Забытая странаЗабытая страна
Забытая страна

Забытая страна


Фарух Кузієв
Единственным устойчивым ресурсом для поддержания национальной экономики остаются трудовые мигранты. Их денежные переводы составляют львиную долю национального ВВП

27.08.2013

На мой взгляд, распад Советского Союза имел наиболее разрушительные последствия именно в Таджикистане.

Во-первых, Таджикистан был одной из самых дотируемых республик СССР – в некоторые годы республиканский бюджет на 60% состоял из дотаций, а бюджеты некоторых районов дотировались на 80%. Вообще, Таджикистан можно считать периферией индустриально-экономического и культурного пространства Центральной Азии. Несмотря на то, что в самой республике было построено множество различных предприятий, реальными центрами региона оставались Узбекистан и Казахстан. Горный рельеф (93% территории республики занимают горы) требует гораздо больших издержек на транспортировку товаров и населения, а также на строительство важных объектов, которое обеспечивалось за счет общего союзного бюджета.

Во-вторых, в силу специфики своего географического расположения, Таджикистан сильно зависел от соседних республик – особенно от Узбекистана, закрытие границ с которым повлекло тяжелейшие последствия для продовольственной и энергетической безопасности республики. Железнодорожные магистрали, по которым поступали в  Таджикистан товары, проложены через узбекскую территорию – и теперь грузы подолгу простаивают на границах, а в случаях конфликтных ситуаций и вовсе не пропускаются. Единая в союзном прошлом энергетическая система, благодаря которой в летний период Таджикистан поставлял избыток электроэнергии в Узбекистан, получая взамен зимой электричество и горюче-смазочные материалы, разрушена. Многие трансграничные электромагистрали были оборваны, а газ и нефтепродукты Таджикистану не по карману. В результате этого в первую очередь страдает сельское хозяйство. Цены на продукты питания в Таджикистане одни из самых высоких на всем постсоветском пространстве.

В-третьих, сразу после распада СССР в 1992 году в Душанбе начались массовые беспорядки, центральную роль в которых играли исламские партии – такие как «Ростохез», вылившиеся в кровопролитную гражданскую войну между Объединённой таджикской оппозицией и правительственными войсками. Грабежи, захват собственности и зверства творились обеими сторонами, в результате чего страна получила глубочайшую социально-экономическую травму. По самым скромным подсчетам, в результате гражданской войны погибло более 175 тысяч человек, а сотни тысяч жителей стали беженцами. Интеллектуальная элита страны – преподаватели, ученые, политики, деятели искусств, – покинули страну оставив ее на растерзание воинствующим кланам. Из соседнего Афганистана в Таджикистан постоянно завозятся тонны наркотиков, оружия и проникают активисты террористических групп. По этой причине на востоке страны в последние годы происходят боестолкновения между правительственными войсками и милицией с наркоторговцами и религиозными экстремистами – как это было на Памире в 2011 и 2012 годах. А на севере Таджикистана активно действует запрещённые движения Исламская партия Узбекистана и Хизбутахрир.

В результате коллапса светского образования и культурной сферы в стране проходит интенсивная исламизация населения – особенно в сельской местности и пригородах. Помимо этого, ухудшились отношения с Узбекистаном – прежде всего из-за «водного вопроса», вызванного намерениями построить Рагунскую ГЭС на Амударье, которые декларирует таджикское правительство. Китай уже получил часть принадлежащих Таджикистану памирских гор и претендует на еще один участок в Мургабском районе – что вызывает массовое недовольство местных жителей.

В экономическом аспекте таджикское общество пребывает в глубочайшей стагнации, вызванной утечкой квалифицированных кадров и молодых специалистов вследствие массовой трудовой миграции.  Этому способствует тотальная некомпетентность и коррумпированность властей, которые полностью игнорируют необходимость поддерживать сферы образования и здравоохранения, строительство транспортных сетей, жилья и дорог, науку, и многое другое. По уровню развития Таджикистан сравнивают с африканскими государствами «нижней Сахары». По сути, единственным устойчивым ресурсом для поддержания национальной экономики остаются трудовые мигранты, которые  главным образом работают в России. Их денежные переводы составляют львиную долю национального ВВП.

Среди основных политических сил Таджикистана можно выделить три относительно независимых лагеря. К первому относится политическая и экономическая элита, которая находится при власти, отличаясь тесными клановыми и семейными связями, и совместно поддерживает нынешнего президента Эмомали Рахмона. Второй лагерь представляет либеральная оппозиция – ее можно условно назвать национал-либералами. К нему относятся предприниматели и политики в самом Таджикистане и за его пределами. Хотя все оппозиционные силы объединяет стремление отстранить от власти клан Рахмона, позиция этого лагеря относительно решения социальных проблем и будущего Таджикистана не ясна – скорее всего, политический горизонт оппозиции ограничен требованием смены элит. При этом, обе группы политиков активно апеллируют к националистической риторике.

Наконец, существует исламистское подполье, сосредоточенное в различных районах республики – в основном, в сельской местности. Целью этого движения декларируется свержение нынешней правящей элиты и создание шариатского исламского государства. Исламистское движение очень активно. Помимо террористической деятельности –нападения на военные колоны, убийства сотрудников внутренних дел, создание складов оружия – таджикские исламисты ведут широкую пропагандистскую работу, вербуя сторонников в социальных сетях, распространяя листовки и брошюры. Кроме того, они имеют обширные связи с исламистами в соседних Узбекистане и Афганистане.

В Таджикистане практически нет светской интеллигенции, которая могла бы критически озвучить повестку социальных проблем – за исключением нескольких активистов, журналистов и блогеров. И потому прогнозы на будущее остаются неутешительными. Власть пытаются править республикой в репрессивном стиле самодержавных монархов, а единственной идеологией солидаризации общества остаются религиозно-националистические дискурсы. Скорее всего, здесь можно ожидать реализации местного сценария исламской революции. В Таджикистане для этого практически все готово – многолетняя социально-экономическая стагнация, развал системы светского образования, крайне тяжелая экономическая ситуация в регионах, нерешенные противоречия оставшиеся после гражданской войны. Надежды на мирный исход практически нет.

Фарух Кузиев

Читайте по теме:

Андрей Манчук. Площадь Ынтымак

Илья Матвеев. Пять дней в горах

Мурад ГатталКуда шагает Азербайджан?

Сергей Ильченко. Другой путь Молдовы

Владимир ВеретенниковЛатвия: провал неолиберального эксперимента

Андрей МанчукБатуми. Кавказская витрина неолиберализма

Эвальдас Бальчунас«Литва. Лопнувший миф о рае»

Мамед Сулейманов. Бакинская весна

Артем КирпиченокКрошечная страна


Підтримка
  • BTC: bc1qu5fqdlu8zdxwwm3vpg35wqgw28wlqpl2ltcvnh
  • BCH: qp87gcztla4lpzq6p2nlxhu56wwgjsyl3y7euzzjvf
  • BTG: btg1qgeq82g7efnmawckajx7xr5wgdmnagn3j4gjv7x
  • ETH: 0xe51FF8F0D4d23022AE8e888b8d9B1213846ecaC0
  • LTC: ltc1q3vrqe8tyzcckgc2hwuq43f29488vngvrejq4dq
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал