Другой Львов возможенДругой Львов возможен
Другой Львов возможен

Другой Львов возможен


Андрій Манчук
Но так ли незыблемо это политическое господство правых, которые небезосновательно считают Западную Украину своей электоральной базой – и, похоже, убеждены в том, что она пребудет таковой во веки веков?

01.03.2013

Этот памятник стоит в одном из районов Львова, на опушке парка. Юноша в необычной для наших мест форме испанского республиканца тридцатых годов смотрит на город с большой каменной глыбы, прижимая к груди записную книжку. Автор монумента – известный львовский скульптор, «шестидесятница» Теодозия Бриж – выполнила его в свойственной себе манере, сделав скульптуру изящной и легкой. Это красивый, необычный памятник, – но информация о нем отсутствует в путеводителях для туристов, и о нем ничего не говорят в львовских школах. Напротив, – об этом монументе постарались забыть – точно так же, как и о судьбе увековеченного в нем человека.

Юрий Великанович, сын учителей из карпатского местечка Турка, был студентом филологического факультета университета Яна-Казимежа – как назывался тогда нынешний львовский университет имени Ивана Франко. Вступив в Коммунистическую партию Западной Украины, Великанович стал одним из украинских волонтеров, которые нелегально, с большими трудностями пробирались на Пиренейский полуостров, чтобы присоединиться к борьбе против испанских, германских и итальянских фашистов. Большинство из них воевали в составе «компании» (роты) имени Тараса Шевченко – подразделения 13-й интернациональной бригады, названной в честь Ярослава Домбровского, уроженца Житомира и одного из героев Парижской Коммуны.

Львовский студент редактировал ротную газету «Боротьба», которая выходила на украинском, публикуя в ней стихи Шевченко, а также собственные статьи о боевом опыте добровольцев из Галичины и Волыни – «Украинцы в интернациональных бригадах», «Тарас Шевченко на Арагонском фронте». «Украинцы, связывая современность с героической борьбой прошлой эпохи, создали роту имени Шевченко. Узник царских казематов, ссыльный в диких степях, преследуемый ненавистью властей поэт поднимается на широких полях Испании», – писал юноша, который и сам был поэтом, записывая в блокнот стихи на украинском и испанском языках.

Великанович погиб в 1938 году, во время битвы на реке Эбро, разделив судьбу большинства командиров и комиссаров украинской роты. Ее уцелевшие бойцы, которым удалось вернуться на родину, попали в польские тюрьмы или были арестованы советскими властями, ликвидировавшими КПЗУ в том же тридцать восьмом году. В начале восьмидесятых в честь студента из Интербригад назвали львовскую улицу, на которой находится школа с углубленным изучением испанского языка, установив рядом с ней этот памятник. А в 1986 году на экраны вышел телефильм «Рота имени Шевченко», снятый по сценарию Юрка Покальчука, посвятившего этой теме свой единственный роман «І зараз, і завжди» – хорошо забытую сейчас книжку о том, как украинцы боролись против фашизма: в Испании, в рядах французского Сопротивления, и у себя дома.

Но улицу переименовали еще в девяносто первом году, а памятник Великановичу то и дело вандализируют львовские нацисты. Несколько лет назад монументу пытались отрезать голову, ему раскрашивали губы, глаза и ногти, на нем рисовали свастику и заливали краской высеченное на камне имя.

Причины этой ненависти понятны  – ведь биография Юрия Великановича и множества других выходцев из Западной Украины, сражавшихся против фашизма в Испании (в то время как Богдан-Игорь Антонич воспевал франкистских путчистов из крепости Алькасар), не вписывается в современную версию «исторической правды», которая представляет Западную Украину извечным и незыблемым бастионом украинского национализма. Тот факт, что в середине тридцатых годов во Львове прошла массовая антифашистская демонстрация, расстрелянная пулями военной полиции, до сих пор зафиксирован в уцелевшей мемориальной табличке на месте столкновений в апреле 1936 года. Однако, нам не рассказывают об этом, сводя всю межвоенную историю Западной Украины к идеализированной истории ультраправой ОУН, чьи идейные наследники контролируют сейчас этот регион. 

Но так ли незыблемо это политическое господство правых, которые небезосновательно считают Западную Украину своей электоральной базой – и, похоже, убеждены в том, что она пребудет таковой во веки веков? Действительно, националистические партии, во главе со «Свободой», монопольно доминируют в областном и муниципальном советах, – что, в целом, отображает срез сформировавшихся здесь общественных настроений. Хотя, как показывает история, срок жизни «тысячелетних рейхов» часто оказывается куда более коротким, чем рассчитывают на пике своего могущества их творцы. И вполне возможно, что в «глубоком тылу» у партии Тягнибока уже зарождаются силы, которые в свое время разрушат стереотипный образ «бандеровской Галичины».

Мы пришли к памятнику Юрию Великановичу вместе с представителями нового поколения львовских антифашистов. За несколько дней до этого здешние правые напали на девушек, которые расклеивали в трамваях «антисвободовские» наклейки Объединения «Боротьба». Нацисты угрожали им ножом, таскали их за волосы, били – и даже ударили случайного пассажира, который попытался за них вступиться. Антифашистские наклейки вызвали крайнее раздражение местных правых групп – об этом с негодованием и угрозами писали в своих сообществах местные нацистские хулиганы футбольного клуба «Карпаты», а местные «свободовцы» многозначительно намекали на то, что стикеры якобы клеили специально приехавшие в «бандеровский» Львов «чужаки».

Увы, но, к сожалению для нацистов, за этой акцией стояли их земляки – молодые люди, которые выросли в «патриотическом» Львове, но сформировали свои взгляды вопреки господствующей здесь пропаганде. Новое поколение западноукраинских антифашистов никак не связано с Компартией Симоненко или какими-либо «пророссийскими» организациями, которые ранее подменяли собой левое движение Западной Украины – так что его невозможно представить в качестве пресловутой «пятой колонны Москвы». Основу этого движения, составляют львовские старшеклассники или учащиеся профтехучилищ. По их словам, большинство львовских антифашистов пришли в него либо субкультурной околомузыкальной среды, а некоторые перешли из правых групп, изменив свои политические убеждения.

– Я раньше слушал рэп, а вот он, например, был правым, – рассказывал нам один из самых активных львовских антифашистов, показывая на своего друга. – Многим из тех, кто слушал панк, и другую музыку приходилось отбиваться от нападений нацистов. А потом мы стали прислушиваться к словам этой музыки, стали что-то читать, и серьезно этим интересоваться. Поняли, что нужно бороться против расовых предрассудков, участвовать в борьбе за права рабочих.

– Открыто провести антифашистскую акцию нельзя – ее сразу разгонят. Можно сказать, что мы в подполье. Милиция обычно не трогает нацистов, ведь их все равно придется отпустить по звонку какого-то депутата – а вот на антифа они «отрываются». Но все равно, за последний год нас стало больше, – говорил другой местный активист.    

Да, Львов, это город, где регулярно проходят многотысячные факельные шествия правых, организованные местными чиновниками из «Свободы» – которые закрывают выставки «непатриотичных» художников, и бегают по детсадам, требуя от малышей «правильно» называть свои имена по-украински. Но даже сторонние наблюдатели уже могут ощутить здесь присутствие людей, взгляды которых противоречат официозному мейнстриму. Гуляя по центру города, нельзя не увидеть зачеркнутую нацистскую символику, левые наклейки и антикапиталистические трафареты группы «Діти змін». Представители левого андеграунда все чаще заявляют о себе таким образом, и вынужденная непубличность их деятельности отнюдь не сводит на нет ее публичный эффект.

Конечно, власти пока что не видят угрозы в этом новом поколении молодежи, которая отказывается шагать в ногу с участниками правых маршей, и не боится дать им отпор на улице. Однако, не стоит недооценивать значение их работы. Антифашистские граффити и наклейки на улицах Львова бросают вызов тотальной гегемонии правых, мобилизуя и мотивируя противников «Свободы» – которых не так уж и мало среди местных студентов, интеллигенции и обыкновенных, задавленных жизнью обывателей. Эти люди видят, что рядом находятся их единомышленники – и однажды они могут вместе выступить против нацистского произвола.

Пока что до этого далеко. Местные политические элиты более двух десятилетий успешно мобилизуют электорат с помощью дежурных призывов к борьбе против «преступной власти» – хотя, по сути, они сами представляют все эти годы здешнюю власть. Машина патриотической пропаганды, которая задействует механизмы власти, школы, церкви и СМИ, все еще справляется со своей задачей, перенаправляя социальное недовольство в сторону «врагов нации и державы», и объединяя обманутых людей вокруг цинично использующих их фюреров.

Но социальный кризис усугубляется в этом регионе точно так же, как и во всей остальной Украине. Низкие зарплаты львовян не успевают за непрерывным ростом цен, а коммерциализация и коррупция в сфере высшего образования и медицины делают их недоступными для все большего числа местных жителей. Растет скрытая безработица, и множество украинцев из деиндустриализованной Галичины вынуждены содержать свои семьи за счет сезонных или постоянных заработков во враждебном к мигрантам Евросоюзе. В историческом центре Львова торгуют секонд-хэндом – разложив его прямо на постаменте памятника князю Даниилу Галицкому, на фоне красно-черной афиши какого-то пафосного сборища в честь очередного патриотического юбилея. Ремонтные работы по случаю Евро-2012 несколько благоустроили исторические кварталы – но в каком-то десятке метров от Оперного театра – визитной карточки Львова – по средневековому подпирают палками балкон, чтобы он не рухнул на давно разбитый асфальт неремонтированной дороги. А львовская власть должна работникам местных коммунальных предприятий около трехсот тысяч гривень – хотя у нее всегда есть деньги на шароварную показуху.

Правые политики активно используют риторику социального популизма. Однако, не секрет, что две трети «свободовских» депутатов львовского городского совета представляют местный бизнес – и им нет большого дела до проблем малоимущих горожан. Партия Тягнибока, которая давно вошла в местную власть – а теперь вдобавок является одним из основных субъектов всеукраинской политики, – несет прямую ответственность за бедственное положение своих западноукраинских избирателей – ничуть не в меньшей степени, чем Янукович или Азаров.

Придет день, и этот очевидный факт отразится в массовом сознании разочарованием в нынешних кумирах львовян. И если новое антифашистское движение не упустит этот момент, сотрудничая с местными профсоюзами, занимаясь политической организацией и активно участвуя в низовых социальных протестах, тогда у него появится шанс выйти из подполья. Ведь мемориальный знак на львовской Ратуше напоминает о том, что именно здесь, во Львове, еще в 1890 году прошла одна из первых рабочих демонстраций в истории Украины – знаковое событие, о котором тоже не сообщают в наших учебниках.

Я повторюсь – до этого еще далеко. Но местные антифашисты уже установили контакты с работниками уцелевших предприятий Львова. А это необходимое условие для успешной борьбы против демонов угнетения и реакции, с которыми когда-то сражались на испанской реке Эбро Юрий Великанович и множество других галичан.

Андрей Манчук

Фото автора

Читайте по теме:

Андрій Бондаренко. Актуалізація лівого руху в Галичині можлива

Ерскин Колдуелл. Хліб в Ужку

Андрей МанчукРеальная угроза

Станіслав Сілантьєв. Цензура нікуди не зникала

Ричард СеймурСопротивление  фашизму:  между «рано» и «поздно»

Марианн МэкельберНастоящая борьба только начинается

Ґжеґож Россолінські-ЛібеСуспільство не бачить проблеми у неофашистських рухах

Андрій Манчук. Пісні карпатської герільї


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал