Рынок рождает «чужих»

Рынок рождает «чужих»


Сергей Васильев
Корни того, что делает людей максимально чужими, друг другу, видятся мне в феномене отчуждения, описанном критиками капитализма

Тегі матеріалу: пам`ять, сша, расизм, нацизм, гетто, трудова міграція
13 июня 2016

У какого процента населения Земли есть сейчас уверенность в будущем?

В связи с тем, что произошло в Орландо, я, как человек, которому глубоко претят гомофобия и вообще всякая ксенофобия, задумался о том, каковы, собственно, корни подобных фобий и предрассудков? Что порождает людей, которые совершают подобные преступления? Я пришел к выводу, что было бы напрасно искать эти корни по линии противостояния «модерн» и «традиция». И я не верю в какую-то изначально данную нам природой или Богом ксенофобию – такого нам не давали, не надо.

Корни того, что делает людей максимально чужими («ксенос») друг другу, видятся мне в феномене отчуждения, описанном критиками капитализма.

Рынок, это среда, где каждый – чужой, потому что это мир конкуренции и постоянной борьбы за ресурсы. В развитых экономиках эта данность, в общем-то, снята развитыми социальными институтами и культурой – проблема лишь в том, что глобальный рынок, как гигантская поглощающая ресурсы воронка, не может не создавать вокруг зон развития зоны, совершенно от институтов и от культуры в широком смысле опустошенные. Своего рода локальные и глобальные гетто.

Проще говоря, в глобальной мир-экономике культура, достаток и упорядоченность существуют постольку, поскольку есть демографические и экономические зоны, в которых их нет, из которых они «выкачаны». И эти зоны, конечно же, заполнены традиционными (или псевдо-традиционными) моделями социального поведения – фобиями, насилием, репрессиями, авторитаризмом и страхом. Это не чья-то злая воля, не конспирология в духе «доклада Даллеса» – это рыночные механизмы концентрации капитала. Математика, статистика, динамика.

Можно считать все это наследием каких-то «патриархальных эпох», но на самом деле это одна из главных издержек капиталистической модернизации. Можно сказать и противоположное: практически все размышления о «традиционном обществе» и о «традиционных ценностях» – это, как правило, тоже продукт страха или попытки оправдывать страх и насилие.

Тотальный страх будущего – вот первопричина иррациональных страхов, фобии к чужакам, суеверий и попыток поддерживать общество в состоянии «ритуальной чистоты». И первопричина насилия, к которому нет нужды применять атрибуты «первобытное», «варварское» – оно и без того отвратительно, но, к сожалению, абсолютно современно.

Постсоветской пространство – это, в общем-то, одна из таких зон отсутствия будущего, зон страха, если что.

Так что ничему не удивляйтесь.

Сергей Васильев

Читайте по теме:

Михаил БеловОбъекты ненависти

Александр ПановЭтюды о геноциде

Георгий КомаровПлач по «Старой Европе»

Борис РудьОда Зависти

Аннели Бунтенбах«Часто это граничит с работорговлей»

Дмитрий КолесникГрани заробитчанства

Яна Завацкая«Быдлонаселение»





RSSРедакціяПідтримка

2011-2014 © - ЛІВА інтернет-журнал