Консенсус элит по Сирии

Консенсус элит по Сирии

Бранко Марсецич
Консенсус элит по Сирии
Пока либералы поддерживают военные действия Трампа в Сирии, правым ястребам и пальцем пошевелить не нужно

Тегі матеріалу: лібералізм, близький схід, війна, імперіалізм, сша, змі, расизм, політики, опортунізм, криза, деревянко
10 апреля 2017

Центристы и независимые обозреватели могут приободриться. В момент, казалось бы, беспрецедентного тупика и ожесточенной подковерной борьбы в Вашингтоне, есть еще кое-что, что может объединить разделенный политический класс Америки: старая добрая война.

Резкое решение Дональда Трампа об изменении курса и бомбардировке авиабазы с целью отомстить сирийцам, которых он также отчаянно пытается не допустить в страну, возможно, стало шоком для тех, кто верил его противоречивым предвыборным обещаниям не втягивать США в иностранные войны. Однако, для большинства начало бомбардировок было только вопросом времени.

Но в отличие от непродуманных попыток администрации Трампа вырвать медицинскую страховку у миллионов людей, ее полнейших неудач в проведении расистской иммиграционной программы или продолжающихся попыток разъединить миллионы семей, бомбардировки Сирии Трампом, скорее всего, не будут встречены стеной «сопротивления» – и уж, конечно, не в коридорах власти. Потому что почти все либеральные и консервативные эксперты и политики знают, что иностранные войны – особенно те, которые начинаются во имя «гуманитарианизма», – это ситуация, в которой ни один лидер, даже такой несимпатичный, как Трамп, не может оказаться неправ.

Были те, от которых такая реакция была ожидаема. Сенаторы Джон Маккейн и Линдси Грэм, которые не видели ни одной войны, куда бы они не хотели отправить воевать других, хвалили Трампа за то, что он действовал «в решающий момент в Сирии», «в отличие от предыдущей администрации», несмотря на их восхваляемую традицию риторически противостоять Трампу («Он как всегда показал свою невероятную политическую смелость», – сказал один сенатор-демократ о Грэме, когда они исследовали связи Трампа в России).

По крайней мере, эти двое – постоянные поджигатели войны. Но большая часть республиканской поддержки бомбежек Трампа исходила от его бывших политических врагов, которые некогда часами разглагольствовали о его недостаточной пригодности для государственной службы, и даже выступали против предложенных Обамой авиаударов по Сирии четыре года назад (хотя не из-за беспокойства о страданиях, которые вызывают такие воздушные удары).

Марко Рубио, который отказывался поддержать план Обамы, потому что это был «приимущественно символический удар, с целью послать сигнал, но не подкрепленный четким планом», вчера [6 апреля 2017 года – прим.пер] сказал своим подписчикам в Twitter, что «#Somethingshouldhappen» [что-то должно произойти], что Трамп был «глубоко тронут картинками и историями #SyriaChemicalAttack (сирийской химической атаки), и закончил цитатой из Библии в поддержку «решительно действующего» Трампа.

Между тем, Пол Райан – который в 2013 году заявил, что Обаме «необходимо четко продемонстрировать, что использование военной силы укрепит безопасность Америки» – назвал действия Трампа «соответствующими и справедливыми». В том же году Тед Круз написал статью в Washington Post, в которой объяснил, почему он не поддерживает планы Обамы по «ограниченному авиаудару», ссылаясь на то, что использование Асадом химического оружия не угрожало национальной безопасности США и что «потенциал для эскалации огромен». В четверг, когда томагавки посыпались на Сирию, он опубликовал лишь робкое заявление, в котором сказал, что с нетерпением ожидает, когда Трамп представит план, который не позволит химическому оружию попасть в руки террористов.

Партийное лицемерие республиканских законодателей и жажда войны не удивительны. Но удар Трампа стал возможным так же благодаря значительной поддержке либералов и представителей Демократической партии – до, во время и после удара.

В течение нескольких дней до авиаудара кабельный канал MSNBC подталкивал Трампа предпринять какие-то действия.

«На этой неделе мужчины, женщины, дети и младенцы подверглись газовой атаке в Сирии, потому что на прошлой неделе администрация Трампа дала понять, что президент Трамп не возражает», – заявил Лоуренс О'Доннелл в среду, ссылаясь на уклончивый ответ госсекретаря Рекса Тиллерсона на вопрос, должен ли Асад остаться или уйти. «Все, что Дональд Трамп когда-либо говорил о президенте Асаде, было сигналом для Асада продолжать убивать столько людей, сколько ему хотелось», – добавил он позднее.

Затем О'Доннелл пригласил неоконсерватора Макса Бута, одного из немногих людей, чье имя настолько же двусмысленно, как и его внешняя политика – который продолжил бить в барабан войны. «Это уже не первый раз, когда убивают детей», – сказал Бут. «Раньше у Дональда Трампа не было с этим проблем, но теперь они пересекли некую черту. Хорошо,  так что вы собираетесь делать с этим?».

Это тот же Бут, который требовал, чтобы Соединенные Штаты «однозначно приняли свою имперскую роль», совершенно не раскаявшийся в своей давней поддержке иракской войны, призывавший к участию США в Сирии еще со времени прихода к власти Буша.

Накануне вечером бывшая ведущая новостей Fox Грета ван Састерен (дочь близкого друга сенатора Маккарти – прим.ред.) беседовала с демократическим сенатором Беном Кардином, который проголосовал в 2013 году за то, чтобы разрешить Обаме нанести удар по Сирии. Ван Састерен пыталась уговорить Кардина поддержать односторонние действия [в этой стране]: «вы хотите сказать, что мы должны самостоятельно предпринять что-то в Сирии? Что, вы думаете, мы собираемся делать? Мы не собираемся получать помощь из ООН». Но, не добившись цели, она обратилась к республиканцу из Иллинойса Адаму Кинзингеру, который подтвердил: «в результате этого в качестве наказания должны быть предприняты удары по сирийскому режиму». На следующее утро Кинзингер вернулся в эфир MSNBC, повторяя свой призыв «предпринять воздушные удары в качестве наказания».

На MSNBC также выступал демократ из Род-Айленда Дэвид Чичиллин (ранее он утверждал, что было «позорно, что Белый дом больше не пытается отстранить Башара аль-Асада  от власти»), который настаивал на каком-то неназванном действии, чтобы добиться отстранения Асада. В тот же день функционер Демократической партии и союзник Клинтон Питер Дау написал твит: «Я выступаю против политики @realDonaldTrump [настоящий Дональд Трамп – прим. пер.], но я с готовностью поддерживаю соответствующее возмездие против военных преступлений #Assad  в #Syria». Дау полагает, что Трамп является «опасным фанатиком» и «опасен для свободного мира», – но он не видит проблем с тем, чтобы поддерживать такого человека в использовании военной мощи США.

Обстановка продолжала накаляться в день решения Трампа. Ван Састерен взяла интервью у отставного генерала Барри Маккеффри, который предложил администрации Трампа «дать ВВС и флоту США пятнадцать дней, и сказать им, чтобы они выбили сирийские ВВС». Когда она предположила, что такие действия могут спровоцировать российских военных, и возможна эскалация конфликта, Маккеффри заверил ее, что «Россия – это военная сила второго или третьего уровня».

Между тем, всего за несколько часов до того как человек, которого Ван Састерен окрестила «Опасный Дональд», приказал начать бомбардировку Сирии, бывший знаменосец Демократической партии Хиллари Клинтон сказала дружественной аудитории, что его действия – это именно тот подход, который должны предпринимать США.

«Я действительно считаю, что мы должны были и все еще должны уничтожить его аэродромы и помешать ему использовать их, чтобы бомбить невинных людей и сбрасывать на них газ зарин», – сказала она под неуклонно нарастающую бурю аплодисментов. Тем не менее, либеральные журналисты каким-то образом воспользовались этим, чтобы заявить, что Клинтон никогда бы такого не сделала.

Трамп был щедро вознагражден прессой за его «решительные» действия – и даже его заклятые враги восхваляли его решение идти в Сирию без видимых планов или целей, кроме желания «послать сообщение».

Обозреватель «Нью-Йорк таймс» Николас Кристоф, который обычно проводит дни, исследуя возможные способы выбить Трампа из овального кабинета, заявил вечером 6 апреля, что «Трамп прав, заставляя Сирию заплатить за военные преступления» и что «уничтожение аэродромов – наилучший способ». Возможно, Кристоф не случайно брал перед этим интервью у Хиллари Клинтон, в котором она делала то же самое предложение.

На MSNBC было много гостей, которые расточали потоки энтузиазма по поводу атаки. Марко Рубио отметил стратегическую важность авиаударов. Николас Кристоф повторил, что Трамп поступил правильно, сославшись на то, что Клинтон «предписала дать практически точно такой же ответ». Затем представитель демократов Джим Хайнс подтвердил, что Кристоф был прав, и что «определенно есть добродетель в попытке убедиться, что Асад понимает: если он переступит ту черту ... ему придется заплатить».

В эфире полностью отсутствовало даже подобие скептических в отношении войны мнений. Таких, как, например, голос Мики Зенко, который указывает, что у американских ограниченных авиаударов плохая репутация в плане фактического достижения каких-либо результатов, или объясняет, что большинство долгосрочных военных авантюр обычно начинались в форме «ограниченного» участия – от Вьетнама, и Ливии, до, собственно, Сирии.

Ряд высокопоставленных демократов взяли паузу в противостоянии с Трампом, чтобы похлопать его по плечу за его решение. Демократический кнут сената Дик Дурбин назвал это «взвешенным ответом» (только в Вашингтоне запуск 59 ракет по стране может называться «взвешенным»). Ранее сдержанный Бен Кардин назвал это «ясным сигналом о том, что Соединенные Штаты будут отстаивать принятые на международном уровне нормы и правила, запрещающие применение химического оружия». Чак Шумер и Нэнси Пелоси поддержали этот шаг. Шумер назвал его «правильным поступком», а Пелоси – «пропорциональным ответом».

Трамп наверняка знал, что его решение встретит такой дружеский прием. В конце концов, прошло чуть больше месяца, с тех пор, как он получил потоки похвал от экспертов, либералов и консерваторов – за то, что отдал честь погибшему «морскому котику», которого он послал умирать в хаотический и плохо спланированный рейд, в результате которого погибли тридцать гражданских лиц. Теперь даже его заклятые враги изо всех сил превозносили то, что могло стать началом смены режима в Сирии.

Вывод представляется ясным: когда умирают люди, Трамп получает овации.

Этот спектакль – поддержка со стороны либералов, а затем, их поздравления Трампу за проведение близорукой военной акции в Сирии – не должен удивлять. Но это важный элемент в легитимизации и обеспечении подобных военных акций, двухпартийная поддержка сомнительных военных операций – которая позволяет президентам проводить их, не опасаясь более глубокого рассмотрения [своих действий].

Пока либералы делают работу за правых ястребов, им и пальцем пошевелить не нужно.

Бранко Марсецич

помощник редактора в Jacobin

Перевод Ильи Деревянко 

jacobinmag

Читайте по теме:

Тарик АлиВосстание в Сирии: Интервенция или переговоры?

Кадри Джамиль. За химической атакой могут стоять противники мира

Майкл ПарентиНобелевская премия мира за войну

Славой ЖижекСирийская псевдоборьба

Иммануил ВаллерстайнСирийский тупик

Александр РыбинА может, бахнем?

Андрей МанчукНе размазывайте чужие слезы

Оуэн ДжонсАнтивоенные протесты и новая война в Ираке

Георгий КомаровПолумесяц как бумеранг



Консенсус элит по Сирии



Консенсус элит по Сирии
RSSРедакціяПідтримка

2011-2014 © - ЛІВА інтернет-журнал