«Милая маленькая войнушка»«Милая маленькая войнушка»«Милая маленькая войнушка»
Історія

«Милая маленькая войнушка»

Біл Бігелоу
«Милая маленькая войнушка»
Гренада была опасна из-за своей про-социалистической революции, происходившей под ритмы реггей и будившей воображение жителей всех островов Карибского моря

30.10.2013

Предисловие переводчика: Тридцать лет назад началась одна война, которая продлилась совсем недолго – всего три дня, на протяжении которых армия одной суверенной страны оказывала сопротивление вторжению армии другого государства. С чего-то всегда надо начинать, и в 1983-м году США решили избавляться от «вьетнамского позора», начав «с малого» с Гренады, которая уж точно не смогла бы стать «вторым Вьетнамом». Вторжение на Гренаду решено было осуществить даже несмотря на протесты ближайшего союзника – Маргарет Тэтчер (поскольку Гренада входит в Британское Содружество), и несмотря на почти единогласное осуждение ООН. «Нельзя было позволить, чтобы призрак Вьетнама вечно витал над страной и препятствовал нам защищать законные интересы национальной безопасности…. Мы не стали ни у кого спрашивать разрешения, а поступили так, как считали нужным» писал впоследствии в мемуарах Рональд Рейган. «Доблестная армия», потеряв два десятка солдат и несколько вертолетов, за трое суток сломила сопротивление крохотной армии Гренады, где служила всего тысяча человек. С тех пор Гренаде на всякий случай вообще запрещено иметь собственную армию.

Зачем нужна была столь непропорциональная демонстрация силы? «Не легче ли (и дешевле) было бы «купить» Гренаду то есть сделать небольшой остров моделью процветающего Карибского государства?» задает логичный вопрос репортер Al-Jazeera America Стивен Кинцер, напоминая не только о «недостойной войне» 1983-го года, но и о том, что в 2007-м году на Гренаде проходил Международный Чемпионат по крикету, и деньги на строительство стадиона (40 миллионов долларов) выделил Китай, который финансирует сейчас строительство многих других объектов инфраструктуры на острове. Насколько бы это ни казалось сейчас нелепым, но после победы над Гренадой, во всех американских военных частях (в том числе, и на тихоокеанских базах) прошли торжественные парады. Такая победа действительно считалась триумфом американского оружия. 8612 военных торжественно получили боевые награды. «Наша армия снова встала с колен» заявил президент Рейган на торжествах по случаю победы над «грозным противником».

В чем же заключалась «угроза» маленького острова в Карибском бассейне? Как сейчас – тридцать лет спустя – подают в американских школах этот «славный» эпизод в истории? Мы предлагаем вашему вниманию статью американского преподавателя и автора ряда книг по педагогике Билла Бигелоу, который побывал на Гренаде до и после американского вторжения.

В наши дни в школах активно стараются бороться с хулиганством. И хотя учителя всячески пытаются воспитать в детях вежливость и культуру поведения, в нашей школьной программе по истории зачастую прославляются (или, по крайней мере, оправдываются) такие действия по отношению к другим народам, которые иначе как «хулиганскими» не назовешь. Причем, в роли обидчика выступали, конечно же, США.

Яркий тому пример – американское вторжение на Гренаду – военная операция, которую администрация Рейгана назвала «Вспышкой ярости». Она началась как раз тридцать лет назад – 25 октября 1983-го года. До этого момента вряд ли можно было бы даже предположить, что Гренада вдруг станет объектом атаки американской военной машины. Основным продуктом, который производила Гренада, была отнюдь не нефть, а мускатные орехи. Весь ее флот состоял из 10 рыболовецких траулеров. Все население Гренады насчитывает 110 тысяч человек – а это меньше, чем в городе Пеория, штат Иллинойс. В 1983-м года на всем острове не было даже ни одного светофора. Так почему же именно Гренада попала под прицел рейгановской администрации?

В 1979-м году социалистическое движение ДЖУЭЛ («Объединённый поход за благосостояние, образование и освобождение») в ходе бескровного переворота свергло коррумпированного и крайне непопулярного в народе диктатора Эрика Гейри, который на протяжении многих лет правил страной при помощи страха и террора. Его тайную полицию «Банду мангустов», в основном снабжал и оказывал помощь поддерживаемый США режим Пиночета. Революционный процесс, или «Рево» (как его обычно сокращенно называли), начатый движением ДЖУЭЛ, пользовался большой популярностью в народе. К 1982-му году, когда я впервые посетил Гренаду, там полным ходом шла кампания по ликвидации безграмотности, строились новые школы, а безработная молодежь в сельской местности объединялась в сельскохозяйственные кооперативы. Гренада с радостью приняла помощь со стороны Кубы: учителей, медиков и строителей, которые начали строительство нового международного аэропорта. За четыре года уровень безработицы сократился с 49% до 14%. По всему острову вместо биллбородов с рекламой сигарет и алкоголя были расставлены рекламные щиты, призывавшие жителей учиться: «Научился – научи другого», «Если знаешь сам – научи, если не знаешь – учись», «Образование – это тоже производство».

«Угроза» со стороны Гренады

Как-то в один жаркий августовский вечер я, вместе с сотнями жителей Гренады, едва протиснулся в школьный актовый зал в столице острова – городе Сент-Джорджес. Там происходило выступление музыкальных и театральных коллективов, съехавшихся на Гренаду почти со всех карибских островов – Доминики, Барбадоса, Сент-Винсента и прочих. И каждый коллектив после своего выступления обращался к аудитории с небольшой речью. Их общий настрой можно, по сути, свести к тому, что всех их поразили те перемены, которые они наблюдают на острове. Участники коллективов, смеясь, кричали о том, что по возвращении на свои острова они обязательно распространят вести о «гренадской Рево». И этот фестиваль культуры, как ничто другое символизировал ту самую «угрозу», которую представляла Гренада. Она была опасна отнюдь не тем, что, якобы, могла бы стать стартовой площадкой для советского вторжения в США, а именно своей про-социалистической революцией, происходившей под ритмы реггей и будившей воображение жителей всех карибских островов. Как говорил Ноам Хомский: Гренада представляла угрозу именно тем, что являлась хорошим примером для других.

Естественно, в США враждебно отреагировали на подобные тенденции в развитии Гренады. В августе 1981-го – за два года до вторжения – американская армия провела военно-морские учения «Ocean Venture 81», в ходе которых разыгрывался весьма смешной сценарий – вторжение войск Гренады на пуэрто-риканский остров Вьекес. Эта операция имела кодовое название «Амбер и амбердинцы». Предполагалось, что некая вымышленная восточно-карибская страна под названием «Амбер» стала «пешкой в руках красных» и «начала экспортировать терроризм в ряд карибских стран». Батальон американских рейнджеров, расквартированный в Форт-Луисе (Вашингтон) был по воздуху переброшен на остров Вьекес. Американские парашютисты, приземлившиеся в горной местности, были поддержаны огнем авиации и высадкой нескольких тысяч морских пехотинцев. Очевидное сходство «амбердинцев» с гренадцами, по сути, было практически неприкрытой угрозой. Президент Рейган заявил, что строительство на Гренаде международного аэропорта являлось уловкой «советско-кубинской милитаризации» Гренады несмотря на то, что финансировали строительство аэропорта такие совсем уж нерадикальные организации, как Торговая Палата Гренады, Ассоциация владельцев отелей Гренады и Федерация работодателей (контракт на строительство аэропорта был заключен с британской фирмой Plassey Airports, а непосредственно работы по строительству осуществляли кубинские рабочие – прим. пер.).

А затем настал октябрь 1983-го года. Руководство движения ДЖУЭЛ внезапно буквально «взорвалось изнутри». Популярный в народе премьер-министр Морис Бишоп был арестован одной из фракций своего же правительства и расстрелян вместе со своими товарищами. Начались массовые демонстрации в поддержку Бишопа, и гренадская армия стала стрелять в толпу демонстрантов. Вскоре было сформировано правительство военных, объявлен 24-часовой комендантский час. Эта внезапная вспышка насилия стала кульминацией сектантских разборок, но причины ее до сих пор неизвестны. Вероятно, здесь сплелись воедино разные факторы: личные амбиции, идеологическая непреклонность, изолированность руководства. И все эти факторы были к тому же усилены нависшей уже тогда над страной угрозой прямой американской интервенции.

И как раз в этот момент США и начали вторжение, послав на крохотный остров 7600 военных – преимущественно из США, хотя некоторые солдаты вторжения были с Ямайки и прочих карибских островов (вооруженные силы Гренады насчитывали около 1000 человек; кроме того на стороне гренадской армии выступили около 800 кубинских строителей – прим. пер.). Равноценные военные силы в случае вторжения в США должны были бы составлять не менее 20 миллионов солдат. Рональд Рейган оправдывал вторжение, утверждая: Гренада «была советско-кубинской колонией и готова была стать военным бастионом для экспорта террора и подрыва демократии. Мы поспели как раз вовремя». Он заявил, что вторжение должно было защитить 800 американских студентов-медиков, пребывавших на острове хотя даже ректор медицинской школы (где они проходили практику) осудил вторжение, заявив, что американская агрессия угрожало жизни этих студентов в большей степени, чем происходившие на острове беспорядки. Генеральная Ассамблея ООН осудила вторжение (108 голосов против 9), охарактеризовав его как «грубое нарушение международных законов».

Однако в наших учебниках истории вторжение на Гренаду подается совсем не так – хотя, чаще всего, о нем, конечно, вообще не вспоминают. Большая часть американских учебников и книг по истории не содержит упоминаний о вторжении на Гренаду. В «Истории Соединенных Штатов» (авторы: Пирсон и Прентис Холл) вторжение описывается в главе «Окончание Холодной войны», и написана она так, как если бы ее писал лично спичрайтер Рейгана. В начале главы приводится цитата Рейгана, где он характеризует Холодную войну, как «борьбу между правдой и неправдой, между добром и злом». А один из подзаголовков главы просто кричит: «Рейган бросает вызов коммунизму».

И пока ученики доходят до описания самого вторжения на Гренаду, они успевают погрязнуть в идеологических оправданиях Холодной войны. Вот, собственно, весь абзац, посвященный Гренаде:

«В 1983-м году Рейган противостоял еще одной весьма ощутимой угрозе в Западном полушарии. Члены радикального левого движения при помощи Кубы насильственно свергли премьер-министра Гренады. И 25 октября 1983-го американские войска вторглись на Гренаду, чтобы спасти гренадский народ, воспрепятствовать превращению острова в коммунистический аванпост и защитить жизни американских студентов-медиков. Хотя юридические обоснования для вторжения несколько спорны, большинство американцев одобрили решение Рейгана».

Такого рода фразы в учебниках, по сути, защищают империализм. Это не образование – такие тексты, предназначенные для американских учеников, просто-напросто оправдывают военное вторжение на территорию суверенной страны, не ставя при этом ни единого критического вопроса. «История Соединенных Штатов» ничем не подтверждает свои голословные утверждения – не приводится никаких доказательств того, что кубинцы имели какое-либо отношение к свержению и убийству Мориса Бишопа. Не говорится и о какой-либо иной точке зрения  если не считать нейтральной фразы о том, что «юридические обоснования для вторжения несколько спорны». В сущности же, в учебнике говорится, что если американские политические деятели посчитают нечто «ощутимой угрозой» их интересам, то их военное вмешательство законно и оправдано. Особенно, если его одобряет «большинство американцев». В еще одном широко используемом учебнике истории – книге «Американцы» авторства Холта Макдугласа, параграф о Гренаде заканчивается такими строчками: «Восемнадцать американских солдат погибли в ходе вторжения на Гренаду, но Рейган заявил, что американское вторжение было необходимо для защиты США». Вот и всё.

Такой сервильный подход к истории о вторжении на Гренаду, по сути, является продолжением линии, которой следовали корпоративные масс-медиа, освещавшие вторжение американских военных. Когда началась военная операция, журналисты стали жаловаться, что их не допускают на Гренаду для освещения хода операции. Как пишет Глен Форд в книге «Большая ложь: анализ американских масс-медиа при освещении вторжения на Гренаду», журналистам затем все же разрешили сопровождать американские войска, но, по сути, они «передавали лишь точку зрения американских военных». В репортажах журналистов, по словам Форда, «не было даже малейшего намека на независимое освещение событий». Один из корреспондентов назвал это просто «милой маленькой войнушкой».

Мне удалось вернуться на Гренаду через десять месяцев после вторжения – для освещения его последствий. По дороге из аэропорта Сент-Джорджеса первое, что мне бросилось в глаза – были сброшены все биллборды, рекламировавшие образовательные программы. Однако были уничтожены не только эти символы гренадской «Рево». Поставленное властями США переходное правительство сразу же распустило государственное агентство помощи кооперативам; был распущен Центр Народного Образования, отменены программы по ликвидации неграмотности; был закрыт государственный завод по производству сельскохозяйственной техники, а землю отняли у сельскохозяйственных кооперативов и вернули собственникам, которые даже не бывали на Гренаде.

Если американский учитель не преподает, выходя за рамки школьной программы (что советует делать «Образовательный Проект Говарда Зинна»), то наши ученики просто ничего не узнают о подобных фактах – ни о Гренаде, ни о чем-либо, что может поставить под сомнение право американских властей навязывать свою волю где и когда угодно. Специфика вторжения на Гренаду в чем-то уникальна – но если вы поощряете критическое мышление учеников, то они вскоре начинают сознавать, что вторжение на Гренаду было всего лишь отдельным эпизодом в общей стратегии, а помимо Гренады были еще Вьетнам, Иран, Гватемала, Никарагуа, Ирак и многие другие страны. Каждый из этих примеров вторжения или вмешательства со стороны США оправдывается на свой лад. Когда совсем недавно президент Обама хотел атаковать Сирию, он следовал тому же сценарию, что и все его предшественники: «Мои дорогие соотечественники, вот уже почти семьдесят лет Соединенные Штаты являются опорой глобальной демократии». А ведь если ученики будут знать свою историю, то поймут, что это далеко не так. Если бы они знали историю США, то гораздо более скептично относились бы к американским лидерам, когда те считают себя вправе решать, как именно людям в других странах следует жить.

Билл Бигелоу

Huffington Post

Перевод Дмитрия Колесника

Читайте по теме:

Андрей Манчук«Drinking rum and Coca-Cola»

Хью О'Шонесси. Как ломали Чили

Колесник Дмитрий. Красный Наполеон

Ноам Хомский, Джон Перри. Как погибла цивилизация майя?

Дэвид Уайтхаус. Кто сделал Корею ядерной зоной?

Олег Ясинский. Сальвадор Альенде. 11 сентября 1973 года

Дэн КоваликВ логове льва

Олег ЯсинскийОперация «Рептилия»

Эрнандо Кальво Оспина. Полвека в джунглях

Андрэ Влчек. «Цензура стала очень изощренной»

Ханна Стоун. «Вооруженное крыло» бедняков


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал