Последнее прибежище Последнее прибежище
Последнее прибежище

Последнее прибежище


Андрiй Манчук
Постсоветский национализм – это механизм управления и контроля в руках правящего класса

25.06.2014

Эта знаменитая фраза британского критика Самуэля Джонсона, известная из воспоминаний его биографа была произнесена в 1775 году – как раз тогда, когда британская монархия начала проигранную войну против объявивших независимость американских колоний:

«Патриотизм стал одним из общих мест в наших разговорах, и Джонсон неожиданно произнёс, сильным и решительным тоном, афоризм, на который многие накинутся: «патриотизм – это последнее прибежище негодяя». Полагаю, что он не подразумевал реальной и щедрой любви к нашей стране, но имел в виду тот патриотизм, который так многие, во все времена и во всех странах, делали прикрытием личных интересов».

Спустя десятилетия, когда патриотизм утвердился в качестве идеологии нового правящего класса – буржуазии Старого и Нового Света, – американский журналист Амброз Бирс иронически оспорил высказывание Джонсона: «Со всем должным уважением к просвещенному, но уступающему нам лексикографу, я прошу признать это прибежище первым». Бирс также оставил для нас свое, гораздо более точное определение жертвы патриотической пропаганды: «Патриот – игрушка в руках государственных мужей и орудие в руках завоевателей». 

Ему вторил Марк Твен: «в Англии и Америке патриотизм в заготовленном виде поставляется гражданам газетами и политиками. Такой сфабрикованный газетами и политиками патриот, втихомолку отплевываясь от того, что ему подсовывают, тем не менее, проглатывает это, и изо всех сил старается удержать в желудке».

Высмеивая воинственную патриотическую риторику своих современников, Твен обронил слова, которые блестяще характеризуют образ мыслей поджигателей войны из украинских социальных сетей: «Чтобы быть патриотом, надо было сказать и повторять: «это наша страна, права она или нет», и призывать к маленькой войне».

Лев Толстой, который популяризировал фразу Джонсона для российской интеллигенции, включив ее в сборник афоризмов «Круг чтения», также высказывался о патриотизме, как об инструменте контроля над обществом в руках правящих элит: «Патриотизм в самом простом, ясном и несомненном значении своем есть не что иное для правителей, как орудие для достижения властолюбивых и корыстных целей, а для управляемых – отречение от человеческого достоинства, разума, совести и рабское подчинение себя тем, кто во власти».

Наша новейшая история только показывает, насколько актуальны эти давно сказанные слова. Тем более, что современные украинские литераторы не только не способны на честную гуманистическую критику ура-патриотизма, образцы которой оставили их великие предшественники, но преподносят его в качестве главной добродетели современного украинца. И пытаются компенсировать свой более чем умеренный писательский талант громкой и пошлой националистической фразой – на каждой странице своих текстов, которые воспитывают в соответствующем ключе еще читающую что-то интеллигенцию.

Подконтрольные кучке сверхбогачей СМИ, совсем как в далекие времена Твена, призывают украинцев рабски подчиняться правителям во имя победы в «маленькой войне» против собственных сограждан – ради корысти и властных амбиций политиков и капиталистов. Переварив скормленный им продукт патриотической пропаганды, украинские граждане становятся слепым послушным орудием в руках своих хозяев. Потеряв разум и совесть, они яростно поддерживают своих поработителей, призывая к репрессиям против мнимых врагов на Юго-Востоке страны, и против тех, кто  выступает против безумия гражданской войны. 

Темная магия патриотической пропаганды сродни волшебству гомеровской Кирки, которая с легкостью превращала людей в свиней. Тем более, что согласно изложенному у Диодора мифу, эта колдунья правила в Сарматии народом скифов, где «учинила много жестокостей и насилия» по отношению к своим «праукраинским», с точки зрения наших националистов, подданным. Нынешние политики овладели чарами своей легендарной прабабки, и вполне осознанно добиваются озверения общества – чтобы таким образом сохранить над ним свой контроль в грядущие трудные времена. 

Историки, которые напишут в будущем о нынешних временах, расскажут о том, как демоническая сила захватившей общественное сознание пропаганды в мгновение ока заставила людей поменять свои взгляды, поддерживая то, против чего они выступали еще вчера. А раздувавшийся все последние годы патриотизм – даже там, где он присутствовал в самых легких формах, – всего за несколько месяцев разогрелся до шовинизма самых высоких температур, как кастрюля-скороварка – выжигая последние очаги критического мышления, способного противостоять этой истерии. 

Те, кто три месяца твердил на майдане о необходимости покончить со всевластием олигархов, сделали себе идолов и кумиров из самых одиозных представителей этой паразитической верхушки правящего класса – избрав из их среды президента, позволив отдать им на кормление целые области страны и откровенно наживаться за счет казны посредством коррупционных сделок с новым режимом. 

Те, кто требовал свободы слова, желают лишить этой свободы всех, чье мнение не вписывается в пропагандистский мейнстрим – ничуть не считая это лицемерием и двойными стандартами. Те, кто возмущался разогнавшей «мирных демонстрантов майдана» милицией, которая действовала в духе полицейских акций, обычных для Евросоюза и США, требует бомбить и расстреливать города, не останавливаясь ни перед какими беззакониями и жестокостями против их жителей.

Те, кто выступал против арестов и похищений оппозиционных к Януковичу «активистов» – даже если это были обвиненные в уголовных преступлениях нацисты – поддерживает средневековый призыв охотиться на «шпионов» и «диверсантов», за вознаграждение, публично назначенное ограбившим страну банкиром-миллиардером. И не обращают внимания на массовые аресты, пытки и избиения подозреваемых в нелепых преступлениях людей, обвинения против которых повторяют риторику и аргументацию ежовских процессов.

Те, кто старательно твердил патриотические лозунги, требуя защищать честь и независимость Украины, игнорируют тот очевидный факт, что она окончательно превратилась в государство-банкрот, полностью зависимое от кредитной иглы. А ее правительство во всем подчинено воле своих иностранных сюзеренов – как никогда раньше в новейшей истории страны. И прямым практическим следствием этого являются приятные мелочи, вроде анонсированного на 1 июля 110%-ного повышения цен на воду для патриотически настроенных киевлян, что и явилось одним из условий кредитной «помощи» МВФ.

Те, кто скандировал «Схiд i Захiд разом», пафосно говоря о «единой стране», с бешенством призывают убивать предельно дегуманизированных пропагандой сограждан из Юго-Восточного региона, придумывая для них самые изуверские казни и взахлеб радуясь гибели сгоревших заживо или погибших от пуль и снарядов людей – которые теперь являются в их представлении чем-то вроде человекоподобных существ из фэнтези. И не замечают, что таким образом сами теряют человеческие черты.

Интеллигенция, с ее рафинированным социальным расизмом, особенно наглядно продемонстрировала собой эти причудливые метаморфозы. Именно она выступила ретранслятором спущенной нам элитами националистической идеи, ради которой сейчас принудительно гонят на бойню крестьянских детей из глухой глубинки – хотя они и близко не демонстрируют восторженного патриотизма киевских буржуа, помешавшихся на дорогих «стволах», приборах ночного видения, бронежилетах, и гордо разъезжающих по столичным улицам с флажками на автомобилях.

Благодаря событиям последних месяцев мы увидели, что представляет из себя бестиарий украинской общественной жизни – и это неприглядное зрелище стоит того, чтобы его запомнить. Профессиональные правозащитники, которые игнорируют права своих сограждан и публично требуют преследовать инакомыслящих, призывая к арестам или даже к убийствам оппозиционеров. И, вместе с тем, пылко признаются в любви к правым футбольным фанатам, преступления которых они годами мониторили в рамках оплаченных грантами программ. Эксперты в области ксенофобии, требующие приравнять критику нацистов к «вражеской пропаганде». Участники кампании за право на мирный протест, агитирующие за войну до победного конца и выступающие против амнистии участников гражданского конфликта по другую сторону фронта. Профессиональные «борцы против цензуры», которые призывают ликвидировать оппозиционные СМИ и открыто требуют от журналистов лгать о событиях гражданской войны, описывая их в «правильном» патриотическом ключе. Профсоюзные лидеры, агитирующие рабочих объединиться с олигархами во имя сохранения их господства – и просвещенные либералы, считающие что демократические права не распространяются на «рабочее быдло» Юго-Востока. «Современные художники», которые устраивают расистские выставки, помещая в клетки «москалей» – и аплодирующие им модные критики. Студенческие активисты, послушно поддержавшие реакционного министра, который брутально преследовал их всего какой-нибудь год назад. Анархисты, которые свели свою деятельность к полицейским доносам против левых, радуются «превентивным» убийствам во имя едино-неделимого государства и поддерживают преступления его репрессивной машины, которая органично включила в себя нацистские банды, получающие теперь довольствие за деньги налогоплательщиков. 

Дикая патриотическая истерия 1914 года, предшествующая мировой бойне и гражданской войне, вновь повторила себя, пожрав души немалого количества наших искренних и прогрессивно мыслящих современников. И эта символическая нумерология показывает, что за последние годы мы были отброшены на целый век назад, продолжая следовать дальше, вниз, по направлению к новому средневековью, с гаджетами, биеналле, артхаусом и вай-фаем. 

Все, что было сделано со страной в это время, делалось во имя патриотизма и оправдывалось именем этого кровожадного божества, культ которого стал подлинной гражданской религией. И все это имело под собой одну простую цель – заставить нас бороться и умирать за чуждые нам интересы правящих социальных элит, которые преподносятся обществу в качестве нашего общего «национального» интереса. Говоря проще, патриотизм должен внушить миллионам ненавидящих олигархов украинцев пылкую любовь к этим виновникам наших бед – и, напротив, разжечь в них ненависть к пролетариям Юго-Востока, которые не сделали ничего плохого жителям Киева или Львова, страдая от тех же самых социальных проблем. Чтобы они вместе не покончили с властью богатого меньшинства – очень сплоченного в условиях угрозы своим интересам, как это показали события последних месяцев. 

Этот джингоистский патриотизм ничуть не похож на патриотизм угнетенных наций: на патриотизм курдов, которые борются за право свободно писать и говорить на полузапрещенном родном языке, на патриотизм сражавшихся за свои гражданские права ирландцев Дерри и Белфаста, или на патриотизм антиколониальных движений Африки, Азии и Латинской Америки. Это имперский патриотизм буржуа, которые требуют силой навязать несогласным свои реакционные идеологемы, с презрением отрицая их право на собственную позицию. Он должен канализировать гнев потерявших работу или ужаснувшихся новым коммунальным тарифам людей в пошлые кричалки против Путина – чтобы процветающие рядом с нами Кличко, Коломойский и Порошенко не опасались за свою власть, свои банки и особняки. Тогда как российские элиты симметрично используют гражданскую войну в Украине и связанный с этим всплеск великорусского патриотизма ровно в тех же целях. 

Демонизируя и дискредитируя левую идеологию, правящий класс зачистил левый фланг украинского политикума, где могла бы возникнуть идеологическая альтернатива доминирующему в общественном сознании национализму, органично совмещенному с либеральными рыночными догмами. Это позволило без проблем использовать энергию социального протеста масс для междоусобной борьбы политических кланов, вновь и вновь заставляя страдающих от капитализма людей бороться за капитализм на очередных майданах. Ведь даже если сегодня в Киеве вновь соберутся участники зимних протестов, при поддержке очередного обиженного при дележе собственности капиталиста, они будут требовать еще больше рыночных реформ, еще больше национализма – и еще больше войны. С теми же страшными последствиями для страны, и с той же выгодой для олигархов, ради которой умирают сейчас брошенные на убой люди. 

«Постсоветский национализм – это механизм управления и контроля в руках правящего класса. Еще в начале девяностых он оказался с неизбежностью востребован нарождающейся буржуазией постсоветских стран в качестве ее классовой идеологии и как один из инструментов общественного господства... с помощью которого буржуазия успешно перенаправляет социальное недовольство масс в сторону «враждебных инородцев», а также, на пропагандистский жупел «преступного наследия коммунистического режима»говорили мы еще пять лет назад.

Но кризис, которые усиливался все эти годы, и приобрел после победы майдана все признаки стремительно приближающейся системной катастрофы украинской экономики, заставляет элиты поставить на крайнюю форму националистической реакции – гражданскую войну под лозунгами патриотического джингоизма. Они планируют списать за ее счет все – рост цен и тарифов, задержки зарплат и бюджетных выплат, «политику экономии» за счет сферы образования, здравоохранения, ремонта ЖКХ, и прочие прелести пакета антисоциальных реформ. Взывая к патриотизму шокированных и деморализованных их политикой людей, они будут требовать от общества терпеть разруху и обнищание ради высоких целей «борьбы за единство страны» – которая, тем временем, будет стремительно разваливаться во всех смыслах этого слова.

Патриотизм в кризисную эпоху – последнее прибежище правящих нами негодяев. Последний работающий рычаг, с помощью которого они еще могут управлять падающим в пропасть миром, где Ирак пылает вместе с Украиной, пока в Бразилии протестуют против безумных расходов на футбольное шоу, а в Англии люди массово протестуют против нового пакета рыночных реформ, под дружное молчание игнорирующих эти совсем не-майдановские по своим лозунгам выступления СМИ. Дальше – темные времена варварства, или же какой-то другой новый мир, в котором не будет места для националистических предрассудков и неолиберального фундаментализма. Старая альтернатива, недавно проговоренная Валлерстайном, но впервые озвученная еще Розой – которая жила в похожее время, и стала его жертвой. 

Дадим ли мы им принести в жертву себя?

Андрей Манчук

Читайте по теме:

Андрей МанчукЦарь и порох

Андрій МовчанЄдина країна, чи єдність трудящих?

Егор ВороновСоциальный бунт

Всеволод ПетровскийЗагляни в свое зеркало, Майдан

Жан-Арно Дерен, Лорен ГеслинЛидеры новые – олигархи те же

Андрей МанчукCome as you are

Всеволод ПетровскийРеактивный психоз

Флорин ПоенаруКлассовая перспектива в Украине

Джули ХайландЧто готовит рабочим украинский режим?


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал