Автобус, который идет на АТОАвтобус, который идет на АТО
Автобус, который идет на АТО

Автобус, который идет на АТО


Борис Рудь
Люди в форме нагрянули в рабочее общежитие «Киевэнерго», где незаконно, без вручения повесток забрали в военкомат всех, до кого дотянулись

Теги матеріалу: відео, війна, лібералізм, музика, поезії, рудь, срср-ex, україна, фетва
03.06.2015

Давным-давно, в прошлой моей жизни, в Харькове, где еще не убивали за политические предпочтения, разрушение памятников считалось уделом вандалов или психически больных, и друг с другом мирно соседствовали Ленин, казак Харько, Шевченко и Бекетов, посчастливилось мне услышать харьковскую группу Raskardaš Orkestar. Одной из песен их репертуара была песня на идиш о еврейском колхозе в Крыму – «Джанкой».

Ее объявляли как народную, но я засомневался и начал свое «мини-расследование». Оно вывело меня на молодого советского поэта Арона Копштейна. Он цитирует эту песню в своем сборнике «Держава сонця», изданном в 1938 году. Помимо «Джанкоя» мне запомнилось в его книге лирическое стихотворение о трамвае, который идет до Харьковского тракторного завода. В память врезались не слова, а эмоции, которые оно вызвало – тихая радость, которую дает весенний или летний заполненный солнцем вечер.

Увы, сейчас, когда ура-патриоты кричат о необходимости «не забувати українських поетів», я не могу найти сколь-нибудь пристойного оцифрованного сборника стихов Копштейна – поэта с яркой жизнью, который родился в Очакове, учился в Херсоне и Харькове, объездил почти всю Украину, был на Дальнем Востоке, а погиб в Финляндии. И писал на трех языках: русском, украинском и идиш. Впрочем, даже названия стихов Копштейна позволяют предположить, что живи он в наше время, не миновать ему допроса в СБУ. Одна «Вулиця Щорса» чего стоит!

Прошли годы. Часть группы Raskardaš Orkestar активно поддержала «Евромайдан». В Украине стали убивать за убеждения. А мне пришлось уехать подальше от этого «праздника жизни», и сейчас от библиотеки со сборником «Держава сонця» меня отделяют сотни километров. Но, кто знает, может быть в Харькове – городе, который так любил Копштейн – эту книгу еще можно найти. Может быть, именно она лежала и на столе одного местных военкомов, открытая как раз на стихотворении о трамвае до ХТЗ. И тем самым подвигла его на интересное «новшество» – облаву в общественном транспорте. Но трамваи сейчас вымирающий вид, и военком направился в автобус. Прихватив с собой милиционера. Без последнего вряд ли бы удалась эта гениальная в своей простоте «многоходовочка». Милиционер просит документы пассажиров-мужчин на проверку, а стоящий рядом сотрудник военкомата вносит паспортные данные в повестку.

Надо ли говорить, что все это совершенно незаконно? И достаточно базовых знаний закона «О милиции» (ст.11, ч.2), чтобы отказаться давать документы на проверку. Закон о полицаях, – простите, «О полиции», – пока еще не принят. Изготовители веников и их грузинское лобби еще не совсем при делах. Да и вручение повестки без сверки данных с базой военкомата тоже «слегка» нарушает законодательство Украины. Пассажиры харьковского автобуса это знали – и повесточных попрошаек прогнали подобру-поздорову.

Однако, этим все отнюдь не закончилось:

«военные Первой Столицы
Не могут, не будут лениться
Отбился в автобусе слишком легко? 
Но ждет под землею тебя военком».

Да-да, харьковские военкомы настолько суровы, что настигнут вас если не в автобусе, так в метрополитене. Да и на самих харьковских заводах, куда следуют эти автобусы и трамваи, рабочих организованно отлавливают еще с зимы.

Если в Харькове – одной из столиц украинских IT – повестки раздавались рэндомно, то вот в Запорожье и в Киеве власть продемонстрировала классовый подход. Автобус, который вез рабочих «Днепроспецстали» на работу ранним утром тоже проведали гости из военкомата. Они пришли вместе с милицией – как собака из фильма Гайдая. И снова по-хамски общались с потенциальными братьями по оружию. Хотя какое там оружие? Я не верю, что запорожский сотрудник военкомата, полупрезрительным тоном читающий нотации «осчастливленному» повесткой рабочему, видел АТО где-то еще, кроме как по телевизору. Назвал бы запуганного человека «сепаром» тот, кто этих самых «сепаров» видел в деле? Вряд ли.

Столица Украины, город-герой Киев, как это ни странно, тоже отметился в массовой мобилизации. Вообще, украинскую «колыбель «революции» стараются не трогать. В автобусе тут так просто никого не мобилизуешь. Не дай бог нарвешься на журналиста или еще чего хуже – на старшего точильщика карандашей в приемной народного депутата. Скандала тогда не избежать. Я уже не говорю о детях сильных мира сего – конечно, их появление в общественном транспорте, как и повышение соцвыплат, возможно лишь перед выборами. Но чем черт не шутит?

Поэтому люди в форме не решились играть в русскую рулетку, а нагрянули в рабочее общежитие «Киевэнерго», где незаконно, без вручения повесток забрали в военкомат всех, до кого дотянулись. Казалось бы, столица – а значит тысяч лайков и сотен репостов в сети после такого инцидента не избежать. Так бы оно и было, если бы военкомы посетили, скажем, модный этно-чегототам-фест, офисный центр или футбольный матч, где молодых, здоровых ультраправых фанатов и патриотов на целые батальоны можно наловить. Ну а пролетариат, «электрики-алкаши»... Кому они нужны?

Чего не отнять у украинской власти, так это медиа-ориентированности. Работающие на нее специалисты знают, что популярно, что в тренде в соцсетях, а что – нет. «Какие-то там рабочие? Фу! Да это же совок. А разве они еще есть? Зая, что ты это читаешь, поехали на велодень». А в душе у патриота, который пламенно борется против «сепаратистов» в социальных сетях, но не открывает посторонним двери своей квартиры и не принимает звонки с незнакомых номеров, разливается гаденькое и подлое чувство: «хух, слава богу – в этот раз не меня. Ну а плебса для выполнения плана должно хватить».

Интересно, что мобилизация в «Киевэнерго» прошла на фоне слухов о том, что владелец «Киевэнерго» Ринат Ахметов «отмазывает» своих рабочих от такой скорбной участи. Кто знает, может бдительный «Минстець» это подметил и доложил, куда нужно – очень возможно, что этот сыграло не последнюю роль в утреннем визите военных. «Пани чубляться, у холопів чуби тріщать» – заложниками межолигархических разборок стали простые работяги. Те, чьи дети не смогут учиться в Оксфордах-Кембриджах – или «хотя бы» КИМО. Те, кто в лучшем случае увидит Верховную Раду изнутри только на экскурсиях. Те, большинство из которых видело самолет разве что в небе. У их «хозяев» есть свой самолет, чтобы, в случае чего, улететь туда, где не рвутся снаряды. А крестьянину и рабочему останется лишь родная земля да завод, где ни у того, ни у другого не было ни кусочка земли, ни доли собственности на предприятии. Они с самого начала войны были первыми кандидатами на мобилизацию.

And when the sky darkens and the prospect is war 
Who's given a gun and then pushed to the fore 
And expected to die for the land of our birth 
Though we've never owned one lousy handful of earth?


Порошенко и прочие политики-«патриоты» были в чем-то правы в отношении АТО. Война объединила украинских рабочих. И в Харькове, и в Запорожье, и в Ивано-Франковске.

Все они едины в стремлении избежать мобилизации на бессмысленную бойню.

Борис Рудь

Читайте по теме:

Андрей МанчукНе все равны перед смертью

Антон Баштанко«Охота» на заводах

Андрей МанчукБессарабские бунты

Майкл МурЯ не поддерживаю наших солдат

Роман ЛюбарНикто не хотел умирать

Андрей Манчук Плакаты для «киборгов»


2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал