Почему не круто быть военкоромПочему не круто быть военкором
Почему не круто быть военкором

Почему не круто быть военкором


Олександр Рибін
Большинство военкоров ценят войну за то, что она война

Теги матеріалу: імперіалізм, близький схід, війна, змі
28.08.2016

Мы сидели и разговаривали с ребятами-журналистами, которые буквально позавчера вернулись из Сирии, Ирака и Турецкого Курдистана. Окопы, «железо», убитые, раненые, позиции, трупы – все это  буквально висело над столом. Увлеченные самолюбованием журналисты, кажется, совсем не замечали  скучающей официантки, которая подходила к нашему столу чаще, чем требовала необходимость – похоже, что «бывалые» мужики привлекали ее гораздо больше завсегдатаев-хипстеров за соседними столиками.

В общем разговоре почти не было заметно самих гражданских сирийцев – тех людей, ради которых формально ведется эта война. Их заслонило «железо» – стреляющее, сгорающее, подбитое. Это как если бы священники собрались и обсуждали лишь архитектурные особенности храмов – назначение храмов и прихожане, которые туда идут со своими надеждами и болями, оказываются в стороне, лишними среди пафоса камней и фресок. За столом с нами сидели люди, увлеченные самой по себе «войнушкой». Куда, зачем, кого и как она приведет – это никого особенно не интересовало. Идеологии за «войнушкой» не было никакой.

Профессию военного корреспондента принято романтизировать. Как же можно не восхищаться людьми, рискующими своей жизнью, чтобы показать картинку с самых «горячих» участков передовой? Конечно, это не касается всех журналитов – в Сирии и Ираке работают достойные люди,ьпрофессиональные военкоры. Но исключения подтверждают правила. Обряженный в бронежилет и каску с надписью «PRESSA» липовый военкор, орущий в микрофон на фоне стреляющего танка о том, как развивается наступление, представляют собой комичную картину. Немногие из зрителей знают, что значительное количество подобных сцен делается постановочно – военных специально просят пострелять «для картинки». И очень многое в работе военкора имеет такой же постановочный характер.

Увы, но очень часто людей затягивает само состояние «войнушки», они охотно берут на себя роль в ее трагедиях и драмах. Скажу по собственному опыту – таких людей большинство. Они напрашиваются на очередную командировку в «горячую точку» по собственной инициативе, и увлеченность декором «войнушки» загораживает для них суть происходящих событий. В результате этого зритель, читатель видит картинку полную кровавого «фарша», но не погружается в этические, психологические и идеологические причины, которые вызывают бои, перестрелки, наступления и контратаки.

Весной 2015-го года, когда я приехал в Камышлы, я встретился в доме руководителя Союза независимых журналистов Рожавы с военкорами из Франции и Испании – профессионалами, уже побывавшими ранее в «горячих точках». Чаще всего в их разговорах звучало слово «frontline» – «линия фронта», «передовая». Я сказал им: «Ребята, главное в Рожаве, это ее социально-политическая система, то, что она представляет собой альтернативу авторитаризму Башара Асада, а также религиозному радикализму «оппозиции» и Исламского государства. Я приехал сюда, чтобы увидеть как можно больше из того, что удалось сделать в гражданской жизни Рожавы». Они согласились, что это важно – как обычно дежурно принято соглашаться в европейском этикете. Но разговор «съехал» на общие темы, не вязался дальше. На следующее утро испанцы с французами уехали на «frontline», а я направился в совет кантона Джазира, изучать опыт местного самоуправления.

Не удивительно, что из сообщения западных и российских медиа очень трудно понять, за что же воюют сирийские курды. И краткие пояснения о причинах их борьбы обычно сводятся к клишированному утверждению: «они хотят создать независимое государство», которое на самом деле не соответствует идеологии Рожавы.

Большинство военкоров ценят войну за то, что она война. В этом они схожи с профессиональными военными наемниками – наемники умеют воевать и едут туда, где это умение можно реализовать – желательно, за деньги. Таких людей полным-полно в украинских войсках, их хватает в российской военной группировке в Сирии, в рядах вооруженных сил ЛНР и ДНР. Для подобных людей важно одно – чтобы «войнушка» не заканчивалась – не важно, о революционной или империалистической войне идет речь здесь и сейчас.

Александр Рыбин

Читайте по теме:

Надежда Савченко. Ирак

Кирилл РыжановЛюбовь против цензуры

Питер МихайленкоВоенно-националистическая истерия

Всеволод ПетровскийРеактивный психоз

Джон ПилджерВозвращение Оруэлла

Алекс Лантье. Украина: империалисты и интеллектуалы

Федерико Фуэнтес. Медиа-борьба за свободу слова

Андрэ ВлчекСмерть независимой журналистики


2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал