Как капитал овладел политикойКак капитал овладел политикойКак капитал овладел политикой
Політика

Как капитал овладел политикой

Славой Жижек
Как капитал овладел политикой
«Само пространство для принятия решений демократически избранными политическими деятелями – крайне ограничивается, а сам политический процесс сводится преимущественно к вопросам, до которых капиталу нет дела – таким, как культурные войны»

Теги матеріалу: жижек, змі, колесник, криза, лібералізм, сша
15.07.2014

В мае этого года было подписано международное торговое соглашение, которое фактически является юридической базой реструктуризации мировых рынков. Информация о переговорах по поводу соглашения о торговле услугами (TISA) напрямую не подвергалась цензуре в масс-медиа, тем не менее, они крайне редко о них упоминали. Такая маргинализация и замалчивание вопроса резко контрастируют с глобальной исторической важностью самих результатов переговоров.

Wikileaks в июне опубликовал секретный проект данного соглашения. Оно касается 50 стран и большей части объема мировой торговли услугами. Оно устанавливает правила, которые способствуют расширению финансовых мультинациональных корпораций на территорию разных стран, препятствуя введению в них регулирующих барьеров. Оно также запрещает ужесточать уже существующие законы о регулировании финансовых услуг, хотя принято считать, что финансовый кризис 2007-08 годов был связан именно с недостатком такого рода регулирования. Кроме того, США стремятся максимально стимулировать  информационные трансграничные потоки, в том числе трафик личной и финансовой информации. Однако мы обо всем этом практически ничего не слышим.

Впрочем, должно ли нас так уж удивлять такое несоответствие между самой важностью соглашения и его замалчиванием? Не есть ли это пусть и прискорбный, но при этом весьма показательный пример того состояния демократии, в котором оказались наши западные либерально-демократические страны? 150 лет назад Карл Маркс в «Капитале» охарактеризовал рыночный обмен между рабочим и капиталистом как «настоящий эдем прирожденных прав человека. Здесь гос­подствуют только свобода, равенство, собственность и Бентам».

Ироническое упоминание Иеремии Бентама (философа, проповедовавшего эгоистический утилитаризм) у Маркса дает нам ключ к пониманию того, что же фактически означает свобода и равенство в капиталистическом обществе. Можно здесь процитировать и Манифест Коммунистической Партии: «Под свободой, в рамках нынешних буржуазных производственных отношений, понимают свободу торговли, свободу купли и продажи». Под равенством же понимают юридическое формальное равенство продавца и покупателя, даже если один из них просто вынужден продавать свой труд на любых условиях (как современные рабочие, работающие на условиях прекарного труда).

Главные же виновники финансового краха 2008 года сейчас навязывают себя всем нам в качестве экспертов, которые ведут нас по тернистому пути к финансовому восстановлению. Их советы важнее даже, чем парламентская политика. Или же, как сказал Марио Монти: «Правители не должны дозволять парламентариям полностью себя связывать». И что же это за высшая сила, чья власть может отменить решения демократически избранных представителей народа? Еще в 1998 году на этот вопрос ответил Ганс Титмайер, бывший тогда главой Deutsche Bundesbank, – он в частности восхищался теми правительствами, которые предпочитают «постоянное волеизъявление глобальных рынков» «волеизъявлению избирателей».

Заметьте – какова сама демократическая риторика столь бесцеремонного заявления: глобальные рынки, якобы, демократичнее парламентских выборов, поскольку процесс голосования там происходит постоянно (и постоянно отражается в рыночных колебаниях) и, при этом – он происходит на глобальном уровне, а не только лишь в пределах одного государства.

Вот где мы, стало быть, оказались в том, что касается демократии, а соглашение о торговле услугами (TISA) – замечательный тому пример. Ведь основные решения, касающиеся нашей экономики, обсуждаются и претворяются в жизнь – втайне. Они же и создают саму систему координат для неограниченной власти капитала. И тут уже пространство для принятия решений демократически избранными политическими деятелями – крайне ограничивается, а сам политический процесс сводится преимущественно к вопросам, до которых капиталу нет дела (таким, как культурные войны).

Именно поэтому публикация проекта TISA знаменует собой новую фазу в развитии стратегии WikiLeaks – ведь до сих пор деятельность WikiLeaks была акцентирована на разглашении информации о том, как спецслужбы следят за нами и регулируют нашу жизнь – это стандартная либеральная тема индивидуума, напуганного деспотичным государственным аппаратом. Однако теперь возникает уже иная контролирующая сила – это капитал, который угрожает нашей свободе гораздо более коварным способом – он искажает для нас сам смысл такого слова, как «свобода».

Славой Жижек

Guardian

Перевод Дмитрия Колесника

Читайте по теме:

Славой Жижек. WikiLeaks и иллюзия свободы

Сергiй Одарич. Casus Snowden

Славой Жижек. Свобода в «облаке»

Хуан Коул, Оуэн Джонс. Герой нашего времени 

Джулиан Ассанж. Криптография, как оружие в борьбе с империями

Федерико Фуэнтес. Медиа-борьба за свободу слова


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал