«Четвертая волна» украинской миграции«Четвертая волна» украинской миграции«Четвертая волна» украинской миграции
Пряма мова

«Четвертая волна» украинской миграции

Георгій Ерман
«Четвертая волна» украинской миграции
В оттоке населения из Украины заинтересовано как украинское государство, так и «принимающие» наших трудовых мигрантов страны

01.02.2013

От редакции: проблема трудовой миграции, затронувшей жизни и судьбы миллионов украинцев, вскрывает все социальные противоречия постсоветского общества. Валерий Рябенко, исполнительный директор международной общественной организации «Четверта хвиля», которая объединяет «заробитчан», покинувших Украину с начала девяностых годов, в цифрах и фактах рассказывает LIVA.com.ua о причинах и последствиях массового исхода трудоспособного населения Украины.

 

Скажите, как начиналась «четвертая волна» миграции из Украины?

– После провозглашения независимости украинцы получили возможность выезжать за границу. Первые месяцы многие еще надеялись, что одна из самых богатых республик СССР сможет стать процветающим государством. Ведь чем была Украина для СССР? Она была во многих отношениях системообразующей республикой и давала для союзного государства не только незаменимый человеческий капитал, но и играла ведущую роль в экономике страны, уступая пальму первенства лишь России.

По многим видам промышленной и сельскохозяйственной продукции доля Украины составляла не меньше 50% всего производимого в СССР. Такими показатели были, например, по сельскохозяйственной продукции, прежде сего, по молочным продуктам, другим продуктам животноводства, хлебу, производству электроэнергии, машиностроению. Наша металлургическая отрасль вообще давала более 70%  металлопродукции союза. Фактически, это была житница и кузница огромного государства.

Добавьте к этому прекрасные природно-климатические особенности, самые большие в мире запасы черноземов, наличие двух морей, живописность ландшафтов и привлекательные рекреационные зоны, миллионы квалифицированных высокообразованных работников самых разных сфер и отраслей.

Вот почему, когда началась перестройка и последовавший за ней распад Советского Союза, большинство населения Украины было глубоко убеждено, что наличные богатства и трудолюбие достаточно быстро обеспечат новому самостоятельному государству достаток, высокий уровень жизни и процветание.

Однако очень быстро эти надежды разрушились. В результате приватизации народных богатств, целенаправленного банкротства тысяч предприятий и уничтожения колхозных хозяйств масса семей оказалась в ситуации, когда выжить было невозможно. Материальное положение сотен тысяч и даже миллионов семей стало настолько катастрофическим, что перед ними стал вопрос: быть или не быть», «или жить впроголодь, прозябать, не иметь надежды на будущее, или где-то зарабатывать, зарабатывать вне пределов Украины, за рубежом?».

Так, с начала 90-х годов ХХ столетия началась новая, четвертая волна трудовой миграции украинского населения за рубеж.

«Четвертая волна» – название достаточно условное и спорное с теоретической точки зрения. К сожалению, миграционных исходов украинского населения было значительно больше. Но название «четвертая волна», подразумевающее именно нынешние миграционные и эмиграционные потоки из Украины, уже прочно прижилось в народном обиходе и получило достаточно широкое распространение в интеллектуальных и политических кругах.

Нынешняя миграционная волна является четвертой, если считать, примерно, со времен существования и краха Австро-Венгерской империи, в составе которой находилась часть Западной Украины, а также Российской империи, контролировавшей остальную часть Украины.

Первая волна украинской трудовой миграции относится к концу ХІХ-началу ХХ века. Именно в этот период с территории Западной Украины состоялся массовый исход трудовых мигрантов, главным образом на территорию Канады, а с земель Киевской, Харьковской и некоторых других губерний России – на далекие земли Кубани, Поволжья, Казахстана, Сибири, Дальнего востока. Это были первые наши трудовые мигранты. Потом была вторая волна политической миграции после революции 1917 года, третья – во времена второй мировой войны.

Первая волна была обусловлена чисто экономическими причинами, вторая и третья имели ярко выраженный политический характер (многие мигрировали в это время, спасаясь от разрухи и войн), нынешняя – четвертая – волна опять имеет сугубо экономический характер. Однако, в отличие от предыдущих волн, ее объемы носят катастрофический характер. Ведь лишь по официальным данным насчитывается от 1,5 до 2,5 млн. трудовых мигрантов из Украины. 

А по неофициальным данным?

– На самом деле за рубежом сейчас работают не менее 8 миллионов наших сограждан.

По оценкам Всемирного банка, в мире насчитывается 6,5 млн. украинских мигрантов. Однако ООН в 2010 году задекларировала  наличие 8 млн. наших сограждан, которые выехали за границу на заработки. По нашим оценкам, это наиболее точное официальное определение количества украинцев, находящихся на зарубежных заработках, которое в пиковый сезон (начало мая-конец октября) увеличивается до 10-12 млн. украинцев.

Со стороны представителей различных государственных и прогосударственных органов и институций можно услышать, что это придуманная и слишком нереальная цифра. Однако, простые расчеты, опирающиеся на официальные данные, полностью ее подтверждают.

Судите сами. По методике оценки трудовых ресурсов Международной организации труда, в Украине насчитывается 22,5 млн. трудоспособного населения. С другой стороны, согласно официальным данным Государственной налоговой службы Украины, лишь 12, 5 млн. платят налоги. Но 10 миллионов налоги не платят. Возникает закономерный вопрос: где они, эти 10 миллионов? Представители госорганов и официальной науки утверждают, что это – самозанятое население и люди, работающие в теневом секторе.  Но 10 миллионов не могут жить только с огородов или пребывать в абсолютной тени. Многие думают о пенсии, и все-таки платят хоть какие-то налоги, входя в число 12, 5 млн. упомянутых налогоплательщиков.

Куда же исчезли еще 10 миллионов населения трудоспособного возраста? Только в Российской Федерации, по оценкам независимых российских экспертов, насчитывается до 5 миллионов украинских «заробітчан». Такое большое количество наших работников в России обусловлено отсутствием языкового барьера, большей схожестью менталитета, которая зиждется на старом советском багаже, другими экономическими, политическими и социокультурными причинами. Проще говоря, в Россию ехать не так страшно, как в Европу или за океан. Однако и в Европе работают не меньше современных украинских гастарбайтеров. Только в течение одного месяца границу Украины с Польшей пересекают до 3 млн. наших граждан. Тут, в Европе доминирует маятниковая трудовая миграция. Но благодаря такому явлению, по некоторым оценкам, в Польше постоянно находятся не менее 1 млн. украинских трудовых мигрантов. Большой популярностью пользуется также Италия. Еще в 2004 году здесь находилось более 1 млн. наших трудящихся. Сейчас это число составляет не менее 1,5-2 млн. В Испании находится не менее 700 тыс. трудовых мигрантов с Украины, а в маленькой Португалии – 500-600 тыс. Одним словом, Европа впитала и эксплуатирует не менее 3-х млн. граждан Украины. Еще 1,5-2 млн. нашли заработок и трудятся в других частях и странах мира – на Ближнем Востоке (тут особенно популярен Израиль), Африке (Египет, страны Западной, Юго-Западной и Южной Африки), Северной Америке (Канада и США),  Южной Америке (Бразилия, Аргентина), Юго-Восточной Азии (Южная Корея, Филлипины, Япония), Австралии и даже в Новой Зеландии.

Как правило, на заработки в Россию и Турцию едут преимущественно жители Восточной, Северной и Южной Украины, в Европу, Северную Америку и другие страны мира – преимущественно жители Западной и Центральной Украины.   

Украинские трудовые мигранты – специфическая категория людей. Это – не диаспора, как часто ошибочно считают. Это – граждане Украины, судьбой которых никто не интересуется. Руководители государственных органов власти, призванных заниматься проблемами зарубежной трудовой миграции и гражданами Украины, пребывающими за рубежом, чаще всего говорят, что особых проблем тут нет, поскольку эти люди – граждане Украины и автоматически защищены нашей Конституцией. Но жизнь демонстрирует тысячи и миллионы случаев попрания человеческих, гражданских, социальных, профессиональных прав этих людей и внутри страны, и за рубежом. Наши соотечественники там фактически беззащитны. Конституция декларирует такую защиту – но государство не хочет ее оказывать и не имеет соответствующих механизмов, в первую очередь юридических. Таким образом, огромное количество наших трудовых мигрантов за рубежом очень уязвимы и беззащитны.

– Какова предыстория создания вашей организации?

– Первоначально «четвертая волна» украинской трудовой миграции представляла собой хаотичное, стихийное движение. С начала 90-х годов и, примерно, до 2002-2003 годов наши граждане за рубежом действовали исключительно по принципу «каждый сам за себя». Но суровая действительность заграничных заработков, а особенно яркие примеры единения, взаимопомощи и совместной защиты своих интересов трудовыми мигрантами из других стран, а также, соответствующая политика правительств стран пребывания привели к изменению настроений и взглядов наших соотечественников.

К 2003 году за рубежом было создано достаточно большое количество общественных организаций украинских заробитчан. 2005 год ушел на поиски ресурсов для проведения всемирного съезда представителей этих организаций. В конце концов, после двух с половиной лет подготовительной работы, накануне IV Всемирного Форума украинцев, 19 августа 2006 года, в Киеве, состоялся І Всемирный съезд Международной общественной организации украинцев «Четвертая Волна».

Основной задачей организации является защита интересов наших граждан, которые находятся за рубежом, а также членов их семей, которые остаются в Украине. Эти задачи обширней, чем защита одних только заробитчан. Защита необходима и нашим студентам, и тем, кто выехал в Европу в служебную командировку, на лечение или просто по туристической путевке. Наше государство слабо занимается этой проблемой.

– Каковы основные причины трудовой миграции из Украины?

– Первая и главная причина причина уже была названа – это разрушение реального сектора экономики, сворачивание промышленного производства, уничтожение большого количества рабочих мест, огромная безработица.

Вторая причина – постсоветская бедность, а также невозможность получать в Украине адекватную зарплату – даже если ты не безработный и работаешь с утра до ночи. В советские времена доля зарплаты в ВВП составляла 18-28%. – причем, существовала огромная система льгот, бесплатное образование, медицина и отдых, государство много тратило на социальное обеспечение и бесплатные квартиры. Несмотря на злоупотребления и блат в этой сфере, гарантии все таки были. Сейчас доля зарплаты в ВВП – только 8 %, в то время как за рубежом доля фонда зарплаты не менее 55-65%, а в сфере IT – до 80%.

Отсюда третья причина – фактическое уничтожение советской системы социальной защиты, социального обеспечения. По сути, это лишило сотни тысяч семей уверенности в завтрашнем дне. Украинские граждане столкнулись не только с проблемой обеспечения нормального питания, приобретения одежды, оплаты жилищно-коммунальных платежей, но и с огромными проблемами накопления денег на обучение детей, свадьбу, приобретение квартиры или строительство дома, автомобиля, бытовой техники. Раньше, в советские времена, за обучение, лечение не надо было платить. В новых условиях все это и многое другое стало платным, но размеры зарплаты часто делают эти услуги недоступными для людей. Все это погнало сотни тысяч и миллионы людей на заработки за рубеж.  

Беда в том, что ни первая, ни вторая, ни третья причины оттока трудовой силы за рубеж до сих пор не решены. Более того, они углубляются – и, можно сказать, усугубляются.

Например, принятие нового Трудового кодекса однозначно усилит желание многих и многих, кто все-таки пытался как-то зарабатывать внутри страны и не выезжать, покинуть Украину. Проект этого кодекса абсолютно не учитывает интересов наемных работников и обслуживает ненасытные аппетиты работодателей. Законопроект буквально отбрасывает страну в XVIII век. Так, Трудовой кодекс предусматривает введение 12-часового рабочего дня, 48-часовой рабочей недели – а это значит, что суббота уже не будет выходным днем. В пользу работодателя также будет решаться проблема вынужденного простоя в течение рабочего дня. Например, если в течении рабочего дня на стройплощадку по каким-то причинам не привезли цемент – но за 5 минут до конца рабочего дня его привезли, то, согласно новому Трудовому кодексу, работодатель имеет законное право оставить рабочих на рабочем месте и удерживать их на рабочем месте до тех пор, пока они не выполнят ту работу, которую они должны были сделать во время простоя. Видеонаблюдение за работающими сейчас запрещено – но теперь будет узаконено, и есть очень много опасений, что во многих случаях оно может быть использовано для шантажа работающих. Сейчас все еще нельзя уволить несовершеннолетнего без решения-разрешения опекунского совета. Однако, согласно кодексу сейчас это можно будет сделать без каких-либо условий, по первому желанию работодателя.

Эти и многие другие «новации», которые несет в себе новый Трудовой кодекс, спровоцируют еще большую волну оттока трудоспособного населения с Украины. В самом деле – если здесь маленькая зарплата, нет никаких социальных гарантий и никакой уверенности в завтрашнем дне, а плюс ко всему этому – еще и драконовское антисоциальное трудовое законодательство вводится – то стоит ли оставаться в этой стране?

Такой исход уже спровоцировало введение нового Налогового кодекса в 2010 году. Тогда, лишь в течение декабря 2010 года, закрылись 400 тысяч мелких предприятий. На каждом из них работали от двух до пяти работников. Таким образом, без работы остались приблизительно 1,5 млн. трудоспособных людей. Где они нашли новый заработок? К чему приложили свои силы? Куда обратили свои взоры? Многие – примерно 42%, или 630 тыс. – уехали за рубеж. А сколько из тех, кто еще остались, готовы уехать сейчас? Социологические исследования показывают, что те же 40-42% трудоспособных людей зрелого возраста и  82% молодежи готовы покинуть страну. Это страшные цифры.

– Продвигается ли процесс легализации трудовых мигрантов из Украины? Каким статусом они обладают?

 – В основном они пребывают на нелегальном положении. Некоторые из тех, кто уехал еще в 1992 году, не могут даже сюда вернуться, боясь потерять то, что имеют. В большинстве случаев и по разным причинам они не хотят легализоваться. Например, недавно в Италии объявили месячник легализации – однако, он не дал серьезных результатов. Ведь за процедуру легализации наш трудовой мигрант должен заплатить 1000 евро. По сути, это его среднемесячный заработок.

Кроме того, легализация обостряет отношения с итальянским работодателем, поскольку последний оказывается в роли нарушителя итальянского законодательства – человека или фирмы, которые использовали нелегальную рабочую силу и уклонялись от уплаты налогов с ее зарплаты. 

– Происходит ли воссоединение детей с родителями, работающими за границей?

– Происходит – но с трудом. Правда, этот процесс не однозначный, противоречивый – лучше бы детей ввозили в Украину, а не вывозили из нее.  Например, на момент президентских выборов 2004 года, только в Португалию украинцы вывезли 15 тысяч детей. Эти дети оттуда уже не вернутся.

Однако, с другой стороны, дети, оставшиеся без родителей, уехавших в трудовую миграцию – это огромная проблема. Мы проводили фокус-группы для Министерства образования, встречаясь с учителями – они рассказывали кошмарные вещи. В каждом селе половина детей живет без родителей, часть из них даже не находится на попечении бабушек и дедушек, живут сами по себе. Такая ситуация породила в Украине колоссальную проблему – социальное сиротство. Суть этого невиданного ранее явления – фактическое сиротство детей, родители которых как будто бы и не бросили, но вместе с тем вынужденно бросили по факту, поскольку годами пребывают за рубежом, не занимаясь их воспитанием. Случается, что таких детей балуют деньгами из-за границы, и они покупают здесь, что хотят – включая наркотики или неограниченное количество алкоголя.

– Какой вклад в экономику страны вносят трудовые мигранты?

– По нашим данным, каждый заробитчанин в среднем ежемесячно пересылает 200-300 евро на текущие затраты семьи – питание, коммунальные платежи, оплату детского садика, школьные и вузовские поборы. Если умножить эту цифру на указанное выше количество заробитчан, мы получим приблизительную сумму, которую они инвестируют в страну в течение года –  19,5 млрд. дол. Согласно данным Украинского аналитического центра, только в течение первого полугодия 2012 года по официальным банковским каналам от украинских гастарбайтеров поступило 3,412 млрд. долларов. Есть все основания полагать, что годовая сумма официальных денежных переводов составит около 7 млрд. долларов. 

Но кроме указанных текущих переводов, украинские трудовые мигранты осуществляют длительные накопления для покупки квартиры, строительства дома, женитьбы или обучения детей, покупки автомобиля. Это тысячи и десятки тысяч долларов в каждом отдельном случае, которые переправляются в Украину и тратятся в Украине. Это – дополнительные десятки миллиардов долларов в год, о которых часто забывают и власть имущие, и эксперты, и общественность.

Все указанные поступления являются безвозвратными и беспроцентными инвестициями в украинскую экономику. И если она до сих пор еще не рухнула, то это обеспечено именно наличием этих инвестиций. Если сравнить их с прямыми иностранными бизнесинвестициями в украинскую экономику, то сравнение будет явно не в пользу последних. Так, по данным того же  украинского аналитического центра, прямые зарубежные инвестиции в течение первого полугодия 2012 года составили всего-навсего 2,759 млрд. долларов.

Напрашивается только один вывод – украинские трудовые мигранты сегодня являются одним из главных инвесторов украинской экономики. 

– В чем состоит деятельность фирм, по трудоустройству трудовых мигрантов за границей? Какие нарушения с их стороны можно отметить?

– У нас более 450 фирм, занимающихся трудоустройством за границей. Как правило, они предлагают стандартный набор услуг: поиск и предложение рабочего места за рубежом, обеспечение контакта ищущего работу клиента с потенциальным зарубежным работодателем, оформление необходимых документов (в том числе и договора найма), переезд в страну пребывания и работы.

В набор услуг также входит и гарантирование разрешения трудовых споров, защита нашего гражданина в случае нарушения условий договора, составленного при помощи фирмы по трудоустройству. Эту функцию фирм по трудоустройству за рубежом, к сожалению, рекламируют не только сами фирмы, но и государственные чиновники, представители некоторых профсоюзов и общественных организаций. От них часто можно слышать настоятельные призывы трудоустраиваться за рубежом с помощью этих фирм. Однако такие призывы – очень опасная ложь, которая во многих случаях обусловлена недостаточной информированностью представителей власти и общественности.

К сожалению, мало кто знает, что в действительности юрисдикция наших фирм по трудоустройству за рубежом заканчивается на границах Украины. Они не могут защитить за рубежом ни одного нашего гражданина – поскольку украинский парламент до сих пор не ратифицировал ни одной конвенции Международной организации труда и ООН по защите прав трудовых мигрантов и членов их семей, в том числе и конвенцию о фирмах и организациях, занимающихся трудоустройством  за рубежом.

– Защищает ли система международного права трудовых мигрантов?

– Да. Мировое сообщество разработало достаточно объемный и системный корпус международных законодательных и регулирующих документов, защищающих интересы и права, здоровье и жизнь не только самих трудовых мигрантов, но и членов их семей.

Есть три основополагающие конвенции – «Конвенция МОТ о рабочих-мигрантах», принятая еще в 1947 году, «Конвенция о злоупотреблениях в области миграции и обеспечении работникам-мигрантам равенства возможностей и обращения», а также «Международная Конвенция ООН о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей». Они давно приняты международным сообществом – однако, как уже отмечалось, до сих пор не ратифицированы Верховной Радой.

Но кроме необходимости ратификации этих и других международных конвенций существуют также проблемы, связанные с внутренним законодательством. Украина, которая дает 10-12% от общемирового потока трудовых мигрантов, до сих пор не имеет закона о зарубежной трудовой миграции своих граждан. Хотя, справедливости ради надо сказать, что сейчас такой закон готовится. В его подготовке принимает участие Общественный совет при Министерстве социальной политики Украины, в состав которого входят и два представителя нашей организации.

– Как отражается на миграционных процессах экономический кризис?

– Экономический кризис несколько остудил желания выезжать за рубеж на заработки. Вполне закономерно, что в связи с кризисом за рубежом – и, особенно в Европе ,– уменьшились возможности зарабатывать. Кроме того, многие страны стараются уменьшить приток иностранных трудовых мигрантов. Приветствуются лишь туристические и гостевые поездки, студенческий обмен, а также обмен преподавателями высшей школы и учеными. В рамках этих программ выехать в Европу еще можно (хотя и с трудом) – но устроиться на работу теперь еще сложнее, чем раньше. Два последних года Европа фактически закрыта для трудовых мигрантов. Кто хочет зарабатывать – едут нелегально, или переходят на сезонные поездки. Там все равно больше гарантий, что заплатят – чем в нашей стране.

– Какова структура миграции высокообразованного населения, научных кадров из Украины?

– С самого начала трудового миграционного потока пределы Украины покидало большое количество людей с высшим и средним специальным образованием: инженеры, агрономы, учителя, врачи, медсестры, ученые, преподаватели вузов, а также высококвалифицированные рабочие.

Например, за границу почти в полном составе эмигрировали Институт математики и Институт коллоидной химии, многих других институтов Украинской Академии Наук. Американцы забрали к себе почти в полном составе три выпуска факультета кибернетики КПИ.

Однако, не всем нашим людям выпала удача работать по специальности. Многие, как правило, работают на непрестижных, низкооплачиваемых работах – уборщиками, строителями, разнорабочими, нянями, ухаживают за стариками.  Дошло до того, что однажды в Чехии здания парламента этой страны ремонтировали украинские ремонтно-строительные бригады, почти полностью укомплектованные кандидатами и докторами наук – в основном из Харькова. Луганска, Донецка.     

– Какие взаимоотношения сложились между старой диаспорой и новой волной миграции?

– Покойный Мыкола Плавьюк говорил мне, что «четвертая волна» миграции из Украины уже примерно в десять раз превышает количество диаспоры, и постепенно будет превращаться в новую диаспору. Между старой и новой диаспорой достаточно непростые отношения. Где-то они лучше, где-то хуже, но, в общем – не однозначные и противоречивые. В целом они напоминают прежние отношения между второй и третьей волнами украинской эмиграции  во второй половине 40-х и 50-х годах ХХ века. И тогда, и сейчас отношения между разными волнами характеризовались определенным невосприятием новых переселенцев старыми, попытками вовлечь их в свои стареющие организации, как новую кровь, но оставить на вторых ролях, не допустить до руководства, тем или иным образом пресечь излишнюю инициативность новичков, не дать возможности работать по своему разумению.

Сейчас, спустя два десятилетия после появления за рубежом новой, четвертой волны украинской эмиграции, отношения между «старичками» и «новичками» несколько выровнялись – хотя и сейчас представители старой диаспоры и ее организаций стараются подчинить новую волну своему влиянию. Все организации, созданные мигрантами новой волны, но не желающие входить в состав организационных структур старой диаспоры, игнорируются.    

– Насколько острой является проблема ассимиляции трудовых мигрантов?

– Преимущество украинцев в том, что они достаточно легко усваивают иностранные языки, образ жизни и культурные ценности стран пребывания. То есть, легко ассимилируются. Благодаря такой склонности, а также в связи с тем, что в обозримом будущем в Украине не будут созданы надлежащие условия для прекращения оттока рабочей силы за рубеж, не будут созданы экономические и социальные предпосылки для возвращения на родину, большинство наших граждан так и останутся в других странах. В принципе, 95% людей, выехавших на заработки за рубеж, навсегда потеряны для Украины. В конечном итоге, домой вернутся, в лучшем случае, не более 5%.

Это – трагичная ситуация, которую хотелось бы изменить. Но, к сожалению, у нас больше тех, кто заинтересован в том, чтобы люди выезжали, чем тех, кто хочет обратного.

– А кто заинтересован в таком оттоке населения в Украине?

– В этом, прежде всего, заинтересовано государство – все, кто перебывал и пребывает у государственного руля.

Почему? Да потому, что каждый выезжающий за рубеж гражданин снимает «социальную напряженность» – то есть, снимает у власть имущих головную боль относительно того, что с ним делать, как выполнить по отношению к нему государственные обязанности, предписанные Конституцией. «Нет человека – нет проблемы».

Представляете, что было бы, если бы 6-10 млн. трудоспособных людей, жаждущих заработка, не имели бы возможности выехать за рубеж? Кто такие эти 6-10 миллионов с точки зрения украинской экономики? Ответ очень прост. Это – безработные. Если вам кто-то скажет, что это не так, что эти люди работают – но работают за рубежом, осадите его и объясните следующее. Да они работают, но в системе экономики другой страны. А по отношению к своей отечественной экономике они – безработные, ибо работая за рубежом, остаются гражданами Украины. Иначе говоря, реальная безработица в Украине составляет не 450 тыс. официально зарегистрированных людей. В Украине реально не менее 6-10 млн. безработных.

Представьте теперь, какой пороховой бочкой была бы страна, в которой уничтожена практически вся промышленность, в которой, с принятием Налогового кодекса, уничтожены все условия для самозанятости, развития малого и среднего бизнеса и в которой насчитывается 6-10 млн. безработных, которым государству в принципе нечего предложить? Социальная напряженность в такой стране просто бы зашкаливала.

Вот почему украинское государство в нынешнем его виде молчаливо делает все возможное, чтобы люди уезжали на заработки за рубеж.

Впрочем, несмотря на все оговорки, несмотря на видимость сопротивления и выставленные рогатки, в нынешней трудовой миграции с Украины заинтересованы и страны-реципиенты, страны пребывания наших трудовых мигрантов. Ведь, например, одна только проститутка с Украины или России в Турции дает для турецкого государства в 8 раз больше прибыли, чем получает ее сутенер.

Таким образом, в оттоке населения из Украины заинтересовано как украинское государство, так и «принимающие» наших трудовых мигрантов страны.

– Как можно установить справедливое пенсионное обеспечение для украинских заробитчан?

– Прежде всего, путем заключения специальных двусторонних соглашений между Украиной и каждой из стран пребывания наших трудовых мигрантов.

– Вы посмотрели фильм Кена Лоуча «Это свободный мир». Каковы ваши общие впечатления? Отец главной героини говорит, что единственный выход для трудовых мигрантов-нелегалов, чтобы не терпеть лишения за границей – это возвращаться на родину и менять ее.

– Фильм мне понравился. Он очень реалистичен и очень актуален. Его надо было бы показывать как можно чаще – и, желательно, по телевидению как фильм-предупреждение для тех, кто испытывает иллюзии по поводу заработков за рубежом.

Я полностью согласен со словами отца главной героини фильма. Менять надо свою родину, делать ее комфортной, процветающей – а не искать лучшей жизни на чужбине. Фильм Кена Лоуча наглядно раскрывает содержание иронической поговорки: «хорошо там, где нас нет».

– Что и как нужно изменить в Украине, чтобы прекратить поток трудовой миграции?

– Нужно уничтожить нынешний соцально-экономический уклад, возродить и реформировать экономику, сделав ведущим ее реальный сектор, увеличить долю зарплаты в стоимости конечного продукта, работы или услуги – до 60-75%. Но главное, необходимо превратить Украину в действительно социальное государство.

Беседовал Георгий Эрман

Читайте по теме:

Илья Матвеев. Прописка и капитализм

Андрей МанчукБараки «Олимпийского»

Артем КирпиченокВечный гастарбайтер

Дмитрий КолесникГрани заробитчанства

Михаил РезникДень Гнева

Іван ФранкоЕмігранти

Андрей МанчукНечего терять. Протесты «евростроителей» 

Дмитрий КолесникStrawberry fields для «Middle class»


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал