Прописка и капитализмПрописка и капитализм
Прописка и капитализм

Прописка и капитализм


Ілля Матвєєв
Нам необходима марксистская и критическая география, радикальная урбанистика — это ключевое требование в политическом анализе текущей ситуации

22.01.2013

На мой взгляд, ужесточение правил прописки — самый авторитарный закон из всех, принятых в рамках новой консервативной волны. В сочетании с искусственно замороженным рынком жилья это дает такую степень контроля, по сравнению с которой любое «идеологическое» наступление, по типу ряженых казаков — так, расходящийся круг на поверхности воды.

Как известно, капитализм постоянно воспроизводит собственные противоречия. Динамизм капиталистической экономики приводит к географической мобильности населения, его концентрации в зонах промышленного производства, растущих отраслей экономики. Эта концентрация, в свою очередь, провоцирует объединение работников и создание институтов контрвласти — профсоюзов, community-организаций, рабочих партий. Эта история повторялась везде — в Америке в период миграции в Детройт в первой половине XX века, в Италии в период послевоенной миграции из аграрного Юга в промышленный Север и т.д. Капитализму нужна концентрация рабочей силы, но она же вызывает сопротивление капитализму.

В России сейчас тоже капитализм — но особенный. Это не динамичный капитализм периода промышленного роста, а паразитический капитализм сырьевой экономики, к тому же, проедающий советское наследие. Поэтому для массовой миграции и роста противоречий, связанных с географией труда, нет особых экономических причин.

И все-таки это капитализм — он допускает инвестиции и требует новых районов концентрации рабочей силы. Российские власти решают эту потенциальную проблему массовым завозом мигрантов из Средней Азии. Дешевые и абсолютно бесправные мигранты — мечта работодателя и чиновника. Мигрантам гораздо труднее объединиться в профсоюзы и тем более в партии. Наконец, они попросту граждане другой страны и их интересы лежат не в России.

Именно поэтому ужесточение прописки было совмещено с упрощением миграции. Смысл в том, чтобы работодателю было проще выписать 500 азиатов через агентство занятости (обманув их с зарплатой и условиями труда), поселить их в бараках, а потом выгнать — чем нанять 500 русских и столкнуться с организованным сопротивлением. Не потому, что русские лучше, чем азиаты — а потому, что у них больше возможностей и меньше барьеров — лингвистических, правовых, материальных. Это, кстати, уже происходит и превращается в обычную практику —  например, на автозаводах в Ленинградской области, таких как «Йура Корпорейшн», где первичка МПРА была разгромлена, а ее члены уволены. Вместо них наняли мигрантов.

Таким образом, «географическая» политика властей состоит в том, чтобы зафиксировать население на своих местах, максимально затруднив внутреннюю миграцию и компенсировав локальную необходимость в рабочей силе за счет мигрантов из других стран. Властям ВЫГОДНО, чтобы российские города вымирали и сокращались — это не противоречит их экономическим интересам и вполне соответствует политическим.

Добавлю, что миграция часто имеет не только опосредованные, но и прямые политические последствия. Например, как мы знаем из истории Харви Милка, ЛГБТ-движение в США во многом возникло благодаря миграции гомосексуалов в район Castro Street в Сан-Франциско, откуда им было проще обеспечить собственное политическое представительство и организоваться в социальное движение. Российский ответ на это — неподъемые цены на жилье, правовые барьеры, в том числе и главным образом прописка, отсутствие независимого и полномочного местного самоуправления (список можно продолжать). Вот так, просто и незамысловато власти уничтожают потенциал для «политики идентичности». А казаки, полицейские, нацисты и православные бабушки на гей-парадах здесь глубоко вторчины.

Внутренняя миграция создает реальную угрозу для власти. Поэтому отмена прописки, создание системы льготного найма и муниципального жилья, дешевая ипотека — это политические требования, а не просто экономические.

Вопросов сейчас гораздо больше, чем ответов. Как связано текущее географическое управление населением со стороны властей с советской практикой? Как складывается политика в отношении моногородов с учетом того, что их консервация представляет опасость (Пикалево), но и миграция в крупные городские центры также представляет опасность? Как связана географическая «макрополитика» препятствования миграции с «микрополитикой» уничтожения публичных пространств в самих городах? Какое место занимают эти вопросы в контексте местного самоуправления, социальных движений и радикальной политики?

Нам необходима марксистская и критическая география, радикальная урбанистика — это ключевое требование в политическом анализе текущей ситуации.

Илья Матвеев

Читайте по теме:

Андрей МанчукБараки «Олимпийского»

Артем КирпиченокВечный гастарбайтер

Дмитрий КолесникГрани заробитчанства

Михаил Резник. День Гнева

Іван ФранкоЕмігранти

Андрей МанчукНечего терять. Протесты «евростроителей» 

Дмитрий КолесникStrawberry fields для «Middle class»


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал