Тридцать седьмое дело Украины

Тридцать седьмое дело Украины


Володимир Чемерис
Задержание Василия Муравицкого означает очевидное усиление репрессий на Украине. Однако, эта тенденция может косвенно свидетельствовать о слабости режима

Тегі матеріалу: україна, європа, срср-ex, політики, нацизм, ліві, чемерис, криза, солідарність
02 августа 2017

Задержание Василия Муравицкого – это иллюстрация того системного процесса, который, по словам президента Петра Порошенко, называется «неслыханная свобода слова». Официально СБУ заявила, что украинские суды открыли 36 дел в отношении блогеров, которые высказывали оппозиционную точку зрения в социальных сетях. Дело Муравицкого, судя по всему, уже тридцать седьмое по счету – что звучит достаточно символично.

То, что происходит на Украине с оппозиционными журналистами, можно иллюстрировать целым рядом других примеров. Недавно верховный суд отменил оправдательный приговор Ивано-Франковского апелляционного суда по делу Руслана Коцабы, вернув дело на повторное рассмотрение. А сотрудники «17 канала» – журналист Дмитрий Василец и оператор Евгений Тимонин, арестованные в конце ноября 2015 года – до сих пор находятся в тюрьме. Их дело откровенно затягивают, и предсказать его итог до сих пор нельзя. Оказывается силовое давление на оппозиционные издания Страна.ua и «Вести». 

Параллельно, наряду с политическими преследованиями и цензурой, нарастает уровень уличного насилия ультраправых. Радикальные националистические организации постоянно нападают на тех людей, которые берут на себя смелость принимать участие в оппозиционных акциях и кампаниях. Это и случай со Станиславом Сергиенко, на которого напали с ножами в начале мая этого года, и нападение на марш 9 мая 2017 года в Днепре – где, по свидетельству Amnesty international, полиция задерживала не нападавших, а участников мирного шествия. Или нападение на киевлян, которые вышли протестовать против переименования проспекта Ватутина в проспект Шухевича. А 2 августа в квартиру киевлянки, которая выступила против сбора средств на АТО, явились представители ультраправой организации С14. Причем, один из них представлял себя в качестве сотрудника правоохранительных органов.

Все это – прямое нарушение целого ряда статей Европейской конвенции прав человека – свободы выражения взглядов, свободы слова, свободы мирных собраний, свободы ассоциаций и других гражданских свобод. Однако уровень цензуры растет, а действия ультраправых не расследуются ни прокуратурой, ни Министерством внутренних дел, ни Службой безопасности Украины. Хотя ультраправые совершают преступления, на которые обязаны реагировать эти структуры. Среди них – нападения с применением насилия, групповое хулиганство, разжигание межнациональной розни, пропаганда вражды. Однако, никто из преступников до сих пор не понес за это никакого наказания. Наоборот, за решеткой оказываются их жертвы – за то, что они мирно высказали свою точку зрения.

Задержание Василия Муравицкого, который пострадал за то, что высказывал свою точку зрения в медиа и социальных сетях, означает очевидное усиление репрессий на Украине. Однако, эта тенденция может косвенно свидетельствовать о слабости режима. Судя по этим признакам, у власти уже нет других способов контролировать общество, сохраняя видимость соблюдения гражданских свобод и демократических процедур. По-видимому, ситуация в стране балансирует на грани – и у них больше не остается других методов, кроме открытого насилия и нарушения украинских законов.

В этой ситуации очень важна роль международных правозащитных организации – как общественных, как Human Rights Watch и Amnesty international, так и государственных – ОБСЕ, мониторинговой миссии ООН, различных комиссий Евросоюза. Все они уже неоднократно указывали украинской власти на системные нарушения прав человека, которые постепенно усиливаются в стране. Представительница ЕС по международным делам Федерика Могерини говорила об этом с президентом Порошенко – и результатом этого, возможно, стал оправдательный приговор по делу Руслана Коцабы.

Однако, сейчас этот приговор отмен. Мы видим, что власть, «еврооптимисты» и ультраправые организации игнорируют заявления украинских и иностранных правозащитников. К чему это приводит, показывает голландский референдум 2016 года – когда Нидерланды не в последнюю очередь проголосовали против ассоциации между ЕС и Украиной из-за информации о «беспределе» правых и других нарушениях прав человека. Именно на этих позициях стояла главная оппозиционная партия королевства – Социалистическая партия Нидерландов.

В результате, многие украинские правозащитники сами живут сейчас в атмосфере страха, а вокруг каждой публикации о нарушениях прав человека в Украине разворачиваются настоящие «пятиминутки ненависти». Поэтому, сегодня для нас очень важно услышать голос международных правозащитных организаций. И если обращения к украинской власти больше не помогают, тогда им следует переходить к более серьезному политическому давлению.

Владимир Чемерис

Читайте по теме: 

Руслан Коцаба. Закликаю вас не мовчати

Денис ЖаркихСтрана тяжело больна

Володимир ЧемерисПрава людини після «Євромайдану»

Борис РудьПлохие новости для всех

Станіслав СергієнкоЗвикаємо до насильства

А. Украинский, А.Слободянюк. Афтепати Майдана

Володимир ЧемерисАтмосфера для эскадронiв

Дмитрий МануильскийУкраина: легитимация фашистского дискурса

Андрей МанчукВглядываясь в катастрофу





RSSРедакціяПідтримка

2011-2017 © - ЛІВА інтернет-журнал