппозиционная ныне партия сама раньше приняла и одобрила проект застройки парка, чего стараются не упоминать те, кто приветствует сейчас ее попытки поддержать и перехватить эти протесты.

    Так в чем же суть этих протестов? В первую очередь, это защита культурного достояния и ответ на авторитарную политику правящей партии. После выборов 2011-го года, когда правящая партия в третий раз подряд победила с большим отрывом, у Эрдогана появилась возможность полностью консолидировать власть в своих руках. Его умеренный тон и попытки подстроиться под ситуацию, характерные для первых лет его правления, теперь фактически испарились без следа.

    Эрдогану удалось снять с постов и даже заключить в тюрьму ряд сторонников «светской» политики из военного министерства и министерства юстиции. Турецкий премьер-министр продолжил старую турецкую традицию подавления всех несогласных. Правительство Эрдогана активно преследовало журналистов и интеллектуалов, бросая в тюрьмы студентов и даже детей. Однако Эрдоган пошел еще дальше своих предшественников, и при его правлении стали развиваться новые формы подавления свободы слова. Он пытался ввести ограничения в Интернете (ранее в Турции также блокировались многие сайты левых и курдских активистов – прим. ред.), чтобы лишить трибуны политическую оппозицию. Кроме того, он попытался закрыть ряд сайтов, где просто обсуждалась теория эволюции Дарвина.

    Если раньше «светские» правящие круги Турции подавляли религиозную оппозицию, то правительство партии «Справедливости и Развития» обрушилось с репрессиями на своих критиков из числа сторонников светской политики. На участь курдского населения Турции правление Эрдогана почти не повлияло – кроме формального прогресса в вопросах о самоопределении и соблюдения прав человека. Как сказал мне один мой друг из «Ассоциации по правам человека», неправительственной организации, занимающейся проблемами нарушений прав человека в Турции: «Партия Справедливости и Развития» – это та же Республиканская Народная Партия, но только в тюрбанах».

    Публичные речи и политические решения Эрдогана постоянно усиливают религиозный консерватизм в обществе, что дополняется ростом социального прессинга и требованиями подчиниться исламистской морали. Многие шаги правительства вызвали яростное противодействие светской оппозиции – например, запрет губной помады (имеется в виду запрет стюардессам Турецких авиалиний использовать губную помаду – прим. пер.), правительственные кампании против «разврата», ограничения продажи алкогольных напитков, и, в конце концов, уничтожение культурных бастионов старой светской элиты (в апреле полиция разогнала водометами демонстрацию во главе с французским режиссером Коста-Гаврасом, организованную в протест против сноса здания кинотеатра Emek Cinema – одного из традиционных центров культурной жизни Стамбула – прим. пер.). Все эти меры и переполнили чашу гнева светских кругов.

    Турецкая привилегированная молодежь обладает высоким уровнем социальной сознательности и потому способна выразить свое несогласие с такой политикой в уличных протестах. Фактически каждый уважающий себя молодой человек из числа элитарной молодежи Турции является приверженцем либо троцкизма, либо анархизма, либо экологического движения. И сам факт пребывания у власти про-религиозной партии – это дополнительный стимул для решительных действий и протестов. Грубое и наплевательское отношение Эрдогана к вопросам сохранения окружающей среды, его увлеченность своими крупномасштабными планами строительства, лишь разжигают гнев молодежи – светской молодежи, конечно. И в парке Гези их гнев наконец вырвался наружу.

    «От Эрдогана нам перепадают хоть какие-то крохи».

    Как Эрдоган видит Турцию? Для него это страна, где люди массово молятся в натыканных повсюду мечетях, а затем идут за покупками в натыканные повсюду торговые центры. И потому мечетями и торговыми центрами активно застраивается все городское пространство. Пузырь турецкой экономики пока не лопнул – он и дальше раздувается за счет кредитования и импорта. И пока этот пузырь не лопнет, правительство будет и дальше проводит неолиберальную политику под возгласы одобрения западных аналитиков, частных инвестиционных компаний и политических деятелей стран Запада – которые глубоко заблуждаются, когда говорят об «успешности турецкой модели».

    И, все же, несмотря на свою неолиберальную политику, Эрдоган до сих пор пользуется популярностью среди турецких бедных слоев населения и рабочих – причем, не только в сельской местности, но и в ряде городов. Многие западные наблюдатели не учли этого факта и спешно стали сравнивать протесты вокруг парка Гези с «арабской весной». Но чтобы понять, каков уровень поддержки правительства, достаточно лишь пообщаться с турецкими рабочими.

    Когда я приезжаю в Стамбул, мне часто приходится общаться с людьми на политические темы – с официантами, строителями, с парнями, работающими на паромах через Босфор. Я также езжу к своим родственникам, которые происходят из бедной семьи выходцев из Анатолии. В ходе общения с этой категорией людей я слышу только об их поддержке Эрдогана. Когда я задаю им вопросы об уровне безработицы в Турции, о кумовстве в клане премьер-министра, большинство из собеседников сразу же, не задумываясь, отвечает: «Я знаю, что Эрдоган тоже нагребает себе кучу денег – но он хотя бы оставляет нам какие-то крохи. А все эти сволочи из числа прошлых правителей нам вообще ничего не давали».

    Многие еще хорошо помнят десятилетия экономического и политического гнета светских элит. А нынешняя правящая партия хотя бы обеспечила им доступ к приватизированной системе здравоохранения, дала возможность получить кредит и способствовала беспрецедентному развитию инфраструктуры. Все эти блага, конечно же, действительно представляют собой «жалкие крохи» – и они финансируются благодаря росту спекулятивного потребления, при помощи необеспеченных кредитов. Уровень безработицы среди молодежи и уровень задолженности домохозяйств растет, приближаясь к опасной черте. Но то, что сейчас имеют массы турецкого населения, это все же больше того, что давали им все предыдущие правительства – с самого начала неолиберального поворота Турции в 1980-м году. И Эрдоган всё это прекрасно сознает.

    Он, конечно, не ожидал, что движение «Оккупай парк Гези» привлечет такое количество людей, протестующих против политики его правительства. Он также явно не ожидал, что протестующие проявят такую храбрость и непокорность – несмотря на крайне жестокие репрессии полиции. Однако Эрдоган прекрасно знает, что протестующие не представляют реальной угрозы его власти, которая держится на тех массах, которые остались дома и все еще верят его словам о «лучшем будущем для всех турок». Эрдоган поступает так же, как и любой другой жадный до власти авторитарный правитель. В своем телеобращении от 1-го июня он набросился с критикой на мирных демонстрантов. И суть его заявления сводится к тому, что он ни за что не уступит в вопросе об уничтожении парка Гези.

    Эрдоган также о «незаконных организациях, провоцирующих наивных демонстрантов»; говорил, что «если они смогут собрать сто тысяч человек, то мы можем вывести на улицы миллион». И он предсказуемо не упустил возможности еще раз рассказать обо всех неудачах прошлых светских режимов: «Вы что забыли, как в Стамбуле не было чистой питьевой воды? Вы забыли, как неубранный мусор валялся на улицах»?

    Вся его риторика сводится к одной фразе: «Не забывайте о том, насколько плохо было, когда эти были у власти». И поскольку в этих словах есть рациональное зерно, они находят поддержку среди сторонников премьера. И многие турки действительно отзываются на призыв Эрдогана выступить против высокомерной, городской, «светской» олигархии – или, как их называет Эрдоган, против «этих моншеров» (от фр. mon cher), поскольку эти слои населения никогда не считали жителей Анатолии человеческими существами.

    «Турецкой весны» пока нет.

    Эрдоган – не Мубарак. Партия «Справедливости и Развития» – обычная популистская партия, которая пришла к власти на свободных и честных выборах. Она может успешно задабривать свой электорат и даже увеличивать число своих сторонников. Поэтому протесты вокруг парка Гези не означают начало «турецкой весны». По крайней мере, пока. С одной стороны протесты будут продолжаться, с другой – Эрдоган будет упорствовать и подавлять их силой. Всё это говорит лишь о поляризации общества, которая будет только увеличиваться. А массовое народное восстание в Турции станет возможным лишь тогда, когда лопнет турецкий экономический пузырь – что рано или поздно произойдет. И вот тогда, вероятно, начнется «Турецкая весна».

    Зини Оздил 

    Muftah

    Резистамбул: начало конца эпохи?

    В Стамбуле начинается настоящее безумие. Три дня мы дышали слезоточивым газом. Полицейские изливают на город тонны слезоточивого газа и воды из водометов. Вокруг много раненых в ноги, спину, в голову. Однако толпы народа в Измире, Анкаре и некоторых других городах ведут бои с полицией. Вечером на площади Таксим отключили освещение. В больницах сотни людей. Простые жители Стамбула открывают для протестующих свои дома, офисы и рестораны, однако полиция пытается преследовать и избивать дубинками даже там.

    В Анкаре, как сообщают в Твиттере (о чем даже сказал один самый смелый телеканал), полиция использует резиновые пули, наносящие тяжелые увечья. Нужно связаться через социальные медиа с Анкарой и понять, что там происходит. В Стамбуле, после трех дней непрерывных газовых атак, нам удаслось захватить площадь Таксим – полиция отступила. Здесь пока временное затишье, хотя в других районах Стамбула протестующих по-прежнему травят слезоточивым газом.

    Премьер-министр заявил, что не отступит от своих планов реконструкции, которые заключаются в том, чтобы превратить всё, что только можно в торговые центры и дома для представителей высшего класса. Следует учитывать еще и конфликт, между президентом страны и премьер-министром Эрдоганом, поскольку Эрдоган из секты Гюлена (секта последователей мусульманского теолога Фетуллы Гюлена – одно из направлений модернизированного ислама. Секта контролирует значительную часть масс-медиа, имеет целую сеть школ по всей Турции и в США, где проживает сам Фетулла Гюлен. В свое время эта достаточно мощная секта, из числа сторонников которой формировался «костяк» полиции, послужила опорой Эрдогану в его борьбе со старой светской военной знатью – прим. пер.).

    Президент Турции призвал к спокойствию и подверг критике действия полицейское насилие. Премьер Эрдоган тем временем ведет себя как настоящий психопат – он продолжает утверждать, что все мы просто группка «провокаторов» и во всех его речах сквозит просто-таки тошнотворная демагогия. «Протестующие – говорит он – подготавливают почву для совершения нового военного переворота против гражданского и «демократически избранного» правительства»!

    Нас тревожат турецкие национальные флаги, которые появились в субботу вечером в парке Гези. Хотя, надо признать, странная здесь собралась коалиция. Фрики из числа кемалистов соседствуют с курдами, левыми, анархистами и группами ЛГБТ. Нашу победу в парке Гези обеспечили футбольные фанаты. В Стамбуле три основных футбольных команды и их фанаты целый день дрались с полицией просто отчаянно. Конечно, на стадионах они зачастую ведут себя, как хулиганы, но многие признают, что они действительно умеют драться с полицией и не испытывают при этом никакого страха.

    Пока еще не ясно, как все эти группы смогут выдвинуть совместное заявление, направленное против правительства страны. Всё, крайне сложно и неоднозначно. В любом случае стычки продолжаются по всему городу, за исключением разве что площади Таксим. Это уже не протест против вырубки деревьев – правительство просто зашло слишком далеко. Парк Гези стал лишь «последней каплей», переполнившей чашу терпения. Перед этим были аресты курдов и социальных активистов по самым абсурдным предлогам; были приняты изменения в школьной программе – теперь религию стали навязывать и детям; были попытки протащить закон о запрете абортов; были обстрелы мирных курдов, пытавшихся пересечь сирийско-турецкую границу.

    Продолжается конфликт с Сирией, произошел загадочный взрыв на сирийской границе в Рейханли, где погибли 50 человек. Правительство пытается ограничить употребление алкоголя и желает реализовать гигантские проекты, которые должны изменить весь облик Стамбула. Третий мост через Босфор они решили назвать именем турецкого султана, в свое время практически уничтожившего алевитов (шиитская суфийская секта в Турции, родственная алавитам, которая дискриминируется властями – прим. ред.) Турции. И вот теперь – этот проект застройки парка Гези….

    А тем временем курды в Анкаре собрали на прошлой неделе 500 турецких интеллектуалов, журналистов, социальных активистов, чтобы совместно обсудить и выработать альтернативный план мирного урегулирования курдско-турецкого конфликта. Мне удалось посетить это мероприятие, и что меня более всего поразило, так это сам факт того, что люди пытаются самостоятельно решать вопросы, брать контроль над своей жизнью в свои руки и не стесняются признавать перед другом свои преступления или ошибки прошлого (курды признают, что они принимали участие в геноциде армян, а левые марксисты признают, что оскорбляли группы ЛГБТ). Таким образом, все они пытаются выработать конкретные требования, чтобы выдвинуть их правительству и заставить его признать их волю, а не свое крайне ограниченное представление о мирном процессе.

    Короче говоря, я чувствую, что это начало конца эпохи! Теперь мы должны свергнуть это правительство, однако возникает и не менее важный вопрос: кто же придет на его место? Пожалуйста, продолжайте оказывать нам поддержку и распространяйте новости из Турции!

    Зейнеп Гамбетти

    Roarmag

    Перевод Дмитрия Колесника

    Читайте по теме:

    Андрей Манчук. Почему Майдан – не Таксим

    Патрик Кокберн. Война закончилась?

    Андрей Манчук, Дмитрий Колесник. Интервью с группой «Bandista»

    Мохамед Айюб. Турция рискует увязнуть в войне

    Андрей Манчук. Хасанкейф. Град обреченный

    Алексей Албу. «Biji Serok Apo!» в Одессе


    Підтримка
    • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
    • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
    • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
    • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
    • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
    2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал