Социальный бунтСоциальный бунт
Социальный бунт

Социальный бунт


Єгор Воронов
Первое, что я услышал, попав к стенами ОГА, было: «Слава шахтерам!», «Слава металлургам!», «Слава Донбассу!»

Теги матеріалу: воронов, змі, криза, солідарність, срср-ex, україна
15.04.2014

Первая неделя Донецкой администрации: политический протест медленно, но осознанно перерастает в социальный бунт.

Есть такая восточная поговорка: «Западная любовь похожа на горячий чайник, поставленный на холодную плиту, а восточная любовь – на холодный чайник на горячей плите». Именно это выражение как нельзя лучше подчеркивает пассионарное различие жителей Западной и Восточной Украины. Донбасс вскипал постепенно, поэтапно и годами наращивал свой протестный потенциал. Терпению, принимаемому многими национально сознательными украинцами за пассивность и рабское мышление, пришел конец. Политический протест медленно, но осознанно перерастает в социальный бунт.

Во времена Евромайдана очень многие его сторонники говорил мне: «Приезжай на Майдан и посмотри. Здесь не так уж и много националистов. Тут много тех, кто вышел против коррупции, бандитов во власти и произвола. За будущее своё и своих детей». Ехать было далеко, но из общения с этими людьми я понял, что так оно и было. Евромайдан никогда не был однороден. Там были и радикалы, и мирные жители, и анархисты, и социалисты, и бизнесмены, и учителя. И вот ровно неделю назад пророссийские митингующие заняли здание Донецкой облгосадминистрации и областного совета. И все украинские масс-медиа запестрили цитатами: «Сепаратисты ждут штурма и будут прикрываться женщинами», «Русские наемники засели в Донецком облсовете», «Сепаратисты создают свой карго-культ Майдана». И при всем при этом тотальная информационная блокада мнения тех, кто находится внутри ДонОГА.

Поскольку у меня из головы уже вторую неделю не выходят две строчки одной из песен Ляписа Трубецкого: «Не смотри телевизор! Не слушай радио! Не читай газет! Старший Брат очень близко. Закрой шторы, погаси свет», – то я решил лично посетить Донецк. Ехать-то всего час! Может там, действительно, уже «вежливые люди» покоряют город миллиона роз. В крайнем случае, я всегда могу развернуться и покинуть столицу Донбасса, ничего не потеряв. Взяв фотоаппарат и собрав воедино все свое критическое отношение к массовым протестам, я двинулся в путь.

Как и Киев в январе-феврале, большая часть Донецка продолжает жить своей размеренной, мегаполисной жизнью. Автомобильные пробки, спешащие по делам горожане и выходящие из магазинов с покупками женщины. Разве что сотрудников ГАИ вдоль дороги больше обычного. Кстати, на подъезде к Донецку (Ясиноватский пост) даже знак «STOP» стоит. Зачем? Наверное, чтобы водители притормаживали, а гаишники успевали вглядываться в их лица и физиогномически определить сепаратистов.

Ну, да ладно. Время-то неспокойное. А вот возле библиотеки им. Крупской в Донецке картина начала меняться. Забитые машинами автостоянки, снующие туда-сюда с камерами журналисты и прохожие с гвардейскими ленточками на рукавах. И чем ближе я подходил к ОГА, тем меньше узнавал ее. Из бюрократической цитадели советских времен она превратилась в настоящий повстанческий бастион. Три кольца обороны, колючая проволока, шинные валы и «брусчаточные» стены. И, конечно же, развивающиеся по ветру стяги – советские, русские, белорусские, греческие, Войска донского и Донецкой республики. Много икон. За оборонными кольцами – импровизированная сцена и информирующие о происходящих событиях в Донбассе спикеры.

Первое, что я услышал, попав к стенами ОГА, было: «Слава шахтерам!», «Слава металлургам!», «Слава Донбассу!». Вокруг – внимательно слушающие люди: пенсионеры, студенты, зрелые мужчины и женщины. Люди совершенно разного социального статуса и профессий. Здесь можно было видеть и шахтеров, с угольной пылью вокруг глаз, и учителей, и медиков, спешащих к ОГА с продуктами, и предпринимателей. Общался со многими. Кто-то поддерживает Россию, кто-то просто против пост-оранжевых правителей, как Яценюк и Тимошенко, а кто-то за независимый Донбасс. Мнение о будущем региона у каждого разное, разные аргументы и доводы. Но каждый из них един в одном – он не желает, чтобы его считали «обыдлевшим стадом». Им надоели упреки, обвинения, злоба и ложь столичных соотечественников. Это люди, говорящие эмоционально, но вполне взвешенно и убежденно. Они хотят быть услышанными. У меня возникло чувство дежавю. Именно об этом говорили несколько месяцев назад мои знакомые сторонники Майдана – они хотят быть услышанными властью. Мои собеседники у стен ОГА хотели быть услышанными теми, кто хотел быть услышанным властью. 

Ровно спустя неделю после вхождения пророссийских протестующих в здание Донецкого облсовета, в их среде что-то кардинально изменилось. В разговорах начала появляться социальная риторика. Претензии не к далекой киевской власти, а, прежде всего, местным богачам – Таруте, Ахметову, Колесникову, Вишневецкому и даже Нусенкису. Быть может, оттого, что кроме пророссийских радикалов в стенах ОГА стало больше «леваков»? Митингующие говорят, что каждый день сюда приезжает много новых людей, некоторые из которых потом едут укреплять блок-посты. 

Двигаюсь дальше – к первому и второму кольцу обороны. Стоят люди в балаклавах, касках и с бейсбольными битами. Контролируют поток входящих и выходящих посетителей. Вглядываются в лица. Глаза уставшие, но не злые. Тут мне вдруг вспомнилось описание Толкином Хельмовой пади. Идущие к оборонительному бастиону измученные люди, готовые к своей последней битве. И где-то там нависшая угроза. Палатки, увешанные листовками против НАТО, США И ЕС. Зеваки с фотоаппаратами, носящие дрова защитники и шахтеры в оранжевых касках. Много ли мусора? Нет, не так уж и много. Судя по всему, есть специальный отряд добровольцев, занимающийся очисткой территории. Пьяные? В самом здании на употребление алкоголя запрет. От тех, кто находятся на улице, иногда идет «запашок», но как поясняют они сами – для сугреву, ибо на улице идет дождь и ветер пробирает до костей. Слышу выступление со сцены: «А те, кто решит мародерствовать… в ближайших магазинах. Тем лично оторву яй… ». Инициатива подобного наказания встречена слушающими положительно.

В протестном движении сложно придумать что-то новое. Как и на Майдане, местные жители приносят протестующим консервацию, свежие продукты, воду, медикаменты, одежду и одеяла. Кругом бочки, на которых стоят закопченные чайники и котелки. Люди очень устали и напряжены. Говоришь – настороженно прислушиваются, а потом что-то внутри них прорывается, и они начинают горячо говорить о том, что стоят за весь Донбасс и никуда отсюда не уйдут. Главное слово не «Россия», а именно «Донбасс». Если нужно, каждый из них готов умереть за свою землю. Мне трудно поверить в эту перемену в своих соотечественниках. Еще полгода назад они были простыми обывателями, смотрели телевизор и жаловались на плохие дороги и работу ЖЭКов. Теперь, это бойцы. За пару часов пребывания в стенах ОГА я не встретил ни одного приезжего из России. Мариуполь, Горловка, Дзержинск, Артемовск, Красноармейск. Рядом со мной стояли обычные жители Донбасса – все те, с кем мы каждый день ездим в маршрутке, стоим в очереди, ругаемся за незакрытую дверь в подъезд. Не киевский средний класс, отгороженный от народа своим особым «достатком», а простые служащие и рабочие. И, безусловно, здесь много безработных. Всех тех, кого «попросили» за последние полтора месяца с их крохотных зарплат в частных конторках и госпредприятиях. И это еще один вывод – чем больше сегодня будет сокращено или ущемлено в заработной плате жителей Донбасса, тем большее количество протестующих на Востоке получит Киев.

Чем ближе я подходил к самой ОГА, тем больше замечал недоверчивых взглядов людей в балаклавах и масках к моему фотоаппарату. СМИ здесь не любят. Особенно украинские. Кстати, перед входом в ОГА стоит большая плазменная панель, по которой через YouTube транслируют российские передачи. Своеобразная компенсация за отключение их по «кабельному». Я все же решился зайти в здание администрации и получить разрешение на съемку. Получил. Но снимать можно было только на улице и тех, кто в масках. Здание кипит, как разворошенный муравейник. Женщин мало – в основном, это медработники и «повара». Большей частью в здании мужчины, мало напоминающие философствующую интеллигенцию. Здесь же – казаки и молодежь из своеобразных «сотен» – дебальцевской, артемовской и т.д. Слишком много ребят 16-18 лет, которым это все очень нравится. Проверяют пропуска, отдыхают, пьют чай. Кстати, даже я не преминул угоститься сепаратистским бутербродом с чаем. Вкусно. 

Есть ли в ОГА злые сепаратисты, как об этом говорят столичные СМИ? Я не увидел. Я видел только уставших и убежденных в своей правоте людей, донбассовцев. Людей, которые любят свою землю. Да, немытых. Да, носящих каски и балаклавы. Да, готовящих коктейли Молотова. Людей, доведенных до крайности тем, что их перестали слышать в их же стране. Людей, которые уже не верят никому, кроме тех, с кем они стоят на баррикадах. Людей, готовых стоять до смерти за лучшую жизнь. В своем идеализме они очень похожи на тех, кто стоял на Майдане в январе-феврале этого года. Они тоже против коррупции, бандитов во власти и бедности. Весь тот протестный потенциал, который копился все эти годы, наконец-то, вышел наружу. И эти «сепаратисты» уже стоят не за присоединение к России или великого Путина. Они стоят против неуважения к себе, беззакония, договоров и определения курса страны без их участия. Я видел армян, греков, украинцев и русских. Тех, кто осознал себя единой силой, с единой мечтой. Здесь рождается новая нация Юго-Востока. Это не мое мнение, это факт. То, к чему долго взывал Киев, произошло. В жителях Донбасса проснулось чувство гордости… за свой регион и за самих себя. Они не хотят больше мыслить как рабы, они не хотят, чтобы кто-то в Киеве решал, как им дальше жить. Они хотят, чтобы с их мнением считались. 

Покидая «Донецкую республику», я ощущал самые неоднозначные чувства. ДонОГА всего за неделю превратилась в небольшое государство, где появились свои самоуправленческие законы, своё гражданско/сознательное население и своё видение будущего Донбасса, в котором все меньше места остается олигархам и влиянию Киева. Каковы будут итоги этого протеста? Побывав в нынешнем ДонОГА – я не уверен. Может повториться судьба майдана, может повториться путь Крыма, а может возникнуть свой… ммм... «сценарий». Старого Донбасса, каким мы его знали – пассивным, терпимым и всепонимающим, больше нет. Донбасс рождается заново.

Каким? Это решать нам с вами.

Егор Воронов

г. Горловка

Читайте по теме: 

Всеволод Петровский. Загляни в свое зеркало, Майдан

Иван ЗеленскийВ Славянск нужен десант

Жан-Арно Дерен, Лорен ГеслинЛидеры новые – олигархи те же

Андрей МанчукДикие шахты в Снежном

Ульрих РиппертУкраина: ожесточенная схватка олигархов

Андрей МанчукCome as you are

Всеволод ПетровскийРеактивный психоз

Станислав Кметь. Черные дыры Донецка

Флорин ПоенаруКлассовая перспектива в Украине

Джули Хайланд. Что готовит рабочим украинский режим?

Дэвид РэйПустые обещания для Украины

Шречко Хорват. Призрак Ленина

Андрій Мовчан. «Двометровий горизонт»

Андрей Манчук«Донбассофобия»

Дмитрий Калитвинцев«Шахтеров заставляют рисковать, чтобы заработать»


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал