«Движение с вилами»

«Движение с вилами»

Элле Гьерре
«Движение с вилами»
«Как ни парадоксально, но некоторые из радикальных левых даже приняли участие в этом «восстании с вилами» - они пытаются сами себя обмануть в плане возможности повернуть это движение в сторону левацкого или прото-анархистского бунта»

Тегі матеріалу: occupy, відео, україна, європа, колесник, сша, політики, нацизм, криза
16 декабря 2013

Предисловие переводчика: Полтора месяца Financial Times предупреждала о вероятности возникновения в Европе массовых консервативных движений, наподобие американского движения «Tea-party». Средний класс, мелкий бизнес, «конторщики и лавочники» - традиционная питательная среда для разного рода правых движений – отчаянно пытаются спастись от разоряющих их процессов глобализации. Нечто подобное (хотя и с несколько иной подоплекой) мы можем наблюдать и в Украине – несмотря на то, что отечественное ‘tea-party’ «среднего класса» на майдане с его националистической риторикой, с ряжеными казаками и дремучими попами разных конфессий – стремится как раз в ЕС найти спасение. Тем временем, в Италии возникает аналогичное движение, требующее выхода из ЕС.

Мелкий буржуа отчаянно мечется, не в состоянии смириться с мыслью о том, что современные экономические процессы неминуемо убьют его бизнес – не мытьем, так катаньем - либо грубо (по произволу местных царьков), либо чуть помягче и с видимостью законности. Однако опасность такого рода движений заключается, прежде всего, в том, что они, как правило, усиливают ультраправые организации. Одним из успехов американского движения «Оккупай» нередко называли то, что ему удалось «остановить» распространение «tea-party», заняв («оккупировав») общественные площадки (площади и парки), не допустив, таким образом,  на это поле противника. На прошлой неделе в Италии (где левые и прогрессивные силы более разобщены, чем в соседних Греции и Испании) протестную нишу попыталось занять так называемое «движение с вилами» - подъем которого в итальянских масс-медиа связывают, как с «реваншом Берлускони», с «выжиманием» из бизнеса (и недавним арестом) некоторых из крупных «мафиози», а также с разочарованием в ЕС значительной части населения. Что представляет собой итальянское «движение с вилами» и какую опасность  представляют такие движения?   

«Фашистская «революция» - это лишь смена одного управленческого персонала на другой…. В основе же настоящей революции лежит новый класс». Именно так Антонио Грамши мужественно опровергал миф о «фашистской революции» в своей знаменитой речи перед итальянским парламентом в 1925-м году. На этой неделе на улицы итальянских городов вышли участники несколько разношерстного и в чем-то «мутного» движения. Протестующие блокировали дороги, организовывали пикеты у входов в супермаркеты, оккупировали региональные офисы правящей лево-центристской Партии Демократов. Наиболее массовые демонстрации происходили в Турине, где протестующие вступали в стычки с полицией перед зданием местного совета. Это и есть так называемое «восстание с вилами» (rivolta dei forconi) – движение разношерстных групп фермеров, владельцев грузовиков, небольших магазинов и безработных.

В начале 2012-го участники этого движения парализовали Сицилию, создав препятствия для поставок бензина на остров. «Восстание с вилами» - это не массовое движение – во многих городах лишь несколько десятков человек присоединились к нему. Однако сейчас, в отличие от 2012-го, его уже можно назвать национальным движением, которое сумело обратить на себя внимание мейнстрим-медиа и политических деятелей.

Требования протестующих весьма разносторонние: от специфических требований, касающихся определенных групп (например, объявить «налоговые каникулы» для самозанятых работников и мелких частных предпринимателей; запретить открывать новые крупные торговые центры или принять меры по сохранению маленьких газетных киосков) до таких серьезных требований, как выход Италии из ЕС и отставка правительства. Протестующие заявляют, что они аполитичны, однако негласно делят всех на «коррумпированных политиков» и «честных итальянцев», без какого-либо упоминания классовых вопросов. И если «поскрести» лидеров движения – обратить внимание на их заявления, то перед нами предстает весьма тревожная тенденция: основной акцент они делают на «национальном» характере «восстания итальянцев». Один из лидеров протестов Данило Кальвани призвал правительство уйти в отставку и заявил при этом, что доверяет «только военным».

К тому же есть масса свидетельств тому, что значительную роль в движении играют ультраправые организации, такие как «Каса Паунд» и «Новая сила» (Forza Nuova). И в этом отношении особый интерес представляет реакция полиции на протесты, а именно тот факт, что полиция была необычно мягкой по отношению к протестующим. В некоторых городах полицейские даже выразили солидарность с протестующими, сняв шлемы, а лидер профсоюза полиции SIULP даже заявил в письме, что «правительству и министру иностранных дел Альфано лучше прислушаться к нашему профсоюзу и гражданам страны, потому что – хватит, значит, хватит».

Как я уже говорила, в социальном плане этими протестами заправляет определенная часть обедневшего среднего класса и мелкой буржуазии: мелкие фермеры, владельцы отдельных небольших магазинов, самозанятые таксисты и владельцы грузовиков – в общем – мелкие предприниматели. Исторически так сложилось, что в Италии численность самозанятых работников и мелких частных предпринимателей значительно выше, чем в Великобритании. И сейчас эти (традиционно правые) группы боятся потерять работу и свой статус в обществе в результате экономического кризиса и процессов глобализации. Реакция этих людей типична – стремление к изоляции. Отсюда их риторика, направленная против государства, как такового; против государственного сектора экономики; против Евросоюза и требование принятия различных протекционистских мер. Ничего, собственно, нового под итальянским солнцем.

Однако не может не вызывать тревогу тот факт, что на этот раз «восстание с вилами» пытается привлечь на свою сторону (на правах «младшего брата») другие социальные группы – в первую очередь массы безработных, которые требуют работы и социальных пособий. Мобилизация движения происходит на фоне распространенного в итальянском обществе недоверия (граничащего даже с откровенной ненавистью) к политическим институтам, которое подпитывается не только высоким уровнем коррупции итальянских политиков, но также и распространенным в народе ощущением, что итальянское коалиционное правительство с его отвратительными мерами экономии – было навязано народу извне, а именно – Европейским Союзом.

Реакция итальянских лево-центристов на это движение до сих пор является неопределенной. Правящая Партия Демократов (которую ныне возглавляет большой поклонник Тони Блэра – Маттео Ренци, и в которой также состоят президент республики Джорджио Наполитано и премьер-министр Энрико Летта) вновь заняла позицию «защитницы республиканских институтов» и, конечно же – Евросоюза. Не имея никакого реального плана по борьбе с экономическим и социальным кризисом, разоряющим страну, правящая партия, как заклинание повторяет одну и ту же фразу: «ответственность любой ценой», что на деле означает дальнейшее внедрение мер экономии, проведение неолиберальной политики по «советам» из Берлина.

Леворадикалы же раздроблены, и их партии, по сути, не играют значительной роли в политике Италии. Некоторые радикальные социальные движения достаточно активны (прежде всего, это движение NO-TAV – выступающее против строительства железной дороги Турин-Лион), однако они пока не смогли мобилизовать людей на основе общей платформы, направленной мер экономии. Как ни парадоксально, но некоторые представители «движенческого» (movimentist) крыла радикальных левых даже приняли участие в этом «восстании с вилами» - они пытаются сами себя обмануть в плане возможности повернуть это движение в сторону левацкого или прото-анархистского бунта.

В целом же в «восстании с вилами» мало прогрессивных и революционных элементов, однако оно дает урок левым – и не только итальянским. Если левые не могут мобилизовать людей на подлинно прогрессивной и направленной против мер экономии платформе; если европейские левые не могут предложить реализуемую альтернативу неолиберальным мерам, которые навязывает Брюссель; если левые не оккупируют общественное пространство, чтобы выразить гнев и недовольство низших классов общества, тогда это же могут попытаться сделать «темные силы», что может иметь весьма опасные последствия.

Элле Гьерре

Counterfire

Перевод Дмитрия Колесника

Читайте по теме: 

Джеффри Соммерс. Не всё то золото, что блестит

Джанни Родари. Италия с маленькой буквы

Эрнест Хемингуэй. Фашистский диктатор

Джованни Тизо. Пляска смерти

Сергей КиричукМировой кризис и украинский периферийный капитализм

Славой Жижек. Прогнило что-то в европейском королевстве…

Дмитрий КолесникКак левые по правым соскучились. 

Александр ШубинРеволюции- да, имитации - нет!

Клара Вайсс, Питер ШварцПеретягивание Украины

Сергей Летов«Фашизм развивается, когда это выгодно Капиталу»



«Движение с вилами»



«Движение с вилами»
RSSРедакціяПідтримка

2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал