Социальные лидеры Колумбии: «нас убивают»Социальные лидеры Колумбии: «нас убивают»
Социальные лидеры Колумбии: «нас убивают»

Социальные лидеры Колумбии: «нас убивают»


Олег Ясинський
С момента подписания мира в стране было убито 436 социальных лидеров и правозащитников. На момент написания этих строк жертв уже больше

27.07.2018

От момента написания до публикации и прочтения вами этих строк, наверняка оборвется еще одна жизнь. Скорее всего, даже несколько. На днях кто-то из колумбийцев придумал для описания происходящего в стране термин «капельный геноцид».  Если в последние три года социальных лидеров и правозащитников убивали в среднем по двое-трое в неделю, в последние дни от путь киллеров гибнет уже по одному, по два или по три человека в день. И скорее всего это лишь репетиция в подготовке трагедии куда более масштабной. Поэтому сегодня главный хештег колумбийских политических активистов – NOS ESTAN MATANDO (НАС УБИВАЮТ).

В 1985 году главная партизанская организация страны ФАРК попыталась оставить вооруженную борьбу и принять участие в легальной политической борьбе. Для создания новой партии Патриотический Союз с гор в города спустились лучшие политические кадры партизан. В течение года ультраправыми боевиками и спецслужбами было уничтожено около пяти тысяч безоружных активистов Патриотического Союза, включая двух кандидатов в президенты.

Через тридцать один год после этого, в конце 2016 года, в результате почти четырех лет переговоров, между правительством Колумбии и ФАРК был подписан договор о мире, согласно которому все 6672 участника организации должны были «оставить» оружие –в документе использован именно этот термин вместо унизительной его «сдачи», соответствующей стороне, потерпевшей поражение, – в обмен на выполнение правительством ряда социальных условий и гарантированной ООН безопасности всех переходящих к мирной жизни бойцов. Колумбийский президент Хуан Мануэль Сантос получил Нобелевскую премию мира и власти отпраздновали прекращение 60-летней гражданской войны, которая унесла более 220 тысяч жизней.

Возможность подписания мира с ФАРК была обусловлена двумя главными причинами. С одной стороны это был мандат тогдашнего правительства демократов в США своему главному южноамериканскому сателлиту Колумбии, с целью облегчить транснациональным корпорациям доступ к богатым ресурсами дальним уголкам страны, находившимся под контролем повстанцев. И с другой – военным и политическим поражением ФАРК; по ряду причин партизаны давно лишились поддержки большинства населения страны, и новые военные технологии делали эту войну все более неравной. В этом смысле подписание мира оказывалось для них вынужденной и счастливой необходимостью.

По прошествии двух лет после подписания мира, полтора месяца назад, на президентских выборах в Колумбии победил Иван Дуке, представитель самых реакционных сил, всегда выступавших против мирного соглашения. Одним из его предвыборных обещаний был «пересмотр» договора с ФАРК, что он обязательно выполнит. На практике это подразумевает уничтожение мирного процесса и превращение сложивших оружие бойцов ФАРК в удобную мишень.

Некоторые говорят, что все это было запланировано заранее, и партизаны попали в ловушку. Но важно учитывать, что каждый год в ходе военных действий уносил тысячи жизней солдат, партизан и мирных жителей. Уже три года этого не происходит. Несмотря на все сегодняшние проблемы, переоценить человеческий аспект перемирия невозможно. В последние десятилетия эта война была войной бедных с бедными – она не приносила колумбийской политической системе никакого ощутимого вреда и наоборот была идеальным поводом для раздувания бюджета армии и растущего военного вмешательства США.

Те, кто считает мирный договор ошибкой со стороны партизан, не понимают, что в военном и политическом отношении у них просто не оставалось другого выхода. Иными словами, они потерпели поражение не в результате заключения мирного договора – мирный договор оказался результатом их поражения.

В большинстве дискуссий о колумбийской политике и войне рассуждают о вооруженном противостоянии партизанских движений, армии и обученных для грязной работы ультраправых боевиков, известных под названием «парамилитарес». При этом обычно забывают о главной жертве этой войны – гражданском населении страны. В колумбийской глубинке, куда государство так и не добралось за двести лет независимости, единственным проявлением его деятельности были карательные операции армии против ФАРК. При этом для получения звезд на погоны и обеспечения премиальных военным командирам убитые крестьяне систематически выдавались за погибших в бою партизан. В этих местах существование социальных организаций и независимых от политических партий органов местной власти было продиктовано самой необходимостью выживания. И эти организации зачастую были одинаково неудобны одновременно для всех участников вооруженного конфликта.

Так, в разгар гражданской войны, на самоуправляемых территориях некоторых индейских земель были провозглашены так называемые «общины мира», которые заявили о своем нейтралитете и потребовав али покинуть их территоию всех вооруженных участников конфликта. Власти «общин мира» систематически уничтожались – чаще всего парамилитарес, реже военными и еще реже партизанами, и всегда по обвинению в «сотрудничестве с противником». Место одних убитых ненадолго занималось другими – ценой их жизней удавалось удерживать от прямого вовлечения в войну тысячи проживавших на этих территориях семей. Хотя имена этих анонимных героев Колумбии вряд ли войдут когда-нибудь в учебники ее истории.

С другой стороны, мирный проект напрямую связан с интересом транснациональных корпораций, которые намерены взять под контроль природные богатства Колумбии. После преодоления наиболее очевидного препятствия в виде партизан ФАРК у владельцев горнорудных и гидроэнергетических мегапроектов остается главный и последний противник – гражданские и индейские организации, выступающие в защиту своих территорий. Самый простой и дешевый способ борьбы против них представляет собой систематическое уничтожение их несговорчивых лидеров, и эта миссия возложенная на криминальные организации, которые контролируют большую часть колумбийской глубинки.

Оставленные партизанами ФАРК территории делятся сегодня между другими вооруженными группами – прежде всего, парамилитарными структурами, и, в меньшей степени – группами диссидентов ФАРК, а также, еще воюющими с правительством партизанами ELN. Попутно сводятся счеты с крестьянскими лидерами, которые поддерживали ФАРК и остались теперь без защиты. Обещанное в договоре и мире «присутствие государства» и гарантии «безопасности социальных лидеров» остаются исключительно на бумаге. Анализируя выполнение подписанных сторонами пунктов мирного договора, международные обозреватели признают, что ФАРК выполнил свои обязательства на 100%, а правительство – на 18,5%.

В условиях практически полного отсутствия государства на большей части колумбийской территории, где единственные дороги – реки, и где путь до ближайшей школы или больницы занимает больше 8 часов, существование общинных организаций обеспечивает единственную постоянную власть и связь местных жителей с внешним миром. В этом же – единственный шанс защиты интересов самых бедных жителей страны, давно оказавшихся на обочине ее развития. Помимо разрушения хрупкой социальной ткани, уничтожение этих общин вызывает паралич власти на местах и еще большую изоляцию сельских жителей.

Колумбийский экономист Эстефан Ортис пишет: «…Каждый из этих лидеров представляет коллективный процесс управления территорией. Они –выразители коллективных действий, усилий и инициатив, являвшихся достижением и мечтой целых поколений жителей этих территорий. Лидерство этих людей заключалось в их способности объединить и озвучить идеи и перспективы, которые обычно игнорируются и замалчиваются в Колумбии. Эти голоса являются отражением ее разнообразия – но не в фольклорном смысле, выраженном в открытках, туристических фразах или пустопорожних патриотических словах, а в различных предложениях и взглядах на то, какими должны быть жизнь и развитие в разных уголках нашего географически разнообразного государства...».

С момента подписания мира между ФАРК и правительством, между 24 ноября 2016 года и 16 июля 2018 года, в стране было убито 436 социальных лидеров и правозащитников – причем только в этом году жертвой террора стал 131 человек. На момент написания этих строк жертв уже больше.

Подавляющее большинство жертв – бедные жители удаленных от столиц территорий, и новости об их гибели не заботят большинство аполитичных граждан. Главная ответственность за это лежит на совести СМИ, которые десятилетиями создавали социальным активистами Колумбии образ «пособников партизан и террористов». Сегодня немало тех, кто считает убийства результатом мафиозных разборок или «юбочных проблем», – как недавно предположил министр обороны Колумбии. Однако независимые расследования правозащитных организаций показывают, что более 83% совершенных в 2018 году убийств связаны тем, что жертвы киллеров защищали право собственности на землю и природные ресурсы общинных территорий.

После заключения мира многие крестьяне попытались вернуть себе через суд землю, которая была отобрана у них вооруженными бандами и стоящими за ними компаниями, как правило, связанными с горнодобывающей промышленностью, строительством ГЭС и посадками африканской масляной пальмы – настоящей экологической катастрофы, сравнимой по рентабельности с наркотрафиком.

Около 13% убийств социальных лидеров были совершены наркомафией, которая ведет борьбу против проектов замещения плантаций коки на легальные сельскохозяйственные культуры. Ведь эта важная часть мирного договора затрагивает интересы влиятельных групп, привыкших быть хозяевами на «ничейных» территориях сельвы. В сложном процессе добровольного замещения коки была важна роль бывших партизан, оставшихся жить на находившихся под их контролем территориях –благодаря близким отношениям с местным населением. Со дня подписания мира убиты 85 бывших бойцов ФАРК и членов их семей. Связанные с ведущими экономическими группами политики саботируют мир и загоняют противника в угол, чтобы  подтолкнуть вчерашних партизан к возобновлению вооруженной борьбы и обвинить ФАРК в несоблюдении договора, обрушив на них всю мощь репрессивной машины колумбийского государства. Именно в этом заключается проект нового правительства, которое придет к власти уже 7 августа этого года – в самые ближайшие дни.

Мирный договор включал в себя пункт о создании Элитного корпуса полиции для расследования преступлений против социальных лидеров. Этот корпус был создан и сейчас им расследуются 178 из 436 убийств – исходя из приоритетов и «общественной влиятельности» жертв, которую определяют Генеральная прокуратура, специальная комиссия ООН и президент Колумбии. Полиция отчитывается об «успешном продвижении расследования» 65% этих дел и о задержании 165 подозреваемых. Есть уже первые пятнадцать приговоров для исполнителей заказных убийств. Но их заказчики не несут наказания – нити управления террором уходят высоко вверх и обрываются чьими-то влиятельными руками.

Сто двадцать три человека из полутора тысяч социальных лидеров, которые получают сейчас угрозы, пользуются предоставленной им в этом году государственной охраной. Все это важно – но этого критически недостаточно.

Киллеры уже убили первых государственных телохранителей, а после того, как утром 24 июля в городке Пуэрто-Асис был застрелен по дороге на работу директор сельской школы Луис Габриэль Гомес, ночью того же дня неизвестные атаковали офис местного отдела прокуратуры, начавшей расследование убийства. 

 Активисты получают на почту, мейл или ватсап листовки с угрозами от организации «Агилас Неграс» («Черные орлы»):

«СМЕРТНЫЙ ПРИГОВОР партизанам, ваше время истекло, убирайтесь или умрете.

Эти сукины дети вместе с семьями и друзьями объявлены нами военной целью:

(список)

Так называемые социальные лидеры, борцы за права человека, сторонники мира, независимые журналисты – это грязь на пути, которую мы уберем. Все они – закамуфлированные коммунисты и партизаны. Вместе с ними настанет конец сукам феминисткам, гомосексуалистам и прочей мерзости, разлагающей мораль нашего народа.

Слуги кастрочавизма и друзья коммунистических правительств и партизан будут уничтожены вместе с семьями и сотрудниками.

Мы здесь единственная власть. Вас не спасут ни телохранители ни правительство, мы следим за каждым вашим шагом по всей стране и всегда знаем, где вы и ваши родственники.

Мы даем вам неделю для того, чтобы вы навсегда убрались отсюда или вы будете порезаны на кусочки, для вас не будет даже общих могил. Скоро вы, суки, о нас вспомните и поймете, что мы не играем.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В АД… БОГАТЫЕ ЛЮДИ, ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ И ПРИЛИЧНЫЕ КОЛУМБИЙЦЫ БУДУТ НАМ ЗА ЭТО БЛАГОДАРНЫ.

Да здравствует Колумбия без партизан!

Смерть помощникам партизан!»

Живущие в глубинке друзья рассказывают о том, что несмотря на чудовищную статистику смертей реальная ситуация еще хуже, чем принято думать. Повсюду проходит реорганизация отрядов парамилитарес. Они занимают деревни, и реакция государства практически нулевая. Если бы это были ФАРК, их позиции уже давно бы бомбила авиация и с вертолетов высаживали десантники. Не все покушения удачны – есть множество чудом спасшихся раненых, и эти случаи не попадают в статистику и не интересуют прокуратуру. Многие знакомые моих знакомых неделями не ночуют дома, а некоторые спаслись благодаря предупреждению соседей, предупредивших, что по пути с работы их «ждут гости».

В отличие от ситуации восьмидесятых и девяностых годов нынешнее колумбийское правительство не стоит напрямую за ультраправыми бандами. Но решительная борьба против «парамилитарес» провозглашалась как одно из важнейших условий мирного договора с ФАРК – и сегодня совершенно очевидно отсутствие реальной политической воли для этой борьбы. Возможности вооруженных сил и полиции Колумбии, их современные технические средства и огромный опыт работы спецслужб, приобретенный за 60 лет войны с партизанами – в случае принятия серьезного политического решения все это позволило бы достаточно быстро покончить с бандформированиями ультраправых. В отличие от ФАРК они не скрываются глубоко в сельве и привыкли воевать не с регулярными частями, а с безоружным населением сельской глубинки. Функции «парамилитарес» всегда были не боевыми, а карательными. Общеизвестно, что в отличие от партизан, они воюют не за идею, а за деньги – и в военном отношении это достаточно слабый противник.  Но за парамилитарными группами стоит мощнейшее политическое и предпринимательское лобби. Нынешняя власть Колумбии не пойдет с ним на вооруженный конфликт, а следующий режим станет прямым правлением этого лобби.

Любитель простых незатейливых решений Трамп уже благословил будущее колумбийское правительство на «войну с терроризмом», а местная пресса готовит общественное мнение к готовящейся бойне. Подтверждением этого служат все новые факты и материалы. Параллельно с этим, в соседнем Эквадоре, где президент-перевертыш Ленин Морено стремительно разворачивает страну вправо, началась подогреваемая властями информационная истерия по поводу присутствия в пограничной зоне группы диссидентов ФАРК во главе с командиром Гуачо, которая якобы похищает эквадорских граждан.

Мобилизуются войска и пресса, чтобы создать благоприятное общественное мнение для возвращения в Колумбию и Эквадор военных баз США – которые, как обычно, будут помогать местным банановым властям «бороться с терроризмом и наркотрафиком». А физическое уничтожение сложивших оружие и поверивших в возможность мира партизан ФАРК, разумеется, станет «вынужденной необходимостью, чтобы предотвратить возникновение нового партизанского движения и гражданскую войну» – как обязательно напишет между строк кровавыми линиями колумбийская и эквадорская пресса.

Олег Ясинский

26 июля 2018 г.

Читайте по теме: 

Олег Ясинский. В гостях у ФАРК. Дорожные записки на зеленом фоне

Андрей МанчукБабочки мира летят в Украину 

Бенкос и Камила«Мы – результат пятидесяти лет войны»

Эрнандо Кальво ОспинаПолвека в джунглях

Фил ГансонАльфонсо Кано, некролог

Ханна Стоун«Вооруженное крыло» бедняков

Дэн КоваликВ логове льва

Олег ЯсинскийКолумбия. Кто выбрал войну?

Альберто АрчеКак разгорается классовая война

Джо Емерсберг, Джеб СпрегВенесуэла. Террор крупных землевладельцев

Нил НикандровНарковойна в Центральной Америке


Підтримка
  • BTC: 1Dj9i1ytVYg9rcmxs41ga2TJEniLNzMqrW
  • BCH: 18HRy1V7UzNbbW13Qz9Mznz59PqEdLz1s9
  • BTG: GUwgeXrZiiKfzh2LW7GvTvFwmbofx7a4xz
  • ETH: 0xe51ff8f0d4d23022ae8e888b8d9b1213846ecac0
  • LTC: LQFDeUgkQEUGakHgjr5TLMAXvXWZFtFXDF
2011-2018 © - ЛІВА інтернет-журнал