«Бишкек утопический»

«Бишкек утопический»

Георгiй Мамедов
«Бишкек утопический»
Наука стала последним утопически заряженным дискурсом, воспринимавшимся в позднесоветское время практически как синоним коммунизма

Тегі матеріалу: фото, рецензія, пам`ять, срср-ex, ліві, книги, живопис
11 июля 2015

Летом 2015 года центральноазиатская левая культурная институция Штаб (Школа теории и активизма – Бишкек) выпустила в свет новую книгу – сборник текстов «Бишкек утопический». Об этой книге и о самом проекте, опыт которого во многом может послужить для постсоветских левых примером академических исследований в области социальной истории, урбанистики и монументально-прикладной культуры советского периода, памятники которой уничтожаются сегодня на наших глазах, рассказывает один из редакторов и составителей сборника, художественный руководитель Штаба Георгий Мамедов.


Сборник «Бишкек утопический» и серия из трех карт «Утопическая история Бишкека» стали результатом многомесячного исследовательского проекта, над которым мы работали осенью и зимой прошлого года. Целью проекта было не только собрать неизвестные или малоизвестные факты из истории города, но, в первую очередь, предложить нетрадиционный взгляд на историю развития Бишкека – которая, как мы утверждаем, неразрывно связана с утопическими проектами прошлого века. Мы определили четыре таких утопических проекта – «Пролетарский интернационализм», «Социалистический город», «Наука и техника», «Радикальная эмансипация».

В рубрике «Пролетарский интернационализм» мы продолжаем исследование истории чехословацкого коммунистического кооператива «Интергельпо» – одной из наиболее ярких страниц в истории Бишкека, которому уже была посвящена статья в нашем первом альманахе «Вернуть будущее», вышедшем в прошлом году. Подробное освещение также получает и деятельность группы художников-интернационалистов – венгров Белы Уитца и Ласло Месароша, украинки Оксаны Павленко, которые работали во Фрунзе над созданием визуальной репрезентации молодой советской республики в 1930-е гг. Все трое, например, принимали участие в конкурсе на разработку герба Киргизской ССР. Победительницей стала Павленко, но варианты, предложенные Уитцем и Месарошем, также получили высокую оценку и были отмечены премиями. Одним из результатов утопической политики пролетарского интернационализма стал символ национальной государственности – показательное противоречие комплексной советской действительности.

 

На примере 6-го микрорайона Бишкека подробно рассматривается советская градостроительная концепция социалистического города, предполагавшая не только массовое строительство доступного жилья, но и создание широкой инфраструктуры социального обеспечения. Построенный в начале 70-х бишкекский шестой микрорайон – образцовый пример позднесоветской градостроительной и жилищной политики, в которой нашли отражение авангардные архитектурные концепции 20-30-х годов, стремление обеспечить все население СССР достойным жильем и собственно утопические характеристики социализма как такового – отсутствие частной собственности на землю и бесклассовая композиция общества.  

В книге и картах уделено особое внимание научным учреждениям и объектам внутри городского пространства Бишкека. Большая часть этих объектов сегодня находится в разрушенном или полуразрушенном состоянии, как например, фрунзенский планетарий или некогда грандиозное здание Академии наук Киргизии. Наука, поставленная на службу обществу, представлялась советской идеологией как одна из главных отличительных характеристик социализма. Особое значение дискурсу науки и техники, науке как образу будущего придают достижения советской космонавтики – запуск спутника, полет Юрия Гагарина, а затем и регулярные экспедиции на орбиту Земли. Наука стала, пожалуй, последним утопически заряженным дискурсом, воспринимавшимся в позднесоветское время практически как синоним коммунизма. Эта конвергенция ярко проявилась в названии дисциплины, преподававшейся в советских вузах в 60-80-х годах – научный коммунизм.


 

Сенсационной находкой рабочей группы проекта стал архив группы гендерных диссидентов, предположительно существовавшей во Фрунзе в 70-х годах. Участники группы называли себя «коммуной имени Александры Коллонтай» и резко критиковали в своих текстах советскую гендерную политику, но не с антикоммунистических, а наоборот – с радикально коммунистических позиций. Главный тезис найденного нами архива заключается в том, что радикальная сексуальная эмансипация является неотъемлемой частью коммунистического проекта.

Несмотря на то, что книга исследует объекты, структуры и процессы советского времени, Бишкек утопический не идентичен Бишкеку советскому. Наша задача заключалась в том, чтобы очертить неровные, прерывистые, зачастую едва различимые контуры утопического внутри советского, подрывая, таким образом, его привычную однородность и когерентность. Бишкек утопический вписывается в этом смысле в более обширную программу Штаба по дифференцированному исследованию советской истории в Центральной Азии. 

В нынешнем году мы также запустили новый большой художественно-исследовательский проект «Понятия о советском в Центральной Азии», а в мае, в его рамках, прошел первый симпозиум «Советизация ЦА: между модернизацией и колониализмом». В целом ряде предыдущих проектов, посвященных советскому искусству, гендерной политике или урбанистике, мы пытались оппонировать одновременно двум доминирующим интерпретациям советского в Центральной Азии: либеральной, в которой советское представляется как исключительно репрессивное, навязанное, внешнее, колониальное, и консервативной, грезящей восстановлением «советской империи» и акцентирующей этатистские и милитаристские аспекты советской действительности. 

Наша интерпретация настаивает на сложности, противоречивости и неоднозначности советского проекта. «Понятия о советском» – это следующий этап, на котором от констатации сложности и противоречивости советского мы бы хотели перейти к выработке аналитического языка его описания. Такого языка, который не редуцировал бы советское лишь к одному из его аспектов, а схватывал бы как эмансипационное, так и репрессивное, и который бы в конечном итоге служил как диалектическому пониманию советского в исторической ретроспективе, так и способствовал бы конструированию политической перспективы, опирающейся на советский (и единственно доступный в нашем регионе) опыт интернационализма, социальной справедливости и утопии. Результатом проекта должен стать своего рода словарь концептуальных понятий или продуктивных метафор, которые бы могли служить реперными точками анализа советской действительности в Центральной Азии.

Георгий Мамедов 

Читайте по теме:

Дэвид ХарвиГрядет городская революция

Георгий Мамедов. Левый взгляд на город

Дмитрий РайдерМечте навстречу

Оуен ХезерлиМодернити для марксистов

Алекс Вильямс, Ник ШрничекАкселерационистский манифест

Андрей Манчук. «Ленинджилик... Буржуйда баш»

Лукас Палеро«Иной город возможен!»

Дэвид ХарвиПраво на город

Андрэ ВлчекПоезд в Джакарте. Идеальный фашистский город

Фарух КузиевЗабытая страна



«Бишкек утопический»



«Бишкек утопический»
RSSРедакціяПідтримка

2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал