Неприятная правда ЕвромайданаНеприятная правда Евромайдана
Неприятная правда Евромайдана

Неприятная правда Евромайдана


Андрiй Манчук
Украинские либералы сами поспособствовали тому, чтобы страна свернула себе шею в правую сторону

21.03.2018

Журнал Спільне опубликовал интервью с украинским философом Михаилом Минаковым – руководителем украинской исследовательской программы Института Кеннана,  который стал объектом травли украинских правоконсервативных кругов. Выступая против Минакова, они вменяли ему в вину «непатриотическую» позицию и критические характеристики украинской действительности. В частности, речь шла о колонке в издании Le Monde, где украинский ученый позволил себе констатировать достаточно очевидное положение дел в постмайдановской Украине: «Революция достоинства» привела к разрастанию коррупции, воинствующего национализма и упадку свобод» – «La «révolution de la ­dignité» a abouti à une corruption éhontée, à un nationalisme militant et au déclin des libertés». Эти слова стоили философу яростных нападок со стороны оппонентов – причем, его критики явно не замечали, что их действия наглядно подтверждают правоту озвученного в колонке тезиса.

Безусловно – все, кому небезразличны демократические права украинцев, должны поддержать Михаила Минакова перед лицом организованной против него кампании. Однако, при этом, мы оставляем за собой право дискутировать с озвученной в его интервью позицией, рассматривающей Евромайдан в качестве двух составных частей – одна из которых была, по мнению ученого, демократичной и мирной, а вторая ознаменовалась переходом к насильственным формам протеста, позволяя праворадикалам перехватить инициативу в «общегражданском» протесте.

«Может быть, причина была в том числе и в Евромайдане, который был неолиберальным по своей сущности? В итоге он соединился с национализмом и ультраконсерватизмом», – спрашивает у философа Алексей Якубин – имея в виду возможные причины кризиса, который охватил украинское общество по итогам событий 2013-2014 годов.

«На Евромайдан нужно смотреть в динамике. То, что мы называем событием «Евромайдана», состоит из нескольких частей. Одна из них – это общегражданское солидарное сопротивление в конце ноября – в декабре 2013 года. Эту часть действительно можно назвать Революцией достоинства. Когда противостояние радикализируется, начинается стрельба, то на первый план выходят радикалы и консерваторы. Но до конца Евромайдан оставался общим делом граждан, невзирая на идеологические различия. Лишь после окончания Майдана началась борьба за присвоение памяти о нем», – говорит ему в ответ Михаил Минаков.

Да, он совершенно правильно указывает на то, что уличное насилие привело в украинских реалиях к стремительному росту влияния ультраправых. Однако, нужно быть честными – этот процесс развернулся с самого начала Евромайдана, и его динамика ярко обозначилась уже в декабре 2013 года. Так, 1 декабря представители националистических организаций штурмовали администрацию президента и стали главными героями новостных лент благодаря участию в силовых столкновениях с милицией. В тот же день они заняли административные здания в центре столицы – Дом Профсоюзов, где обосновались структуры только что образованного «Правого сектора», и Киевскую городскую администрацию, превратившуюся в базу для радикальной массовки «Свободы». Таким образом, правые буквально со старта заработали на майдане огромный материальный и пропагандистский капитал, который даже не снился им в прежние годы.

4 декабря нацисты атаковали профсоюзный пикет возле входа в метро «Крещатик», избив и ограбив участвовавших в нем левых активистов. Причем, это нападение было совершено по призыву, который был прямо озвучен с трибуны Майдана. С тех пор подобные инциденты стали рутинной нормой, а мишенями нацистов становились не только коммунисты, но и феминистки, а также представители студенческих организаций – о чем подробно рассказывает посвященный этим нападениям репортаж с подзаголовком «Почему левые силы Украины не афишируют своего присутствия на Майдане», опубликованный по горячим следам событий.

Далее, уже 8 декабря, насилие перешло в знаковую символическую плоскость – с публичным уничтожением памятника Ленину в Киеве. Одновременно, в ночь с 8 на 9 декабря был осквернен монумент на месте массового захоронения участников рабочего восстания в январе 1918 года, расположенный неподалеку от украинского парламента. Эти события, которые также осуществили представители ультраправых, стали отправной точкой для массового вандализма последующих лет и автоматически засвидетельствовали стремительный рост их влияния в украинском обществе – поскольку Евромайдан оказался идеальной питательной средой для кадровой мобилизации и политического пиара маргинальных прежде неонацистских групп. Разрушение памятника Ленину происходило при полной поддержке либеральной украинской общественности, которая аплодировала падению «красного идола». Хотя ее предупреждали, что за этим последует массовое уничтожение исторических памятников: от статуй и надгробий до мозаик и барельефов. А на их месте тут же начнут устанавливать мемориалы правых божков – включая одиозных военных преступников и вдохновителей этнических чисток.    

В целом, в те дни либералы всецело солидаризировались с антикоммунистической повесткой ультраправых, способствуя легитимизации их погромных действий. Они не только не сопротивлялись правому насилию, но и выступали адвокатами своих националистических союзников перед иностранными СМИ. Рассказывая миру о событиях Евромайдана, наши комментаторы всячески пытались умалить роль нацистов, заявляя, что предупреждения о растущей правой угрозе являются алармизмом, или прямыми инсинуациями Януковича и Кремля. Это позволило заручиться международной поддержкой, которая в считанные недели сделала рукопожатыми самые реакционные силы украинского общества.

Михаил Минаков прав – сейчас в украинском обществе проходит борьба за присвоение символической памяти Евромайдана. И многие представители либерального лагеря, шокированные тотальным поправением общества и катастрофическими социальными результатами последних четырех лет украинской жизни, поддаются соблазну искусственно разделить его на стадии «правильного» и «неправильного» протеста. Таким образом, они пытаются отмежеваться от персональной ответственности за происходящий в стране кошмар, и защитить от критики сакрализованный образ «преданной революции». Посыл данной позиции весьма прост: все началось хорошо, но потом движение было перехвачено на фоне войны правыми и безнадежно испорчено дорвавшимся до власти олигархатом.

Возможно, этот тезис поможет кому-то обрести внутреннее самоуспокоение – но он не имеет ничего общего с реальным положением дел во время событий 2013-2014 годов. Как мы показали выше, правые изначально играли в протестах Евромайдана огромную, если не ключевую роль, являясь основным силовым ресурсом этого движения. В свою очередь, они явились удобным инструментом в руках олигархической фронды режиму Януковича – которая изначально стояла за киевскими акциями, персонифицируясь в тройке «оппозиционных лидеров».

Несмотря на наивно-лукавые попытки представить киевскую акцию результатом самоорганизации украинских граждан, сегодня очевидно, что ее в первую очередь, направляли огромные деньги фрондирующего против власти бизнеса и его медийный ресурс. К примеру, руководитель «Свободы» Тягнибок упомянул, что одна только аренда сцены Евромайдана ежедневно обходилась в 25 тысяч долларов – а затем его доверенный бизнесмен Кривецкий, больше известный под криминальным прозвищем «Пупс», попросту выкупил эту трибуну. Выступления на майдане поддерживали влиятельные покровители и спонсоры, в числе которых достаточно назвать Порошенко, Левочкина и Коломойского. Организационные траты на мобилизацию и жизнеобеспечение участников акции были очень велики – разумеется, их никак нельзя свести к принесенным неравнодушными гражданами бутербродам. А кто платил деньги, тот и определял в итоге идейно-политическое содержание происходящих событий.

Да, в майдане совершенно бескорыстно участвовало множество честных и искренних украинцев – но нужно прямо сказать, что их банально использовали в прозаических целях борьбы за власть, отбирая ее у слабого и гнилого режима Виктора Януковича. «Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов», – писал в свое время Владимир Ленин, с которым так яростно сражались участники киевской «революции».

«Майдан жестко контролировался «своими людьми», даже среди студентов всем рулили помощники депутатов и прочий скам… Я принимал достаточное участия в протестах, чтобы видеть, как помощники депутатов приезжали в оккупированное министерство образования и диктовали свою повестку. На меня нападали за анархистский флаг, поднятый на майдане. И я видел, кто решал вопросы на раде майдана. Это была не моя революция и я ее таковой никогда не чувствовал, разве что считал, что нам некоторое время по пути… надо было говорить с позиции силы и субъектности, а не бегать за правыми и либералами», – откровенно вспоминал впоследствии один из украинских анархистов.    

Стоит ли удивляться, что идеологической программой Евромайдана явился длинный и скучный текст Соглашения об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом – который, похоже, читали и анализировали в то время только украинские левые. Между тем, этот документ представляет собой настоящий манифест радикальных неолиберальных реформ в интересах иностранных и украинских капиталистов, где были имплицитно заложены все антисоциальные меры, реализованные в послемайдановскую эпоху совместными усилиями националистов и либералов. Что лишний раз засвидетельствовало сущностный характер их причудливого, но вовсе не случайного альянса, свершившегося с благословения олигархов и заинтересованных внешних сил.

Понятно, что такой альянс изначально не мог быть равным. Множество украинских либералов капитулировали перед правым дискурсом, неожиданно обнаруживая в национализме неизъяснимые достоинства и прогрессивные стороны – хотя бы для того, чтобы их не преследовали и не били. Ради этого они активно участвовали в охоте на непатриотических ведьм. Но, несмотря на это, представители украинской интеллигенции все чаще становятся объектом атаки своих вчерашних союзников – что вынуждает их рефлексировать по поводу происходящих в стране событий.

«Мне кажется, что ситуация в Украине выходит из под контроля государства. Отряды радикалов могут позволить себе прийти в суд и открыто запугивать людей… Когда мы вешали баннер «Права не дают, права берут» на Евромайдане, я и подумать не могла, что в 2018-м малолетняя зигующая гопота под предводительством праворадикальных психопатов будет блокировать меня в судах, угрожать расправой и громить по всем регионам Украины мирные акции. Я вижу, что государство Украина постепенно превращается в площадку, где бандитские формирования, прикрываясь национальными символами и патриотизмом, внедряют цензуру и террор. За последние три года не было ни одной публичной акции, на которую они бы не напали», – написала у себя на Фейсбуке глава правозащитной организации «Инсайт» Елена Шевченко, которая стала объектом преследований со стороны украинских правых.

Конечно, вполне очевидно, что государство всего лишь делегирует право на насилие зависимым от него правым группам – таким, как полк «Азов» или подразделения «Национальных дружин», организованные при содействии руководителя украинского МВД. Или вступает с ними во взаимовыгодный симбиоз – о чем мы знаем на примере сотрудничества С14 и Службы безопасности Украины. Но эти факты говорят о том, насколько основательно сдвинулась вправо сама государственная машина, подтверждая, как много выиграли от Евромайдана радикальные консерваторы и националисты.

«Когда смотришь на дебаты внутри национал-консервативного лагеря, то заметно, что их общей позицией является идея того, что Евромайдан был важным этапом в их консервативной революции. В этой оценке есть доля правды, если смотреть на победу национал-консервативных идеологий в Украине», – читаем мы в интервью Михаила Минакова. Правда, при этом, философ оптимистично считает, что «либерально-прогрессистская программа Евромайдана остается в современной повестке дня». Хотя этот тезис противоречит всему, что происходит сейчас на наших глазах в Украине – включая и развернувшуюся против него травлю.

Увы, но привычка делать хорошую мину при плохой игре уже не выручает представителей передовой украинской интеллигенции. Важно наконец понять – право-консервативный поворот Украины стал неизбежным следствием Евромайдана, проистекающим из его идейно-политической природы. А украинские либералы сами поспособствовали тому, чтобы страна свернула себе шею в правую сторону. Это необходимо признать не ради никому не нужного покаяния – поскольку морализм в политике всегда лицемерен, и обычно скрывает за собой двоемыслие. Дело в сугубо практическом моменте. Без осознания того, чем на самом деле являлся реальный, а не вымышлено-воображаемый Евромайдан – с бонами и олигархами вместо крылатых единорогов – невозможно преодолеть его реакционное наследие. Ведь для того, чтобы вернуть страну к демократии, нужно, по крайней мере, разрушить господство правого консенсуса, основанного на садомазохистском «общественном договоре» ультраправых и либералов.

В противном случае последним придется несладко – ведь влияние нацистов растет, а после зачистки левых либеральные активисты постепенно становятся мишенью для настоящей облавы со стороны поборников идеи нации и традиции.

«Прямо сейчас в центре Ужгорода продолжается сафари на активистов либеральных взглядов. Сегодня было избито еще двое людей, вдобавок к вчерашним пострадавшим и пострадавшим 8 марта женщинам… Всю эту неделю на людей нападают одни и те же самые молодчики, которых ловят и безнаказанно отпускают из отделения. А заявления некоторых потерпевших не то что в единый реестр не вносят, даже не хотят принимать… Активисты неприемлемых для праворадикалов взглядов просто уезжают на это время из города, чтобы обезопасить себя…. Мои местные коллеги говорят, что на эти дни, как и на аналогичные «праздники» во Львове, полиция дает праворадикалам карт-бланш, потому что все равно не может что-либо контролировать», – красноречиво писала на днях киевская правозащитница, побывавшая в Закарпатье, где прошло сразу несколько массовых акций неонацистов.

Согласитесь, эта картина не сильно располагает к прекраснодушному самообману относительно подлинной природы Евромайдана и его последствий для будущего нашей страны.

А если не открыть глаза на эту неприятную правду, дальше будет лишь хуже.

Андрей Манчук

Читайте по теме:

Руслан КоцабаЗакликаю вас не мовчати

Денис ЖаркихСтрана тяжело больна

Володимир ЧемерисПрава людини після «Євромайдану»

Борис РудьПлохие новости для всех

Станіслав СергієнкоЗвикаємо до насильства

А. Украинский, А.СлободянюкАфтепати Майдана

Володимир ЧемерисАтмосфера для эскадронiв

Дмитрий МануильскийУкраина: легитимация фашистского дискурса

Андрей МанчукВглядываясь в катастрофу


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал